Крестная мать

Размер шрифта: - +

Глава 8

Мария-Антуанетта поднималась на эшафот с меньшим достоинством, чем Анна Леонидовна Пачина спускалась в казино. Она несла себя и свою мокрую, испачканную блузку, прическу, похожую на творческий выплеск не в меру креативного парикмахера, так уверенно, что никто бы догадался, как трясутся поджилки.

В голове вертелись слова Химика: «Выгнать Федора должна ты сама». И теперь, когда кумар эйфории выветрился, Анна никак не могла сформулировать для себя план действий. А без плана она не могла. Импровизация никогда не входила в число ее достоинств.

Анна прошла через зал к барной стойке. На удивление, никто не шарахался в стороны, не кривился и не выкрикивал с места обидные гадости. Видимо, здешняя публика  видывала и не такое. Один только свист. Ну, и пьяный товарищ за стойкой обратил на Анну мутный взгляд и икнул, осмотрев грудь, облепленную мокрой тканью.

 – А косарик за приватный, а?.. – выдал он, криво осклабившись.

Правда, с таким энтузиазмом потянулся к Анне, что едва не нырнул лицом в миску с орешками.

 – Приватный – в соседней сауне, – холодно отрезал подоспевший Химик.

Махнул кому-то, и двое громил выросли из полумрака, чтобы через секунду исчезнуть вместе с излишне любвеобильным клиентом. Молоденькая барменша продолжила протирать стаканы, лениво ворочая во рту жвачку и время от времени надувая пузыри.

 – Люб, сделай Анне что-нибудь… согреться, – велел Химик.

И только тогда Люба на мгновение перестала жевать, чтобы одарить гостью вниманием.

 – Что налить? – барменша поставила чистый стакан и облокотилась на стойку. – Маргарита, Космополитен, Лонг-Айленд…

 – Ты снова здесь? – насмешливый голос Федора заставил Анну вздрогнуть и обернуться. – О, я смотрю Химик уже с тобой поработал…

Анна проигнорировала выпад и взглянула на Любу:

 – Мне как Игорю, пожалуйста.

Очередной розовый пузырь из жвачки не успел лопнуть, а Люба уже лихо подкинула бутылку с Черри Бренди, налила порцию и изящно украсила коктейльной вишенкой.

 – Приятного, – бокал проехался по стойке прямо в руку Анны, словно она оказалась в салуне, а не в казино.

Это был не ликер, а лишнее доказательство тому, что Игорь работал здесь. И не просто работал – управлял всем. Его знали, его вкусы помнили даже спустя год.

Анна пила, не сводя с Федора пристального взгляда. Пусть знает, что теперь напиток босса будут наливать ей. Усмешка на Федином лице завяла, но белый флаг он не выбросил. Нет, теперь Федор откровенно злился.

 – Поговорим? – Анна стукнула пустым бокалом по стойке, чувствуя, как внутри вместе со сладостью разливается решимость.

 – Дамы вперед, – Федор театрально указал рукой на дверь кабинета.

 – А Химик? – Анна с надеждой обернулась.

Впрочем, Федя истолковал вопрос неверно, и успокаивающе похлопал Анну по плечу:

 – Куда ж без него? Но ты не бойся, моя дорогая, я попридержу своего добермана на цепи. Да, амиго? Пощадишь вдовушку?

Лицо «добермана» не выражало ровным счетом ничего. Не лицо – посмертная маска. На долю секунды Анне стало страшно: вдруг Химик передумал? А вдруг даже не собирался становиться на ее сторону? Может, это был просто спектакль, чтобы прощупать ее слабые места и выведать план врага?

Глядя, как Химик одним движением двух пальцев подзывает Молота, Анна нервно сглотнула. Ведь про растворенных людей – шутка, да? Пугалка для непослушных подростков?..

«Тебя не признают главной, если ты сама себя не поставишь, как надо». Видимо, Химик поставил. Что он для этого сделал, так и осталось загадкой, но его слушались с полувзгляда. И Анне стоило поучиться такой выдержке, если она собиралась хотя бы на три дня, но все-таки продержаться в кресле босса.

Выпрямив спину, Анна со всей уверенностью, на которую только была способна после тяжелого дня, направилась в кабинет. Химик шел следом беззвучно, но каким-то непостижимым образом Анна чувствовала его присутствие. Успокаивающе сопел Молот.

Войдя, Федя уселся в кресло с видом почтенного Дона Корлеоне.

 – Ну что, – ухмыльнулся он. – Подпишем куплю-продажу?

Щелкнул дверной замок, Химик и Молот телохранителями встали за спиной Феди. Анна облизнула пересохшие губы и сжала пальцы, чтобы унять дрожь. Ловушка захлопнулась, вот только для кого именно?

 – Да ты присаживайся, в ногах правды нет, – Федор указал ей на стул. – Все, игры кончились?

Анна подошла ближе, положила на стол сумочку и опустилась на краешек стула. Сейчас она со стороны выглядела, как неопытная студентка на вступительном экзамене, и сама это понимала. И все-таки заставила себя раскрыть рот и произнести одно-единственное слово:

 – Нет.



Дарья Сойфер

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться