Краути

Размер шрифта: - +

13 глава. Эпилог.

     "Отчет о происшедших событиях в результате аварии космолета "Прада", принадлежащего компании "Стэллин", занимающейся пассажирскими и грузовыми перевозками в пределах галактик "Альфа", "Бета" и "Гамма". Отчет предоставлен капитаном корабля Прэттом Джастином.

     Я не знаю, услышит ли кто-нибудь эту запись, делаю ее просто на всякий случай. Все-таки мне бы очень хотелось, чтобы она дошла по адресу.

     Итак, наш корабль следовал по обычному курсу. Мы произвели посадки в нужных местах согласно маршруту. Но в пределах звездной системы Твинтис корабль начал уклоняться от курса, причем произошло это не по вине экипажа. Трудно сказать, что же произошло на самом деле, но мне кажется, что мы попали в так называемую черную дыру, существование которых столь упорно до сих пор отвергается нашими учеными. Что же такое черная дыра? На мой взгляд, это что-то вроде телепортатора, который перемещает все объекты, попавшие в него в различных направлениях. Как же еще объяснить то, что пройдя сквозь черную дыру, мы оказались в месте, которое не было указано ни на одной из звездных карт? Как ни сверялись мы с ними и ни искали нечто похожее, ничего так и не обнаружили. А потом произошло следующее. Вынырнув, мы оказались слишком близко от центра притяжения самой крупной из планет солнечной системы. Впрочем, я на девяносто восемь процентов уверен в том, что нам удалось бы преодолеть это, если бы не тот факт, что вокруг этой планеты был метеоритный поток. Мы оказались в самом его центре. Наша обшивка была повреждена в нескольких местах. Сначала отказало четыре двигателя, потом корабль начал падать. Наши усилия ни к чему не привели, хотя мы использовали все возможное, что полагается делать в подобных ситуациях.

     Катастрофа была ужасна, но благодаря поистине нечеловеческим усилиям пилота, мы упали, сумев сохранить некоторые жизни. Впрочем, радовались мы преждевременно. От удара начался пожар, который унес практически всех, кто выжил. Остались лишь я, пилот-навигатор Теренс Симпс, пассажир Оливер Харпер и Эрин Кроули, маленькая шестилетняя девочка, дочь одной из погибших семей. Нам удалось выбраться наружу. Симпс был тяжело ранен и мы с Оливером поддерживали его под руки.

     Симпс не прошел и мили, он умер от полученных ран, а мы даже не смогли оказать ему никакой помощи. У нас не было никаких лекарств, да и планета казалась негостеприимной. Слава Богу, что там присутствовала почти нормальная гравитация и, разумеется, воздух, о составе которого мы имели самое приблизительное представление. Хуже всего было то, что все выжившие получили мощную дозу облучения, которое начало на нас сказываться практически сразу.

     Я делаю эту запись перед своим неминуемым концом. Видимо, я оказался одним из самых крепких. Оливер умер пару дней назад.  Вот Эрин, кажется, чувствует себя неплохо. У нее даже не начали выпадать волосы, у тому же, она не испытывает слабости и тошноты. Жаль только, что трагедия лишила ее памяти, бедная девочка совсем ничего не помнит о том, что было прежде, а главное, от шока она перестала разговаривать. Господи, я не знаю, что с ней будет, когда я умру. Как она сумеет выжить в этих ужасных влажных джунглях, полных опасностей, которые подстерегают нас на каждом шагу? Единственное, что я должен сделать, это найти что-нибудь более безопасное.

     Лучевая болезнь прогрессирует, теперь я могу передвигаться на очень короткие расстояния, мне все чаще требуется отдых.  Если честно, я просто не могу передвигать ноги. Хорошо, что Эрин пытается меня поддерживать, хотя что может сделать такая маленькая девочка? Наши припасы закончились и вторые сутки мы употребляем какие-то подозрительные фрукты, которые в изобилии растут на деревьях. Один раз мне удалось подстрелить какое-то животное, мы зажарили его на костре и съели. Судя по Эрин, местные продукты можно употреблять в пищу, во всяком случае, девочка чувствует себя нормально. Меня радует уже то, что лучевая болезнь не оказывает на нее никакого действия. Хотя, если подумать, дело может быть еще хуже. У Эрин могли быть повреждены не наружные ткани, а внутренние. Я уже не говорю о головном мозге. Никто не может предугадать последствия облучения. Думать об этом просто страшно.

     Я разговариваю с Эрин и пытаюсь определить, что же именно с ней не так, но на первый взгляд все в порядке. Она ведет себя самым обычным образом, то есть как шестилетний ребенок, каким и является. В джунглях она освоилась гораздо быстрее меня и кажется, совсем не испытывает страха. Правда, речь к ней так и не вернулась. Мне кажется, что если б Эрин могла получить квалифицированную помощь специалистов, то очень быстро вернулась бы в норму, но увы. Там, где мы оказались, нет никаких специалистов, даже очень паршивых. Иногда мне кажется, что здесь вообще никого нет. Никого и ничего, кроме бесконечных джунглей, редких животных и палящего солнца. Сначала были горы, самое неприятное в моем положении. Хуже всего, что мы пошли не в ту сторону и вышли прямиком к обрыву, с которого совершенно невозможно было спуститься. Так что, нам пришлось вернуться и теперь мы в джунглях. Я совсем не могу идти, за весь день мне удалось сделать несколько шагов и то, почти ползком. Эрин плачет и пытается меня тащить. Мне очень жаль девочку, но что я могу! Что я могу сделать? Господи, как же она останется совсем одна?! Эрин… Я должен ее вытащить, хотя бы ценой собственной жизни. Все равно, мне осталось совсем недолго. У меня такое ощущение, что счет уже идет не на сутки, а на часы.

     Сегодня с утра Эрин была очень оживлена. Она разбудила меня, тряся за плечо, а потом что-то мычала, тянула меня за руку и пыталась что-то сказать, указывая куда-то вперед. Мне не удалось подняться, но чтобы не расстраивать ребенка, я прополз несколько метров и оказался наверху какого-то крутого склона. Именно туда и пыталась тянуть меня Эрин.



Екатерина Бэйн

Отредактировано: 16.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться