Крики улиц

Глава 3

- Почему?! Почему вы не следите за своими учениками?! Да у меня дочь избили до полусмерти, я немедленно забираю её документы! – вокруг меня раздавались громкие голоса. Поморщившись, я попыталась открыть глаза. На мгновение меня ослепил свет, и я простонала от боли в голове и в теле.

- Элис! – воскликнул знакомый голос где-то совсем рядом. Это был отец… я медленно повернула голову, чтобы посмотреть на него.

Обычно бодрое, загорелое лицо папы сейчас было бледным и морщинистым. Под глазами были мешки, а волосы его стали на оттенок тусклее, будто поседели.

- Элис! – точно так же, как отец, воскликнула мама и подлетела ко мне. Я медленно повернула голову к ней. Лицо мамы было не лучше. Бледная, взволнованная, с растрёпанными волосами. Она обеспокоенно погладила мою щёку рукой, а я невольно шикнула от боли. Скула болела. Мама убрала руку, будто и вовсе боясь меня трогать.

- Дилан, смотри, что они с ней сделали! На ней же живого места нет! – из глаз мамы полились слёзы. Она закрыла лицо руками, рыдая, и отвернулась. Этого я и боялась – увидеть мамины слёзы…

У двери в палату я увидела высокого седовласого мужчину. Он виновато косился на всех нас, не решаясь подойти ближе. Кажется, это был директор школы.

Палата была простая, больничная. С белыми стенами, белым потолком, белой постелью. Даже пол напоминал шахматную доску, выложенный чёрной и белой плиткой.

Папа встал с моей кровати и подошёл к маме, успокаивая её. Нежно обняв маму за плечи, папа начал что-то шептать ей. Было видно, что отец и сам с трудом держался, чтобы не зарыдать.

- Да, Дилан, да. Мы уедем. Найдём место безопаснее этого. Элис доучится, и об этом инциденте уже никто не вспомнит. Мы уедем, - приговаривала мама, будто успокаивая нас всех.

- Нет…, - неожиданно для всех прохрипела я. Родители вздрогнули и синхронно посмотрели на меня, - мы…никуда не поедем…, - глаза родителей расширялись всё сильнее и сильнее. Теперь, зная всё положение дел, я не могла уехать. Это место меня привязало к себе, и пока я не найду, как разрезать верёвку, я никуда не поеду.

Возможно мои мысли были глупыми и детскими, ведь я не супергерой какой-нибудь, чтобы наводить порядок в незнакомой мне школе. Но стоило вспомнить страх КЛары, как она вжимала всем телом в подоконник и смотрела вокруг зверинными, дикими глазами...нет, я не могла уехать.

- Но Элис, они же тебя…, - мама не договорила, её глаза вновь застелили слёзы.

- Мы…никуда не поедем…, - повторила я. Глаза сами по себе закрылись, и я провалилась в сон.

Чёрная бездна была прекрасна. Здесь было темно, но легко, спокойно на душе и на сердце. Здесь не нужно было думать, здесь ничто не болело. Я знала, что это не смерть. Но я не понимала конкретно, что это. Просто чёрная бездна, поглощающая меня с головой, будто океан.

******

Открыв глаза уже в следующий раз, я очнулась дома. В своей кровати, в своей комнате. Тело уже не болело так сильно. На улице стояла тёмная ночь. Немного полежав, вслушиваясь в тишину дома, я поняла, что за всё время, проведённое в больнице, (хотя я не знаю, сколько я там пробыла) я достаточно належалась и выспалась. Мне хотелось встать. А ещё мне жутко хотелось пить, в горле пересохло. У меня даже почти получилось подняться на ноги, но боль в лодыжке резко заломила, и я вновь села в мягкую постель. Попытка номер два. На этот раз, помогая себе руками и держась за все выступающие и крепкие предметы, я встала с кровати. Опираясь на спинку, я подошла к окну. Шёл снегопад. Крупными белыми хлопьями сыпал снег. Обычно у нас редко бывает снег. И его, как правило, немного. Но сегодняшний день был исключением. Стоило мне поднять взгляд на окно напротив, как жалюзи резко закрылись.

Пройдя мимо зеркала, я ужаснулась. Сначала, я думала, что вижу совсем не себя, а другую девушку. Под глазом был ещё жёлтый синяк, скула была красная, на носу пластырь, а на губе – кровоподтёк. И это было лишь лицо… задрав футболку, я ужаснулась во второй раз. Рёбра были сплошь покрыты синяками, на животе - огромный синяк и бинтовая повязка, сквозь которую было видно, что у меня текла кровь. Ноги я смотреть не стала. Мне было достаточно увиденного.

Мне вдруг показалось, что за мной кто-то наблюдает. Резко обернувшись, я мельком увидела силуэт в окне напротив, жалюзи которого вновь были открыты. Силуэт и не думал отходить. Неужели Джек наблюдает? Подойдя к своему окну, я закрыла жалюзи. Не хватало ещё, чтобы он меня тут голой видел!

Я решилась спуститься на кухню и попить. На лестнице, правда, я чуть два раза не упала. Угроза жизни была велика, я и так сейчас слишком хрупкая, чтобы падать. Сломать себе ещё пару конечностей в добавок не хватало! Опираясь на всё, что видела под рукой, я добралась до кухни. Мне внезапно так захотелось горячего, моего любимого чая с лимоном. И есть. Заглянув в холодильник, обнаружила сэндвичи, сделанные мамой. Наливая себе чай, я забыла, что родители спят, и загремела посудой.

- Проголодалась? – внезапно спросила мама у меня из-за спины. Вздрогнув, я чуть не уронила горячую кружку и не вылила её содержимое на себя.

- Мам, зачем так пугать? – шикнула я на неё, перенося всё-таки кружку на стол. Так безопаснее.

- Я хотела поговорить с тобой, - мама вздохнула и села напротив меня. Было видно, разговор будет нелёгким. По крайней мере, для неё, - Элис, мы можем уехать отсюда. Мистеру Шедвуду плевать на своих учеников, он отказался выяснять, кто это сделал, - мама вновь вдохнула, - если ты хочешь отомстить, то…мы можем написать в полицию на них. Ты только скажи, кто это сделал, и мы напишем! – затараторила мама, но я её перебила.

- Нет, - она вздрогнула и посмотрела на меня удивлённым взглядом. Почему, когда я говорила «нет» так твёрдо и решительно, у всех была одинаковая реакция? Удивление, небольшой страх, молчание, - никуда мы писать не будем. И уезжать никуда не будем.



Vulfa25, Татьяна Майстери

Отредактировано: 14.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться