Кремль 2222: Сибирь

Размер шрифта: - +

Глава 1. Чужаки

Новосибирская область, недалекое будущее

 

 Берега Оби, укутанные пушистым снежным одеялом, блестели в лучах восходящего солнца мириадами холодных искр. Покрытая тонким льдом река медленно несла свои темные воды на север.

 Крупные хлопья снега белым холодным ковром ложились на мощные железобетонные стены Форта – доживавшей свое время обители выживших.

 Улицы Форта были практически безлюдны. Страшные морозы и неизвестные болезни не позволяли жителям лишний раз покидать свои дома. Правда, не у всех дома были….

 Те, у кого не было дома, выживали как могли, или же уже смирились.

 Разведенный посреди улицы костер согревал жизнь маленького ребенка, одетого в скромную курточку, которая была больше размера на два. Рядом сидел угрюмый лысый – это было заметно даже несмотря на шапку –  мужик. Его лицо уродовали гноящиеся язвы, желтовато-серый гной засыхал неприятного вида коркой. Мужчина был босой – свою обувь он отдал греющемуся ребенку. Ноги у мужчины были истерты в кровь, на левой стопе у пальцев болтался клочок кожи. Страдалец явно испытывал жестокую боль, но не хотел показывать этого своему ребенку, дабы тот не брал в пример эдакую слабость.

 Тяжелые ворота открылись с отвратительнейшим скрипом, и в Форт ворвались люди, державшие в руках автоматическое оружие из прошлого. Сразу стало ясно – мира от них ждать не стоило.

 Один из пришельцев достал из нагрудного кармана небольшой цилиндр, – чуть больше ширины ладони, – выдрал из него кольцо и швырнул предмет в сторожевую вышку. Через несколько мгновений раздался громкий хлопок, полетели искры.

 Девочка, что сидела у костра, закричав, бросилась бежать, путаясь в огромных отцовских ботинках. Мужик подпрыгнул на пятой точке, крякнул, и завалился на правый бок. Умер на глазах у ребенка от испуга. Нелепая и постыдная смерть, хоть и быстрая.

 Умирать нужно в бою – ради того, чтобы жили другие, да хотя бы ради своих детей. Отдать свою жизнь ради того, чтобы жили они, чтобы выжил Форт – вот достойная смерть. Нужно смело глядя в глаза старухи с косой, напоследок плюнув ей в безносую морду, а не от испуга, предварительно обгадившись.

 Воняло от покойника дерьмом смачно, ясно конечно было, что при таком образе жизни человек не пахнет розами, но сейчас «аромат» нечистот был особенно заметен.

 Девочка, убегая за поворот, поскользнулась и, не удержав равновесия, упала в сугроб. Размазывая по щекам слезы, она поднялась, будто брезгуя, отряхнула снег и скрылась в переулке.

 Все те немногочисленные «счастливчики», оказавшиеся на улице в момент появления неизвестных вооруженных людей, поспешили немедленно разбежаться по домам или скрыться во дворах, за углами домов, куда угодно – лишь бы подальше от заявившихся в Форт чужаков.

 А те остановились посреди улицы. Вперед медленно вышел высокий мужчина, закованный в самые настоящие латы, причем явно недавно отполированные. На голове красовался шлем, его забрало было поднято, позволяя рассмотреть лицо – изрезанное сетью шрамов и морщин, и абсолютно бесстрастное. На вид ему было за пятьдесят, хотя, возможно, его сильно старили шрамы.

 Несмотря на возраст, мужчина не сутулился под тяжестью лат – напротив, он держался на редкость ровно и даже несколько горделиво.

 В ножнах на поясе у «рыцаря» висел короткий меч с деревянной резной рукоятью, а из-за спины выглядывал несколько шедший вразрез с обликом воина автомат Калашникова.

 Мужчина окинул сперва улицу, а затем – своих людей холодным, бесстрастным, как и его лицо, взглядом, а затем резко и громко приказал:

 – Певцов, Семенов – левая вышка. Храмов, Орлов, ваша – правая. Никого не убивать, максимум – оглушить. Титов, Кочегаров, Попов, Миндюк – остаться здесь, прикрыть тылы. Остальные – за мной.

 Отряд чужаков двинулся дальше. Идти им приходилось медленно – улица давно превратилась в каток, а приложиться мордой лица об лед никому не хотелось.

 – Да кто вообще им ворота открыл?! – послышалось откуда-то.

 Следующая улица была пуста. Наступила почти мертвая тишина, нарушаемая лишь завыванием ветра да глухим стуком подбитых металлом подошв об лед.

 – Вымер этот Форт, что ли? – как-то без особого интереса спросил кто-то из отряда чужаков, впрочем, ему и не требовался ответ.

 – А хрен его знает, – пожал плечами другой.

 Предводитель чужаков не обращал внимания на перешептыванье своих людей. Выйдя с отрядом на «центральную площадь» Форта, он принялся выглядывать среди окруживших промерзший не слишком большой свободный пятачок домов здание правления поселения.

 Впрочем, их уже ждали – на крыльце самого большого дома стояли трое мужчин, одетых довольно сносно по меркам Форта – не иначе, местные богачи.

 – Кто вы такие и что вам здесь нужно? – сипло спросил один из них, худой невысокий мужчина средних лет. Судя по поведению, он и был здешним «правителем».



Николай Хмелёвский

Отредактировано: 06.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться