Крик моей души

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 18. ЧАС РАСПЛАТЫ

- Уходи, - сквозь зубы сказала Марина, грубо смахивая одинокую слезу со своей щеки.

- Марина, прости... - прошептала дрожащим голосом Оксана, предпринимая попытку дотронуться до блондинки, но вздрогнула от неожиданности, прежде чем успела донести руку до плеча.

- Убирайся! - в истерике закричала Маринка, вскакивая со стула, но, не оборачиваясь, чтобы не видеть лицо предательницы.

Оксана выбежала в коридор, оставляя подругу наедине со своим горем, уверенная, что не должна была этого делать, но выбора не имела. За закрытой дверью компьютерного класса послышался приглушенный крик блондинки и, судя по звукам, та запустила какой-то предмет ей вдогонку. Оксана знала, что будет больно, но даже не подразумевала насколько. Грудь жгло с такой силой, будто словила шальную пулю чуть левее от центра, в самое сердце. А душа билась в истерике, отчаянно сдерживая свой крик, но Оксана не могла позволить себе выпустить его на свободу. Не сейчас и не здесь! Поэтому закрывая рот тыльной стороной ладони и пытаясь сдержать непролитые слезы, девушка неуверенной походкой побрела прочь, не отдавая себе отчет в том, что делает, потому что мозг перешел в режим автопилота, смягчая давление совести на организм.

Маринка на оставшихся уроках так и не появилась, Оксана же ходила мрачнее тучи. Такие перемены заметил весь класс, но лишь Орлов осмелился приблизиться к однокласснице и попробовать выведать причину ссоры двух подруг, которые теперь, казалось, навсегда останутся заклятыми врагами. Девушка в подробности не вдавалась, лишь отмахнулась от него и поспешила покинуть школу, как только возможность представилась.

Позже, находясь в собственной комнате, рассудок ее, наконец, начал проясняться, а вместе с ним и боль в груди усиливалась. Ей вдруг стало так противно от самой себя. Кто она после этого и как будет жить с чувством вины до конца дней? Знать, что предала... дважды: когда переспала с парнем лучшей подруги и когда оставила последнюю без поддержки в трудный час. Нет, с этим не живут, и она не сможет...

Свернувшись на кровати в позе эмбриона, Оксана перебирала в голове все способы добровольного ухода из жизни, какие только знала, сразу отбрасывая те, что способны причинить боль и требовали время. Так, в первую очередь, пришлось отказаться от повешения и вскрытия вен. Пустить пулю в лоб тоже не удастся по вполне понятным причинам, да и способ самурая был ей не по душе. В конечном итоге, оставалось, либо сделать шаг в невесомость, либо принять хорошую порцию снотворного. Но и здесь нашлись веские аргументы, останавливающие ее от неверного шага. Она слишком любила жизнь, даже такую, какой наградила Оксану судьба, чтобы лишать себя ее. Или может, у нее просто кишка тонка, чтобы наложить на себя руки. Хотя трусихой ее тоже нельзя назвать, скорее мазахисткой, раз предпочла мучения и страдания вместо смерти, которая обещала подарить ей долгожданную свободу, освободить от страхов и боли. А потому ей оставалось лишь проливать горькие слезы в подушку от своей безысходности.

Всю последующую неделю девушка не решалась возвращаться в школу, но и дома ей отсиживаться никто не позволял. Поэтому все то время, пока ее одноклассники грызли гранит науки, готовясь к выпускным экзаменам, Оксана скрывалась на полюбившейся ей крыше с прекрасным видом на город. Медленно, но верно она паразитировала, лежа на сыром покрытии крыши, не чувствуя холода и всматриваясь в беззаботно плывущие облака. Как бы ей хотелось обрести крылья, чтобы навсегда покинуть этот бренный мир и жить там, наверху, среди яркого солнца и бескрайнего неба, наслаждаясь свободой и тишиной. Но сбыться ее мечтам не суждено было никогда.

***

- Разве я не предупреждал тебя, чтобы ты держала язык за зубами?! - вместо приветствия послышался стальной голос Сереги над ухом.

Оксана была так погружена в собственные мысли и горькие переживания, что не заметила старенький седан, припаркованный у самого входа в подъезд. И то, как в глубины многоэтажного дома за ней хвостом зашел парень в дутой куртке с капюшоном на голове. И даже то, как он подкрался сзади и силой толкнул ее в лифт, стоило дверям чуть отъехать в сторону. Зато теперь Оксана достаточно хорошо чувствовала его хищный взгляд на своем затылке, обжигающее ее нежную кожу дыхание и крепкое предплечье на своей шее.

Он прижал ее лицом к стенке лифта, не давая толком вздохнуть, не то что пошевелиться. Да и не могла она дышать, когда страх сковал тисками легкие, не позволяя функционировать в привычном режиме. В ушах так отчетливо был слышан собственный пульс, но даже он не способен был заглушить угрозу в голосе Сергея.

- Я ничего не говорила ей, - дрожащим голосом взмолилась Оксана, зная наверняка, что ему вовсе не нужны ее оправдания. Но попробовать стоило, ведь на кону стояла ее жизнь.

- Кто тогда? - Сергей схватил ее за шиворот и развернул лицом к себе, пристально изучая взглядом. Да таким не человеческим, что Оксану передернуло от холода, а по спине побежали мурашки.

- Я не знаю. Кто-то написал ей в контакте. Может, видел нас вместе, не знаю. Клянусь, это была не я! - на одном дыхании выпалила девушка, стараясь выглядеть как можно убедительнее, но клятву ее заглушил скрип дверей лифта, которые плавно сомкнулись вместе, запирая ее один на один в клетке с хищником.

- Ты не умеешь врать! - Не поверил ей парень, хватая рукой бледное лицо Оксаны и сжимая пальцы на щеках. Он явно испытывал наслаждение от того, что причиняет ей боль.

Оксана зажмурилась, то ли предпринимая последнюю попытку сдержать горько-соленый поток, то ли чтобы не смотреть больше в пугающие ее глаза. В страхе она даже не смогла разглядеть их цвет, отметила только жуткую пустоту черных дыр, которая заставляла застывать кровь в венах и испытывать острую нехватку кислорода в мозгу. Но слезы, так душившие ее все это время, все же не сдержала.



Фэйт Вернер

Отредактировано: 31.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться