Крик моего сердца

Размер шрифта: - +

ПРОЛОГ

И сказал мне ангел: "Чуть-чуть продержись. Я завтра подарю
тебе новую жизнь..."

Баста feat. П. Гагарина
"Ангел Веры"



Головная боль - первое, что ощутила Оксана, приходя в себя. Пересохшее горло ужасно саднило. Но больше всего доставляли дискомфорт тугие верёвки, ограничивающие движения рук.

Она с трудом разомкнула веки, вглядываясь в кромешную тьму, пытаясь определить место своего положения, вспомнить события минувшего дня. Но память, словно находилась в тумане. А может, это мозг осознанно блокировал информационный поток, чтобы не нагонять на себя страху? Однако в чём бы ни была причина, что произошло и где она находится, пока представлялось смутно.

В попытке пошевелить рукой, оковы лишь сильнее въелись в кожу, даря очередную волну тупой и ноющей боли. Разглядеть что-либо вокруг не удавалось. Границы её темницы растворялись в глухой темноте, заставляя нервничать всё больше каждую минуту, проведённую в заточении. Откуда ни возьмись, появилась мысль, что её похитили. Кто и зачем - не понятно. Но то, что затолкали в машину, пока искала зажигалку в сумке, стоя у супермаркета - это факт.

И что дальше? Прислушалась к темноте, стараясь сдержать очередной вздох. В ответ лишь давящее молчание и неизвестность. Стало страшно. По-настоящему страшно! Когда сердце замирает при каждом шорохе, а мозг не способен определить, твой ли это вздох наделал столько шума. Когда начинаешь медленно сходить с ума от одной лишь мысли, что тьма скрывает от тебя нечто пугающее и жутко опасное.  Когда чувствуешь себя настолько беспомощным, что собственное тело тебе больше не принадлежит, отказывается подчиняться.

И всё это продолжалось ровно до той поры, пока её не оглушил лязг замка, открывающегося снаружи. Оксана дёрнулась и чуть не закричала от ужаса. Машинально отступила назад, врезаясь во что-то твёрдое и холодное, похоже, в стену. Пространство залил яркий луч света от фонарика, намеренно нацеленного в лицо. Заставляя девушку щуриться и вертеть головой, выкручивать руки, в надежде ослабить петлю, вжиматься в стену в страхе за свою жизнь.

- На выход! - пробасил незнакомец, даже не думая отвести фонарь в сторону, но Оксана не способна была выполнить приказ - слишком напугана, чтобы пошевелиться. - Девочка, не вынуждай меня подходить ближе, иначе будет о-очень больно, - предупредил он, акцентируя внимание на предпоследнем слове.

Решив, что лучше мужика не злить излишней упёртостью, Оксана с трудом сделала шаг на встречу, по-прежнему склоняя голову под углом, чтобы свет не так резал глаза. Потом ещё и ещё, размышляя над тем, что же всё-таки происходит и кому понадобилось её похищать. Совсем близко подошла к неизвестному и замерла, не решаясь двигаться дальше. Слишком велика была вероятность, что каждый последующий шаг может оказаться последним.

Тот раздражённо выдохнул и, хватая её за локоть, вытащил в полумрак коридора. Оксана по инерции пролетела пару метров, пытаясь поймать равновесие и не упасть. Судя по обшарпанным стенам и потолку, а также куче мусора и пыли под ногами, её держали в каком-то Богом забытом здании, куда не ступала нога человека, наверное, уже лет сто. И это пугало её ещё больше, потому что вероятность случайно оказавшегося поблизости очевидца, способного прийти на помощь, равнялась нулю.

- Шагай! - пихнул девушку в сторону конвоир и, прежде чем пойти следом, снова предостерёг с угрозой в голосе: - И не вздумай рыпаться! Пущу пулю в затылок без лишних предупреждений!

Подгоняемая сзади неизвестным, Оксана двинулась вперёд, спинным мозгом ощущая пристальный, тяжёлый взгляд на своём затылке. Идти было катастрофически тяжело и страшно, особенно, если учесть, что там, впереди, ничего хорошего не ожидало. Это заставляло одновременно испытывать уже знакомое чувство безысходности в груди, и паническое желание дернуться с места, чтобы сбежать. Куда? Не имело значение. Лишь бы скорее и подальше от беспредела, творящегося с ней.

Оставляя позади длинный коридор с обилием различных ниш и ответвлений, они оказались на лестнице, ведущей прямо на улицу сквозь полуразрушенные двери, едва державшиеся на ржавых петлях. Перешагнув порог, Оксана судорожно вдохнула свежий воздух, обжигая ноздри ночной прохладой. Затем принялась затравленно оглядываться по сторонам, обращая внимание сначала на огромную заводскую территорию с множеством кирпичных сооружений с выбитыми стёклами по кругу, а потом и на двух вертухаев, стоящих возле чёрной иномарки с тонированными стёклами.

- Я сказал, шагай! - вновь напомнил мужик, привлекая внимание к остолбеневшей пленнице.

Но ноги не хотели слушаться, словно вросли в землю, стали её неотъемлемой частью. Отчего получила очередной толчок в спину и полетела голыми руками на щебёнку, припорошенную первым снегом. Оксана приглушённо зашипела, чувствуя, как ладони от удара засаднили. Со стороны очевидцев послышался негромкий смешок и слова, значение которых не смогла разобрать ввиду того, что кровь бешено стучала в ушах. А потом и вовсе забыла о них, ощутив острую боль в затылке. Тот, что молча шёл за ней следом практически всю дорогу, не церемонясь, схватил девушку за волосы и дёрнул вверх, вынуждая подняться на ноги.

Отчаянно хотелось кричать. И от боли, и от безнадежности. Но Оксана чудом сдержала порыв. Тихонько всхлипнула, и пошла дальше, продолжая чувствовать мужскую ладонь на затылке. Ощущая цепкие взгляды на себе, но не в силах поднять свой взор из страха, что это станет последней каплей в чаше её терпения, что не сможет больше сдерживать слёзы. Кроме того, ужасно боялась споткнуться и лишиться скальпа, уж очень сильно чужие пальцы вцепились в спутанные волосы. Потому и сконцентрировалась исключительно на неровностях дороги, продвигаясь вперёд достаточно медленно, чтобы не упасть. В итоге, всё равно пропустила команду остановиться. Мужик снова дёрнул пучок волос на себя, вызывая очередной прилив боли у Оксаны. Глаза её предательски наполнились слезами, и ей стоило больших усилий сдержать их.



Фэйт Вернер

Отредактировано: 07.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться