Красный цветок #1

Размер шрифта: - +

15. Заколар Чеаррэ

После бальной сцены на балконе Сантрэн чутко следила за тем, чтобы наши пути с Эллоиссентом пересекались как можно реже. Мы с ним почти не виделись. Эллоиссента то и дело заставляли отлучаться из Чеарэта.

Но почти каждое утро то на прикроватном столике, то на подоконнике, то у себя на подушке я обнаружила букетик алых цветов, коробку конфет и другие маленькие, приятные сюрпризы.

Жизнь в Чеарэте протекала отнюдь не в праздности. Дни свои мы проводили в полезных деяниях. С нами занимались лучшие учителя и мастера, обучая теории магии, проводя практические занятия. Ещё были боевые искусства, история, чистописание. Даже вышиванию гладью и крестиком пришлось учиться (подозреваю, то было тайной местью Сантрэн).

Результатом того, что я очень люблю утром поспать, являются бесконечные опоздания. Наставники успели привыкнуть к этой моей особенности и даже не слишком возмущались.

Однажды утром учительскую кафедру вместо привычного учителя занял высокий человек в чёрном.

Блондин, что редкость в семье Чеаррэ.

– Здравствуйте. Извините за опоздание, – сказала я. – Можно войти?

Холодные голубые глаза с неподвижностью рептилии уставились на меня.

– Одиффэ Чеаррэ, если не ошибаюсь?

Голос был таким же неприятно-замораживающим, как и взгляд.

– Да, маэстро.

– Вы, маэра, видимо из тех людей, кто считает, что дисциплина существует лишь для того, чтобы её нарушать?

Наши взгляды встретились. В зелёных глазах незнакомца читалась не просто неприязнь, а почти ненависть.

– Могу я сесть, маэстро? Или вы предпочтете, чтобы я покинула класс?

– Входите, маэра. Присаживайтесь. Для вас повторюсь: мы обсуждаем меру ответственности у власть имущих и чувство вины.

Ледяной взгляд вновь обжёг меня ненавистью. Будто обвинял в чём-то.

– Что это за тип? – шепотом спросила я у Астарэль, устраиваясь за партой.

– Заколар Чеаррэ, – прозвучало в ответ.

Жуткий тип возвышался над притихшим классом как жертвенный алтарь над чёрными магами.

– Ни для кого из вас, дорогие племянники и племянницы не секрет, что моё появление в доме является предвестником бед. Как и Теи Чеаррэ, прозванный вами за глаза Стальной Крысой, я отвечаю за безопасность Клана.

В классе было двадцать семь человек, но даже звуков дыхания не было слышно. Все мы напряженно вслушивались.

Что и говорить? Держать внимание Заколар умел.

– Итак, в контексте нашего разговора вопрос первый. Если вы погибнете при тех или иных обстоятельствах, кто в этом виноват?

– Зависит от того, кто поспособствовал печальному событию, – попробовал ответить Керриаль.

– Ответ не верный, племянник. Ваша гибель – это целиком и полностью ваша вина. Ответственность за свою жизнь в первую очередь несёт сам человек. Беспечность, порожденная тем, что мы не смогли вовремя отразить нападение, предвидеть опасность или отразить её – это наша вина. Только глупец ждёт защиты. Человек разумный обеспечивает её себе сам. Ожидая снисхождения от противника, вы зачастую подписываете себе смертный приговор. В драке, как и в жизни, нужно готовиться к наихудшему развитию событий и соответственно реагировать. Обучая, я не собираюсь ни опекать, на щадить вас. Возможно, кому-то из вас я могу показаться жестоким? Но придёт время, и вы поймёте – мои уроки были лучшими. Вопрос второй: если вам обманули, чья в том вина?

– Исходя из вышеизложенного – целиком и полностью наша?

– Верно. Потому что доверять людям нельзя. Никому. Никогда. А в первую очередь тем, кто стремится к одной с вами цели. Нельзя заключать союзы и с противником.

– Если так следует относиться к союзникам, что же тогда делать с врагами? – спросил кто-то.

– Нужно стремиться к победе, – прозвучало очередное предположение.

– Не следует стремиться одержать победу над врагом, – сказал Заколар. – Врага нужно не победить, а уничтожать. Без пощады. И как можно быстрее.

У меня возникло стойкое ощущение, что где-то это всё я уже слышала.

На самом деле я не на минуту не забывала от кого и где. С практической точки зрения данная философия ни разу меня не подвела, но в глубине души всё равно мне не нравилась.

– А как же милосердие, маэстро? – возмущенно возразила Сиэлла.

Заколар волком глянул в её сторону:

– Хваленое милосердие? Оно есть не более, чем непростительная слабость. Я не говорю, племянница, что подобная точка зрения должна распространяться везде и всюду. Нет. Она обязательна лишь для лидеров. Лидер обязан быть жестоким. Не можешь, не хочешь быть таковы – отправляйся печь хлеб или шить платья. Вам нужны примеры, подтверждающие правильность подобного постулата? Извольте! За последние годы мы проявили непростительную слабость. Исходя из туманных соображений гуманности, щадя жизни простонародья, позволили Дик*Кар*Сталам захватить часть земель, которые должны были принадлежать Эдонии. И что в итоге? Простонародье всё равно гибнет, а земель у нас нет.



Екатерина Оленева

Отредактировано: 06.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: