Красотка

Размер шрифта: - +

Глава 15

Только сели, только принесли пиццу, и я вдохнула её волшебный аромат, только почувствовала как голодна, и наколола кусочек на вилку, как прямо над ухом услышала:

- Василиса, привет! А вы тут что отдыхаете? А я рядом проходила…

Я почувствовала, как внутри меня пробуждается что-то похожее на бабу-ягу или страшную, престрашную ведьму…

Олька!

Когда шла сюда, я позвонила ей, похвасталась, что иду в кафе, на свидание.

Я, медленно повернулась, вымученно скривила что-то похожее на улыбку, и посмотрела на Ольку взглядом голодного волка, который голоден на самом деле.

Она гадюка, расфуфырилась и надела своё самое обтягивающее платье. Слава богу, что я так и не успела ей сказать, то, что недавно вычитала в интернете, что мужчины терпеть не могут коричневый цвет. А платье как раз коричневое. В душе я хохотала. И злорадствовала. Если она и решила насолить мне, то не то выбрала платье.

- Здравствуйте, я - Ольга, - эта гадина, протянула свою тощую руку Тимофею, пожимая её он даже привстал.

И кажется, его не смутил даже коричневый, я сразу заметила, как он начал Ольку рассматривать.

- Присаживайтесь с нами, - как воспитанный человек предложил Тимофей.

Он же не знал, что она согласится, а не как воспитанный человек скажет – не буду вам мешать.

- Правда, спасибо, - эта маленькая дрянь, уселась на стул рядом со мной.

Нет, ну нормально? Подруга называется.

И во мне возникло желание, набросится и придушить Ольку, прямо на полу этого кафе.

- Конечно, присаживайтесь, - сказал Тимофей, - у нас тут как раз большая пицца, на всех хватит.

- Ой. Ну что вы, я на диете. Я такое не ем. И так в последнюю неделю сильно потолстела.

Вся магма, которая вот-вот изольётся из кратера вулкана, должна была поглотить Ольку и испепелись в одну секунду.

- А я люблю пиццу больше всего на свете, - сказала Маша и откусила кусок.

Хоть кто-то спас положение.

- Вы что в ней же столько калорий, в одном этом кусочке… - она показала на мою тарелку.

Я с силой наступила Ольке на ногу. Ещё в попытках повилять на её словесный поток, но видно, она уже вскочила на свою тему и понеслась.

Уныло я теребила несчастный кусок пиццы, в страхе взять второй, потому что теперь получается, что я много жру, а она вся такая воздушная, и ничего не ест.

А ведь я заказала не так много, чтобы Тимофей не подумал, что я много ем.

Но он прекрасно себя чувствовал и, слушая Ольку, даже забыл обо мне.

- Вот вы знаете, - рассказывала, думаю уже бывшая подруга, - у нас в семье, все очень худые. Конечно, это не очень хорошо…

Я провалилась в пространство непонимания и ощущения какой-то ноющей душевно боли.

Ну как так, разве в это можно поверить, чтобы собственная подруга так предала, и при этом ещё и унизила, потопталась…

Если бы не было Маши, я бы просто встала и ушла, так было мне всё это неприятно, но ради ребёнка я сидела и улыбалась, и строила из себя добрую воспитательницу Василису.

Эта гадина Олька, оттянула на себя всё внимание Тимоши, а я сижу как никто и зовут меня никак. Сижу, давлюсь пиццей, которая совсем не лезла мне в горло после всего сказанного.

Вечер был испорчен окончательно в тот момент, когда мы встали и я, как гора возвысилась над Олькой.

Всё, теперь можно только попрощаться и идти домой. Нет у меня больше жениха.

А он был?

Ну до того, как я сюда пришла я думала, что у меня есть парень.

Смешно звучит, но я так надеялась…

Хватит мечтать. Он такой же как и все, смотрит только на худых.

 



Наталья Бочка

Отредактировано: 13.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться