Крепость тельцов

Глава пятая

Скваманда, столица Земли скорпионов. Накануне открытия Арисской ярмарки.

 

— Ты прав, Фрам, Бурдюк и Глаз были не разлей вода. — Рикатс в ожидании горячего попивал пиво маленькими глотками. — Работали вместе, отдыхали вместе. Делили последний дзанг, когда капризная удача долгое время не показывала им ничего, кроме своей тощей задницы. Наверное, так продолжалось бы и до сих пор, не повстречай они одного Непосвященного.

При этом слове лица Мекита и Фрама тронула презрительная гримаса. Те, кого боги Зодиака не осенили своим покровительством, не заслуживают и плевка в их сторону.

— Да, Непосвященного… — повторил Рикатс, словно споря сам с собой. — Нелепый такой старикан, что-то вроде философа. Этот варвар избежал уготованной ему участи, сказав, что знает, где находится Зеркало богов. Возможно, вы слышали эту историю?

Мекит сидел с раскрытым ртом — в буквальном смысле. Все-таки, при всей его ловкости, при всем уме и таланте, он был еще очень молод. А для исправления этого недостатка нужны годы.

Фрам владел собой заметно лучше. Можно было не сомневаться, и его огорошил неожиданный поворот разговора, но лицо этого никак не выдавало. Разве что руки… руки приобрели излишнюю суетность, начали без всякой необходимости поправлять тарелки на столе.

— Скажу так, — как можно небрежней бросил он. — Я слышал много таких историй.

— Ну так теперь для разнообразия послушай настоящую, — хмыкнул Рикатс.

Эти простые слова выбили Горелого из колеи. Сомневаться в словах начальника Стражи не приходилось. Хотя бы потому, что они объясняли многое, очень многое…

— Значит… Бурдюк и Глаз?.. — переспросил Фрам, и задумчивость в его голосе очень походила на растерянность.

Рикатс в ответ только усмехнулся.

Возникшей паузой воспользовалась служанка, чтобы сервировать стол. Золотисто-коричневые куропатки выглядели совсем крошечными на огромном продолговатом блюде. Их было столько, что, казалось, можно накормить дюжину голодных мужчин. Но Рикатс помнил, как быстро они тают во рту, особенно если сдабривать трапезу терпким красным вином. И изящная амфора именно с таким вином уже стояла на столе, а большие керамические кружки уступили место резным бронзовым кубкам.

Рикатс почувствовал, как улучшается настроение. Любовь вкусно поесть была его слабостью, которой он ничуть не стеснялся. В голову заглянула легкая и глупая мысль, что в «Веселую таверну» стоило прийти хотя бы из-за этих куропаток, которых нигде не готовят так, как здесь.

— Так что там насчет Зеркала… — начал было Фрам, но Рикатс остановил его нетерпеливым движением руки.

— Слушай, подожди, а? Дай утолить хоть первый голод, иначе я захлебнусь слюной, и ты вообще никогда не узнаешь, что было дальше. Ты пробовал когда-нибудь этих куропаток? — обратился он к Мекиту.

Парень помотал головой.

— Двенадцать великих богов! — Рикатс закатил глаза. — О чем с тобой вообще можно говорить? Ешь, ешь немедленно!

Под грозным взглядом и указующим перстом главы сквамандской Стражи юный вор потянулся к блюду. Не прошло и минуты, как он уплетал дичь, почти не уступая в скорости Рикатсу. Не участвовал в пиршестве только Фрам, который медленно потягивал вино и бросал раздраженные взгляды на этих обжор.

Первый голод Рикатс утолил, когда блюдо опустело наполовину, а амфору с вином сменила вторая точно такая же. Кинжал потянулся было за очередной куропаткой, но рука его зависла в воздухе, на какое-то время застыла, а потом медленно, словно нехотя вернулась обратно.

— Теперь я набрался достаточно сил, чтобы рассказать все с самого начала, — почти добродушно проговорил Рикатс. — У меня не так много времени, я должен вернуться к армии сегодня же ночью. Иначе, Скорпион свидетель, эта свора паршивых шакалов может, поджав хвосты, разбежаться по своим норам. Но я буду говорить подробно, так подробно, как только возможно, и ты придешь к тем же выводам, что и я. Если вообще возможно остановить Глаза…

— С чего ты взял, уважаемый, что я буду заинтересован в том, чтобы остановить Глаза? — перебил Фрам.

Рикатс медленно, натужно вздохнул.

— Солнце уже близко к зениту, а до Восточных гор никак не меньше дюжины часов езды — даже на моей повозке.

Фрам недоуменно посмотрел на Рикатса, силясь разобрать, стоит ли считать эту фразу ответом на  вопрос, или глава сквамандской Стражи вдруг резко изменил линию разговора. Помолчал немного, ожидая продолжения, однако оного не последовало. Рикатс с видом знатока смаковал вино, вальяжно развалившись на скамье. По всему выходило, что теперь ход за Горелым.  Что ж, правила этой странной игры пишет не он, поневоле приходится им следовать.

— Ты не сказал мне ничего нового, Рикатс, — осторожно проговорил Фрам. — Я знаю, где находятся Восточные горы и отдаю должное резвости лошадей в твоей повозке. И уж, само собой, я представляю, какое сейчас время суток. Но…



Starrik

Отредактировано: 04.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться