Крестная мать

Размер шрифта: - +

Глава 5

Федя какое-то время смотрел на гостью, не произнося ни звука. Выглядел настолько ошарашенным, что Анна даже растерялась: не перегнула ли палку. Но, так или иначе, отступать было некуда. Пришлось ждать хода Феди.

А он вдруг запрокинул голову назад и расхохотался. Громко, раскатисто, будто его щекотали невидимые шаловливые пальчики.

 – Я сказала что-то смешное? – Анна вцепилась в сумочку, чтобы не выдать волнения.

 – А разве нет? – Федор утер слезы и застонал. – Мадонна! Ты просто меня убила сейчас.

 – Чем, интересно?

 – Господи… – он медленно выдохнул и покачал головой. – Серьезно, скажи спасибо, что я здесь сижу, а не Химик, к примеру. Ты правда ничего не понимаешь?

 – Я хозяйка этого помещения. Разве я не имею права распоряжаться им по-своему?

 – О, моя дорогая… Это казино было здесь, есть и будет еще очень долго. До тех пор, пока я не решу иначе.

 – Ошибаешься.

 – Это ты ошибаешься, Анечка! Вчерашнее кино ничему тебя не научило? Если шулерам ломают пальцы, то угадай, что бывает с теми, кто пытается меня выгнать?

 – Если я умру, здание все равно тебе не достанется. Ты к этой химчистке никаким боком отношения не имеешь.

 – Милая, когда к твоей голове приставят дуло, ты подпишешь любой документ, какой мне захочется. На передачу квартиры, машины, химчистки, собственной почки… Все, что я скажу. И только из глубочайшего уважения к Игорю и из жалости к его очаровательным детишкам я не сделал этого до сих пор.

 – А теперь послушай меня, – Анна закинула ногу на ногу и достала телефон из сумочки. – Вот здесь у меня на быстром наборе мент. Мой друг. Очень близкий друг. Он в курсе всего. И если вдруг со мной что-то случится… Я не знаю. Если повезет, тебя посадят. Если нет… Он разбирается в несчастных случаях.

 – Ты что, смеешься? – снисходительно заулыбался Федор. – Думаешь, я поверю в этот детский блеф? Я десять лет был крупье и до сих пор частенько стою на раздаче. Я людей раскусываю за пять секунд, – он щелкнул пальцами.

 – Хорошо, – Анна ткнула в номер Вени. – Давай проверим.

Веня ответил сразу. Сначала, правда, в трубке что-то шуршало, потом хлопнуло и зашелестело снова. Видно, Веня, глянув на экран, опять разнервничался и уронил телефон, а потом долго ловил его по всей машине.

– Да? Аня, что-то случилось? – запыхавшись, произнес он, наконец.

 – Веничка, милый, – Анна включила голос профессиональной телефонной рабы любви, и Федор даже в лице изменился от такого контраста. – Ты мне очень нужен сейчас, у меня маленькая проблемка… Пожалуйста. Приезжай к химчистке.

 – Что там? Я вызываю подкрепление?

Вот же олух царя небесного! Но ничего, даже его глупость можно завернуть в блестящий фантик.

 – Нет, СОБР не нужен, – томно выдохнула Анна и со значением взглянула на Федю. – Пока.

 Потом с невозмутимым видом опустила телефон.

 – Цирк. Ты просто кого-то подговорила… – в тоне Феди уверенности значительно поубавилось.

 – Хорошо. Пять минут – и мы выясним, цирк это или тебе пора подыскать чемоданы побольше.

Пять минут ждать не пришлось. Не успела Анна занервничать, что Веня напортачил или до того разволновался, что въехал в первый придорожный столб, как с улицы послышался шум мотора. Анна встала, по-хозяйски прошествовала к окну и приоткрыла жалюзи.

 – Вот, пожалуйста.

Федя вытянул шею: снаружи, громко взвизгнув тормозами, припарковалась полицейская машина. Из подвального окна было хорошо видно и синие номера, и отсветы мигалок. Но, к счастью, ни водителя, ни пассажиров разглядеть бы у Феди не получилось.

 – Алло, Веня, – Анне самой не верилось, что она способна на такое жаркое придыхание. – Ты посиди пока в машине, я сама к тебе выйду. И ребята пусть сидят.

Если бы Веня сейчас вылез, испортил бы всю историю. Начал бы спотыкаться, уронил табельное оружие или дубинку, ударился о зеркала заднего вида, нагнувшись… Нет, чем больше места оставить воображению – тем страшнее.

  – Какие ребя… – начал было Веня, но Анна уже отключилась.

  – Нет, если ты хочешь, я позову его сюда, – обратилась она к опешившему Федору. – Но в таком случае я тебе не завидую, – Анна подалась вперед и доверительно понизила голос. – Он страшный человек. Неуравновешенный. Сама его иногда побаиваюсь и тебе советую. Ну ладно, ты подумай пока. А я поднимусь поздороваться, – и, заговорщически подмигнув, Анна в оглушительной тишине процокала каблучками к выходу. Судя по тому, что Федя за это время даже не шелохнулся, спектакль сработал на все сто.



Дарья Сойфер

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться