Красота и гордость Летиции Панса или бедные тоже смеются

Размер шрифта: - +

Глава 4, в которой во всех подробностях описана бессонная ночь Тициана и Летиции

В одно прекрасное утро Летиция и Тициан выглядели жутко невыспавшимися, под глазами тёмные круги, на лицах следы утомления. А на невинный вопрос Виктории о том, как прошла ночь («Тебя что всю ночь упыри по болотам таскали?») Летиция томно вздохнула и в кои-то веки ничего не ответила. Тициан же впервые позавтракал со своей семьёй, когда донна Марселина отошла от первого шока и спросила: «Как спалось, сынок?» Он бросил косой взгляд на подававшую завтрак Летицию и в кои-то веки ответил: «Нормально, мама». Второй шок Донна Марселина переживала до конца завтрака.

Внимательному наблюдателю могло бы показаться, что Тициан и Летиция что-то скрывают. Но единственным внимательным наблюдателем в этом доме была Сурис, которая точно знала, что именно они скрывают.

Не знаем, о чём подумал дорогой читатель, но дело было так:

Накануне Летиция 25-й раз за день принесла Тициану кофе, прекрасно зная, что он опять на неё не взглянет. Даже в это утро, когда она разволновавшись (непонятно от чего) облила его крепким бразильским без сахара, Тициан всего лишь поёжился и возмутился, почему так жарко, ведь в интернете обещали похолодание.

Но на этот раз всё случилось по-другому Летиция, опять разволновавшись, опять пролила кофе, но горячая коричневая жидкость всем своим объемом плюхнулась на компьютер, просочилась внутрь, внутри что-то щёлкнуло, задымилось, волшебный экран погас…Тициан замер, на лице его возникло выражение ребёнка, у которого отняли любимого плюшевого мишку, ангела, которому отрезали его белоснежные крылья, человека, которого лишили смысла бытия, одним словом программиста, которому пролили кофе на системный блок.

Лишённый всего и вся Тициан перевёл взгляд на Летицию и понял, что это лицо он запомнит на всю жизнь.

— Простите, — еле слышно пролепетала Летиция, и принялась вытирать пролитый кофе.

Тициан отстранил девушку от компьютера и сказал голосом, убитого горем человека:

— Выйди.

Летиция прибежала к себе в комнату, упала на кровать и начала реветь. Здесь мы её оставим и вернёмся к Тициану.

Пожалев, что нельзя перезагрузить эту реальность, Тициан обзвонил все магазины, даже продуктовые, всё было закрыто в честь дня очередного Святого, да и поздно было — 9 вечера.

А на попытки реанимации системник не отозвался.

Осознание одиночества в этом мире было невыносимым. Тициан хотел уснуть, но ему не удалось (Странно, с чего бы это? Из-за душевных волнений, а можем из-за кофе, любезно приносимого Летицией?). Промучавшись три часа Тициан вспомнил, что на свете остался такой информационный рудимент как книги и решил наведаться в отцовский кабинет, по совместительству, являвшийся библиотекой. Для этого он снял очки и попытался выпрямиться (с пятого раза получилось) и стал таким, каким бы он был, если бы не был программистом.

Меж тем Сурис, утешавшая Летицию в меру своих сил, шепнула:

— Я слышу шаги Виктории на втором этаже, она вышла из спальни дона Педро и скоро будет здесь.

Летиция умолкла на середине всхлипа и подскочив со словами: «Я не буду при ней плакать» выбежала из комнаты.

— Иди в библиотеку, — сказал Сурис, — туда Виктория точно не заглянет.

Летиция так и поступила, забралась с ногами на широкое кожаное кресло дона Педро и продолжила снимать стресс чисто женским способом.

Через два часа она успокоилась, перестала всхлипывать и просто сидела в тёмной тишине, тихой темноте (нужное подчеркнуть) кабинета, размышляя о нелёгкой женской судьбе. И вдруг снаружи послышалось, что кто-то взялся за дверную ручку.

Кто может прийти в библиотеку так поздно? Дон Педро спит, донна Марселина не могла вернуться так рано, Виктория отдыхает после трудов не очень праведных, Тициан убит горем, и всё по моей вине!!! Так, спокойно. А то опять разревусь. Кто остался? Мари-Хуана в Астрале, я сегодня сама видела. Мария и Освальдо не станут заходить в кабинет моего отца. Пабло по ночам поёт серенады Виктории, и хорошо поёт, иногда даже всплакнёшь, а эта зараза не слышит! Жалко братца! - эти мысли вихрем пронеслись в голове Летиции, в то время как таинственный некто поворачивал дверную ручку – значит, вор!

Придя к такому выводу, Летиция схватила с полки самый увесистый том и приготовилась к броску.

Ничего не подозревающий Тициан зашёл в кабинет и на ощупь стал искать выключатель, что было делом сложным, поскольку Тициан бывал в этом кабинете только в детстве, до тех пор, пока ему не купили компьютер.

Тем временем, «Всебразильская перепись населения», рассекая воздух, летела с чётко заданной инструкцией: попасть злоумышленнику в голову. Но выработанная за годы, посвящённые прохождению «Control Strike» реакция дала себя знать, и Тициан увернулся.

— Круто, — сказал он, внезапно осознав, что реальная жизнь тоже может быть интересной.

Летиция узнала его по голосу.

— Тициан Педрович, простите меня.

Тициан тоже узнал Летицию по голосу, но решил уточнить:

— Кто здесь?

— Это я, Летиция, это я пролила кофе на ваш комп… комп… компьютер, — Летиция снова начала плакать.



Anna Gerasimenko

Отредактировано: 15.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться