Крик моей души

Размер шрифта: - +

ГЛАВА19. ТРАВЛЯ

"15.03.2011 г.

Поразительно, как быстро народ забывает своих героев! Еще вчера я была той, кто спасла школу от гнусных посягательств Триады, и, казалось, жизнь наладилась. В школе воцарилась тишина, больше некому было зажимать по углам слабых и убогих. Не нужно было бояться, оглядываться по сторонам. Вместо этого - спокойно жить, зная, что тебя и пальцем не тронут. Но видно не привыкло наше общество жить в мире и согласии, ибо сегодня я превратилась в изгоя, а окружение мое напомнило стаю подлых шакалов, которым не свойственна жалость, милосердие и нравственность...

Началось все с того, что Сергей, который имел наглость напасть на меня в лифте собственного дома, но так и не довел дело до конца, потому что был грубо прерван, пообещал вернуться и, скажем так, отомстить. Мне потребовалось два дня в заточении, чтобы подготовить себя к встрече с ним! Но я совершенно не подозревала, что его угроза имела совсем другой характер. Утро понедельника началось с того, что я прибыла в школу под конвоем, потому что "заботливая" классуха сдала меня со всеми потрохами "любящему" папочке. А дальше, школьная жизнь превратилась в ад!

В течение всего дня, где бы я ни появлялась, одни с усмешкой поглядывали в мою сторону и перешептывались, а другие свистели и выкрикивали оскорбления мне вслед, называя "шлюхой" и "подстилкой". Некоторые особо находчивые предложили провести незабываемую ночку в их объятиях. Путем логического мышления я было подумала, что это Маринка пустила слух, чтобы наказать меня таким образом, отомстить за предательство. Но, честно говоря, на такие подлости она не способна - слишком высоки моральные устои. А потом появилась Сонечка на горизонте и внесла конкретику на сложившуюся ситуацию. Она показала мне одно весьма пикантное видео, и было сложно не узнать себя в главной роли.

Поначалу я даже опешила, потеряла дар речи, а потом такая злость взяла... А как бы ты себя повела, если бы в сети появилось видео, где ты скачешь верхом на парне на заднем сидении автомобиля голая?! Вот и я [цензура]!.."

***

Оксана смотрела на себя через экран Сонькиного планшета и до последнего пыталась отрицать очевидное. Ей хватило минуты, чтобы понять, что это за видео, когда оно было отснято, и кто за всем этим стоит.

Это был он... Тот, кто воспользовался ее наивностью и слабостью в новогоднюю ночь; кто угрожал ей расправой, в случае разглашения их маленького секрета; кто практически выполнил свою грозу, если бы не случайный звонок по телефону. Хотя, почему практически?! Он уничтожил ее, как только опубликовал запись с видеорегистратора в сеть. И ведь сам ни разу не засветился, знал, видно, под каким углом поставить неопытную дурочку, которая доверила ему самое дорогое, что у нее оставалось - себя и свое тело.

А ведь Серега предупреждал, что не закончил с ней, и даже намекал на славу сомнительного характера при первой встречи после случившегося. Вот только Оксана по-своему поняла его намеки, готовя себя к тому, к чему совершенно была не готова. Она то, дура, наивно полагала, что бояться надо безлюдных мест и замкнутых пространств, где можно стать легкой добычей для маньяка Сергея. Но не тут-то было...

Дальше все пошло по накатанной. Один что-то обидное сказал, другой подхватил, и это больше было похоже на эпидемию, где вирус распространялся со скоростью света, и целью его было - уничтожить все живое, что осталось в отравленном сердце Оксаны. Смешки в лицо, обсуждение за спиной, причинение, как моральной боли, так и физической. Нет, бить девушку напрямую никто не решался, но при каждом удобном случае, то подножку подставят, то плечом заденут.

В такие минуты начинаешь по-настоящему ценить то, что имеешь. Раньше Оксана и не предполагала, что жизнь была не столь ужасна. Пусть ее не замечали должным образом, но, по крайней мере, не трогали, если не считать шалости Орлова, которые казались теперь действительно безобидными. Дружба с Мариной тоже имела свои плюсы: она пользовалась уважением среди сверстников за счет статуса своего отца, возможно, поэтому Оксану и не трогали; но важнее то, что подруга всегда приходила на помощь, поддерживала и утешала, а теперь, после ссоры, предпочитала держаться в стороне. Да, Маринки не хватало, это точно.

Конечно, оставалась еще Сонька, но в стенах школы толку от нее не было никакого. Неформалка сама ни раз попадала под горячую руку, а потому могла лишь посылать сочувственные взгляды из далека. Да и Ксюша не хотела подставлять беднягу еще больше, взяв с нее слово, что та не под каким предлогом не будет вмешиваться. Поддержка на расстоянии в лице Михаила, тоже не приносила свои плоды. Да и Оксане по-прежнему было сложно открыться ему до конца. Поэтому виртуальный друг даже не догадывался, в какой ужасной ситуации оказалась его подопечная, и что на самом деле творилось у девушки в душе.

Единственный, кто пользовался беспрекословным уважением в школе и мог предотвратить травлю Оксаны, был Макс, который волею судьбы оказался прикован к кровати с переломом ноги после неудачного падения во время дружеского матча, как раз тогда, когда она отсутствовала в школе. Но не стоит раньше времени сбрасывать со счетов гнусного воришку, который в любой момент может раскрыть парню глаза на Оксану, и тогда он точно не захочет заступаться за ту, кто однажды унизила его не самым лучшим образом. А потому Оксана могла надеяться только на собственные силы, которые с каждым днем покидали ее со скоростью света.

Постепенно тучи сгущались, и теперь стервятникам мало было просто крикнуть что-то в спину, каждое слово причиняло острую боль, ранило в самое сердце, вызывало слезы отчаяния, которые ей приходилось скрывать в кабинке школьного туалета. Ее заставляли бегать как собачонку за собственными вещами, выбивали стул из-под нее в школьной столовой, били локтями в очереди в буфет. После уроков Оксана боялась выходить на улицу, зная наперед, что ее появления ждут во всеоружии. Но бежать было некуда, как и смысла прятаться, поэтому она выходила к своим мучителям, в надежде, что в этот раз все обойдется и интерес к ее персоне пропадет. Те же, в свою очередь, забрасывали хрупкую девушку грязными снежками, точно целясь в голову. Механизм был налажен до мелочей: одни лепят и подают, другие кидают снаряды, третьи наблюдают в стороне, снимают на телефоны сие представление и ржут. Никто и пальцем не пошевелил, чтобы остановить это безобразие, пока в один прекрасный день с больничного не вышел Орлов.



Фэйт Вернер

Отредактировано: 31.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться