Крестная мать

Размер шрифта: - +

Глава 6

Анну высадили на том же месте. На парковке. Все так же светило солнце, машина так и стояла с открытой дверью. Никто не попытался угнать, даже запасные колготки преспокойно лежали на сиденье. Как будто ничего не изменилось, но Анна стояла, как контуженная. Близка была к тому, чтобы лечь на асфальт и больше никогда не подниматься.

Всегда учила детей не шаркать, а теперь вот сама загребала ногами, рискуя в любой момент высечь искру каблуками. Даже не поднялась – затащила себя вверх по лестнице и обессиленно прислонилась лбом к закрытой двери. Ну, Игорь! Во что он ее втянул? Ее, аккуратную, честную, правильную женщину. Бандиты? Казино? И что теперь она должна во всем этим делать?

Из-за двери послышался голос Савелия, и Анна выпрямилась. Точно. Он ведь должен был приехать за коврами! Ковры, школа, завуч… Теперь они казались пережитками прошлого.

 – Ты хоть понимаешь, что моя мать здесь главная? – хамовато вещал Сава. – Скажу ей, что ты не пускаешь меня за коврами – тебя уволят.

Ох и зря, зря она читала эти книги про активное слушание и свободное воспитание. Порка! Вот, что спасло бы детей от отцовской дурной наследственности.

 – Ждите на улице, – тихий, уравновешенный голос Химика.

Интересно, он вообще умеет нервничать?

 – Ну все! Теперь точно вылетишь…

Терпение Анны растягивалось, как пузырь от жвачки, и местами уже опасно просвечивало насквозь. Сжав челюсти, она толкнула дверь:

 – Не смей разговаривать со взрослыми в таком тоне! – процедила она, и не столько само предупреждение, сколько физически ощутимые волны ярости заставили Савелия виновато вытянуть руки по швам. Васек, который до этого просто молча стоял рядом с другом, теперь и вовсе съежился и вжал голову в плечи.

 – Химик… Простите, как вас по имени-отчеству? – Анна покосилась на сына, показывая, что не стоит трясти при детях бандитскими кличками.

 – Дмитрий Иванович, – с насмешкой сказал он, оглядывая присмиревших парней.

 – О, как Менделеев… – Васек заметно оживился и восторженно вытянул шею. – Тоже увлекаетесь химией?

 – И этим тоже, да, – Химик произнес это странно: то ли шутил, то ли угрожал… Так или иначе, разбираться в тонкостях преступной души у Анны времени не было.

 – Пожалуйста, проводите ребят. Пусть вынесут ковры в фургон химчистки. Он ведь все еще существует?

 – Как скажете, – снова на лице Химика появилось странное выражение, будто он знал Анну лучше, чем она сама.

Встал, с достоинством Борджиа прошествовал к двери в цех. Васек сразу шмыгнул внутрь, Савелий чуть помедлил, видимо, все еще пытаясь изобразить здешнего барчонка, но Анна выразительно посмотрела на него, дернула подбородком, и парень ускорился.

Нельзя срываться на детях. Они не виноваты… Господи. Никогда еще Анна не чувствовала себя пружиной на медвежьем капкане. Одно лишнее движение, одно перышко – и ловушка захлопнется, перемолов кому-то конечности. Дышать. Главное – правильно дышать.

Обратившись к технике миролюбивых йогов, Анна вдохнула поглубже. Все в порядке. Федю она уже напугала, осталось только изменить требования.

Спустившись вниз, она сразу направилась в кабинет. Уже стало гораздо люднее. Постоянные клиенты здесь все-таки были. А значит, все не так плохо. Вон, в американских фильмах грабят если не банк, то непременно казино. Не просто же так! Значит, деньги и правда неплохие. И Игорь не стал бы одалживать большую сумму, если бы не был уверен, что сможет отработать и выплатить… Ведь не стал бы? Куда только он все это дел… Не унесло же течением из машины вместе с телом…

 – Обмануть меня решил, да? – она влетела в кабинет: адреналин добавил какой-то истеричной храбрости, и Анна решила не терять запала.

 Федор сидел за столом в кресле босса, покачивая коньяк в пузатом бокале-аквариуме. И почему-то от прежней его растерянности не было и следа.

 – Чья бы корова, дорогая моя, чья бы корова! – по его лицу расползлась сытая улыбка.

Анна сжала кулаки. Да что такое с этими людьми! Химик усмехается всякий раз, когда ее видит, Федя откровенно развлекается… Может быть, она утром криво накрасилась? Может, на юбке дырка в пикантном месте? Или компрометирующее пятно? Невыносимо разговаривать, когда твое появление сопровождается весельем!

 – Какая корова? – она чувствовала себя так глупо, что от подступающих слез бессилия защипало в носу.

 Федя поставил бокал на стол и заглянул в телефон:

 – Вениамин Михайлович Цыпкин восемьдесят пятого года рождения. Старший лейтенант. У тебя, дорогая моя, неправильные представления о страшных людях.

 – Но… Откуда…

 – Пробить номер – дело пары секунд, Анечка. Так что, обсудим новые условия сделки? Придется, правда, сбить тысяч двести за плохое поведение – и больше никакой аренды. Только продажа.



Дарья Сойфер

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться