Крипи

Морской вояж

Все на­име­нова­ния в тек­сте яв­ля­ют­ся вы­мыш­ленны­ми. Мо­жет быть…

Боль­шие неп­ри­ят­ности на­чина­ют­ся с ма­лого об­лачка над мо­рем, по­доб­но­го ру­ке ан­гель­ской.
В дан­ном слу­чае все на­чалось с об­ра­щения со­вета ди­рек­то­ров пас­са­жир­ских и гру­зовых пе­рево­зок «Скан­дия» в на­шу Кон­то­ру. Из­вес­тную так­же как Объ­еди­нен­ный ста­тис­ти­чес­кий ин­сти­тут стран Бал­тий­ско­го по­бережья. Оп­ре­делен­ным уз­ким кру­гам из­вес­тно, что Ин­сти­тут бе­рет­ся не толь­ко за вы­чис­ле­ние сред­не­го на­доя со сред­ней ко­ровы, при­над­ле­жащей ус­ловно­му граж­да­нину бе­зымян­но­го го­сударс­тва, но и за де­ла, тре­бу­ющие вдум­чи­вого ана­лити­чес­ко-де­дук­тивно­го под­хо­да.
Ком­па­ния «Скан­дия» бы­ла счас­тли­вым вла­дель­цем фло­тилии из пя­ти пас­са­жир­ских па­ромов меж­ду­народ­но­го клас­са и дю­жины су­хог­ру­зов. Тран­спортни­ки чес­тно вы­пол­ня­ли пос­тавлен­ную пе­ред ни­ми за­дачу и ни­кого не ин­те­ресо­вали, а вот с па­рома­ми вы­ходи­ла по­доз­ри­тель­ная за­кавы­ка. Не­кий до­тош­ный тип из чис­ла слу­жащих ком­па­нии, то ли бух­галтер, то ли гла­ва ту­рис­ти­чес­ко­го от­де­ла, пред­ста­вил ру­ководс­тву прос­тран­ный от­чет на стран­ную те­му – о воз­раста­нии чис­ла са­мо­убий­ств сре­ди мир­ных ту­рис­тов, со­вер­ша­ющих кру­изы по Се­реб­ря­ному коль­цу при­бал­тий­ских сто­лиц. Пу­га­ющие вык­ладки под­твержда­лись рас­че­тами и до­кумен­таль­ны­ми сви­детель­ства­ми. От­че­ту прис­во­или гриф «Со­вер­шенно сек­ретно», рас­пе­чата­ли в трех то­мах и при­тащи­ли мо­ему бос­су. С прось­бой про­ана­лизи­ровать, ра­зоб­рать­ся и пре­сечь. Ибо тай­ну не уда­лось сох­ра­нить, уже по­пол­зли ка­кие-то ту­ман­ные слу­хи, до­ходы сни­зились на це­лых два про­цен­та и на го­ризон­те ма­ячил приз­рак ра­зоре­ния и ка­тас­тро­фы.
Босс приз­вал ме­ня и ве­лел в крат­чай­шие сро­ки оз­на­комить­ся, сос­та­вить ре­зюме и пред­ста­вить вы­воды.
Я заб­рал то­ма с гроз­ны­ми пе­чатя­ми в ка­бинет и на­чал зна­комить­ся.
При­мер­но 20% упо­мяну­тых са­мо­убий­ств мож­но бы­ло спи­сать на при­чуд­ли­вые, но все же нес­час­тные слу­чаи. Ос­таль­ные 80% бы­ли ти­пич­ней­шим су­ици­дом, за­фик­си­рован­ным по­лици­ей и под­твержден­ным па­толо­го­ана­тома­ми. По вре­мени со­вер­ше­ния ак­ты по бОль­шей час­ти про­ис­хо­дили на бор­ту па­рома, бли­же к за­вер­ше­нию странс­твия бе­долаг по хму­рым бал­тий­ским вол­нам. В нес­коль­ких слу­ча­ях граж­да­не сво­дили сче­ты с жизнью, уже по­кинув борт ко­раб­ля и вер­нувшись в дом, ми­лый дом. Две тре­ти са­мо­убийц бы­ли муж­чи­нами, од­на треть – жен­щи­нами. Воз­раст – от двад­ца­ти пя­ти до шес­ти­деся­ти трех. Ни од­но­го под­рос­тка в не­ус­той­чи­вом эмо­ци­ональ­ном сос­то­янии пу­бер­татно­го пе­ри­ода, толь­ко взрос­лые, впол­не сфор­ми­ровав­ши­еся лю­ди. Со­ци­аль­ное по­ложе­ние по­гиб­ших - са­мое раз­но­об­разное, от ви­це-ди­рек­то­ра круп­но­го бан­ка до сту­ден­тки пя­того кур­са фи­лоло­гичес­ко­го фа­куль­те­та. Про­ис­хожде­ние – пол­ный срез на­ций, оби­та­ющих в Бал­тий­ском бас­сей­не и поль­зу­ющих­ся ус­лу­гами ком­па­нии «Скан­дия». Ме­дицин­ские стра­хов­ки и дан­ные ос­мотров. Бу­кет тра­дици­он­ных бо­лячек, ни од­но­го слу­чая ра­ка в пос­ледней ста­дии, за­пущен­но­го ту­бер­ку­леза или ве­гета­тив­ной деп­рессии. Бу­дущие по­кой­ни­ки, всхо­дя на борт, бы­ли бод­ры, здо­ровы и с оп­ти­миз­мом смот­ре­ли в бу­дущее.
Под осо­бое по­доз­ре­ние под­па­дали три суд­на. Рос­кошный шес­тнад­ца­типа­луб­ный «Фес­ти­валь» и чуть ус­ту­па­ющие ему в раз­ме­рах и ком­форте «Ал­маз мо­рей» и «Прин­цесса ви­кин­гов». Уро­жай по­кой­ни­ков на них был осо­бен­но обиль­ным.
Схе­ма рей­сов пос­ледне­го го­да, со­вер­шенных этой тро­ицей, на­ис­кось пе­речер­кну­ла Бал­тий­ское мо­ре с вос­то­ка на за­пад. «Ал­маз» об­слу­живал ли­нию Санкт-Пе­тер­бург – Хель­син­ки – Сток­гольм. Два его на­пар­ни­ка важ­но кур­си­рова­ли меж­ду Сток­голь­мом и Тал­линном. По­рой вся тро­ица сто­яла в од­ном пор­ту од­новре­мен­но, по­рой не стал­ки­валась друг с дру­гом не­деля­ми. Пря­мой за­виси­мос­ти меж­ду пре­быва­ни­ем ко­раб­лей на од­ном рей­де и рос­том чис­ла са­мо­убийц не прос­ле­жива­лось. Па­ромы не по­пада­ли в ава­рии и сла­вились как на­ибо­лее точ­но сле­ду­ющие рас­пи­санию. От­зы­вы пас­са­жиров на сай­те «Скан­дии» бы­ли один дру­гого хва­леб­нее, рек­ламные фо­то ка­ют и па­луб ра­дова­ли глаз.
И все же кто-то за­подоз­рил не­лад­ное.
Вы­ходи­ло, что по­ра па­ковать че­мода­ны и от­прав­лять­ся в во­яж по Бал­ти­ке. За ка­зен­ный счет.
Я по­раз­мыслил. На бор­ту каж­до­го из па­ромов - от двух с по­лови­ной до трех ты­сяч че­ловек пас­са­жиров, плюс трис­та-че­тырес­та че­ловек эки­пажа. Ма­лень­кий пла­вучий го­родок, ко­чу­ющий от од­ной сто­лицы до дру­гой, в те­чении не­дели со­вер­ша­ющий круг по Бал­тий­ско­му мо­рю и Фин­ско­му за­ливу. Праз­дная ту­рист­ская тол­па, ша­та­юща­яся по па­лубам из зо­ны дь­юти-фри в ки­ноте­атр, от­ту­да в рес­то­ран или ка­зино. Ут­ром ту­рис­ты шум­но от­бы­ва­ют на эк­скур­сию, ве­чером воз­вра­ща­ют­ся и рас­те­ка­ют­ся по все­му ко­раб­лю, от са­уны на ниж­ней па­лубе до ба­ра на вер­хней. Что, спра­шива­ет­ся, мо­жет ра­зуз­нать в эда­кой тол­пе один че­ловек, пусть и с та­лан­том за­мечать по­доз­ри­тель­ные ме­лочи? Тут нуж­на це­лая бри­гада… ко­торая ров­ным сче­том ни­чего не най­дет, по­тому как ис­кать не­чего.
Вер­сию странс­тву­юще­го мань­яка, спе­ци­али­зиру­юще­го на ими­тации са­мо­убий­ств, я от­верг сра­зу. Слож­но­вато для мань­яка-то. И до­рого. Би­лет на рейс, но­вые до­кумен­ты для каж­дой по­ез­дки… На вся­кий слу­чай и для очис­тки со­вес­ти я прог­нал че­рез ана­лизи­ру­ющую прог­рамму фо­тог­ра­фии пас­са­жиров, по­бывав­ших на бор­ту мо­их по­доз­ре­ва­емых за пос­ледние две­над­цать ме­сяцев. За­кину­тый бре­день вер­нулся с уло­вом: об­ли­ками тех, кто дваж­ды, а то и триж­ды со­вер­шал пу­тешес­твие на «Фес­ти­вале», «Ал­ма­зе» или «Прин­цессе». Увы и ах, граж­да­не вся­кий раз за­пол­ня­ли до­кумен­ты на од­ну и ту же фа­милию, чес­тно по­луча­ли штам­пи­ки виз в пас­портах и бла­гопо­луч­но воз­вра­щались до­мой.
- На­до ехать, - сог­ла­сил­ся со мной босс. – Мо­жет, на мес­те что про­яс­нится. Пос­мотришь сво­ими гла­зами, как у них и что. Па­нику на­вес­ти всег­да ус­пе­ем. На твое счастье, к нам зав­тра как раз при­быва­ет «Прин­цесса». Ме­сяц те­бе на тру­ды.
В наз­на­чен­ный час я ми­новал проз­рачный ко­ридор при­чаль­но­го тер­ми­нала, влив­шись в тол­пу пас­са­жиров «Прин­цессы ви­кин­гов». Гу­док, се­рый дым, бур­ля­щие вол­ны за кор­мой, вспыш­ки фо­то­ап­па­ратов и про­чая ро­ман­ти­ка даль­них странс­твий. На­чина­ем ра­ботать.
Впе­чат­ле­ние о жиз­ни на бор­ту ко­раб­ля, сло­жив­ше­еся еще на бе­регу в Кон­то­ре, ока­залось со­вер­шенно вер­ным. Ста­до, со­вер­ша­ющее мо­ци­он от во­допоя до кор­мушки. Ве­чера­ми и но­чами – тан­цы и вы­пив­ка до упа­ду. Днем – пох­мелье и вы­лаз­ка в го­рода под стро­гим кон­тро­лем непь­ющих жен и под­руг. Ору­щие в рес­то­ране де­ти. Не­раз­лучные с ай­по­дами под­рос­тки, от­го­родив­ши­еся от ми­ра ка­пель­ка­ми на­уш­ни­ков. Бла­годуш­ные пен­си­оне­ры с «ко­дака­ми» и «ни­кона­ми», во­яжи­ру­ющие на скло­не лет. Раз­но­об­разные де­вуш­ки и жен­щи­ны – кра­сивые, очень кра­сивые и не очень кра­сивые. Странс­тву­ющий по свин­цо­во-се­рым вол­нам ин­терна­ци­онал. Див­ные за­каты и рас­све­ты. Все для то­го, что­бы ве­село и без­мя­теж­но про­вес­ти дни ко­рот­ко­го кру­иза.
Ко­неч­но, воз­можнос­тей од­но­го че­лове­ка не­дос­та­ет для кон­тро­ля за про­ис­хо­дящем на всем прос­транс­тве ко­раб­ля. Я сос­ре­дото­чил­ся на на­ибо­лее по­пуляр­ных мес­тах – от­кры­том ба­ре и тан­це­валь­ной пло­щад­ке на кор­ме, и раз­вле­катель­ном ком­плек­се вось­мой па­лубы. До­мини­ру­ющее ощу­щение – лень. Ле­нивый азарт, ле­нивый флирт, рас­се­ян­ная пре­сыщен­ность. Единс­твен­ны­ми по-нас­то­яще­му ак­тивны­ми и за­ин­те­ресо­ван­ны­ми пу­тешес­твен­ни­ками ока­зались ти­нэй­дже­ры и де­ти, ла­зив­шие пов­сю­ду и со­вав­шие свои но­сы вез­де, ку­да мож­но до­тянуть­ся. В ос­таль­ном –сы­тое, не­воз­му­тимое спо­кой­ствие обес­пе­чен­ных граж­дан Ев­ро­со­юза. Я не при­метил ни­кого, от­ме­чен­но­го пе­чатью же­лания вне­зап­но сой­ти с кру­га жиз­ни.
Опоз­дав все­го лишь на де­сять ми­нут про­тив рас­пи­сания, «Прин­цесса» без по­терь сре­ди пас­са­жиров приш­варто­валась в Сток­голь­ме. Вмес­те со все­ми я со­шел на бе­рег и пе­реб­рался на «Ал­маз мо­рей». Это суд­но не мог­ло пох­ва­лить­ся осо­бо ком­форта­бель­ны­ми ус­ло­ви­ями и бы­ло рас­счи­тано на пуб­ли­ку без осо­бых изыс­ков и зап­ро­сов. В ос­новном би­леты на «Ал­маз» бра­ли рос­сий­ские ту­рис­ты и те, кто хо­тел по де­шев­ке со­вер­шить пу­тешес­твие в Хель­син­ки.
Вы­ход со­вер­шился в нес­коль­ко нер­возной об­ста­нов­ке: из-за штор­мо­вого пре­дуп­режде­ния от­прав­ле­ние за­дер­жа­лось поч­ти на два ча­са. От­плы­ли в зло­вещей тем­но­те, под свист вет­ра и бе­ле­ющие во мра­ке бу­руны. Ог­ромный па­ром слег­ка рас­ка­чивал­ся на вол­не, так что подъ­ем по тра­пам был соп­ря­жен с не­кото­рыми труд­ностя­ми. Нес­мотря на за­зыв­но-лас­ко­вый го­лос по тран­сля­ции, ба­ры пус­то­вали. За­то наб­лю­далось ожив­ле­ние в рес­то­ране со швед­ским сто­лом, на­зывав­шемся «Семь мо­рей». Я то­же заг­ля­нул ту­да – по­ужи­нать и взгля­нуть на пас­са­жиров «Ал­ма­за». На­шел стол, не­воль­но об­ра­тил вни­мание на па­роч­ку по со­седс­тву. Лю­ди в ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке всег­да при­тяги­ва­ют чу­жие взгля­ды.
Две мо­лодые жен­щи­ны. Си­дев­шая в ко­ляс­ке блон­динка с не­выра­зитель­ным и от­сутс­тву­ющим ли­цом бы­ла пол­ностью пог­ру­жена в се­бя. В такт собс­твен­ным мыс­лям она рит­мично и мо­нотон­но по­махи­вала ле­вой ру­кой, слов­но ма­ят­ни­ком. Ее тем­но­воло­сая спут­ни­ца выг­ля­дела бо­лее ожив­ленной, хо­тя и ус­та­лой. Сес­тры? Внеш­не­го сходс­тва вро­де не наб­лю­да­ет­ся. По­допеч­ная-а­утик и ку­ратор-па­раме­дик-ком­пань­он­ка, ре­шил я.
Да­мы по­ужи­нали и уда­лились, их мес­то за­няла шум­ная семья с тре­мя со­вер­шенно не­выно­симы­ми деть­ми. В но­чи па­ром нес­пешно прок­ла­дывал путь по ар­хи­пела­гу Ты­сячи Ос­тро­вов, что от­де­ля­ет Сток­гольм от Бал­тий­ско­го мо­ря. Я кур­си­ровал при­выч­ным мар­шру­том от ниж­ней па­лубы до вер­хней, приг­ля­дыва­ясь и прис­лу­шива­ясь. Нес­коль­ко раз на­тыкал­ся на а­утич­ную де­вицу и ее соп­ро­вож­да­ющую. Спер­ва они си­дели в ба­ре, на по­лови­не для не­куря­щих, по­том пе­ремес­ти­лись в рес­то­ран, смот­ре­ли прог­рамму варь­ете. Точ­нее, смот­ре­ла ку­ратор. Блон­динка бе­зучас­тно та­ращи­лась пе­ред со­бой, не ре­аги­руя на ок­ру­жа­ющий мир. Нес­мотря на нев­зрач­ный об­лик и впол­не обы­ден­ное ли­чико, ме­рещи­лось в ней что-то жут­ко­ватое. Ли­цо как зас­тывшая гип­со­вая мас­ка.
Се­рень­ким дож­дли­вым ут­ром «Ал­маз» втя­нул­ся в га­вань Хель­син­ки. Пас­са­жиры сош­ли на бе­рег – кто на эк­скур­сию, кто до­мой или по де­лам, рас­про­щав­шись с па­ромом. Де­вицы на ко­ляс­ке сре­ди ухо­див­ших я не за­метил.
Спус­тя ров­но три ча­са и три­над­цать ми­нут пос­ле на­шей швар­товки ме­ня выз­ва­ла служ­ба внут­ренней ох­ра­ны па­рома. Слу­жащая кли­нин­га, уби­рав­ша­яся на чет­вертой па­лубе, ко­ридор А, ка­юты 4000 – 4200, об­на­ружи­ла без­на­деж­но мер­твую пас­са­жир­ку. Од­но­мес­тная ка­юта, да­ма из Шве­ции, трид­цать пять лет, наг­ло­талась таб­ле­ток, за­пила те­килой. Ощу­тив рвот­ные по­зывы, по­пол­зла в ван­ную ком­на­ту, уда­рилась го­ловой о кром­ку уни­таза и от­клю­чилась нав­сегда. Пред­ва­ритель­но щед­ро заб­рызгав ка­фель и ков­рик лип­ки­ми кап­ля­ми кро­ви. Ни­каких ви­димых при­чин для све­дения све­тов с жизнью. В ко­шель­ке кре­дит­ки, во­дитель­ские пра­ва и фо­то спа­ни­еля. За­фик­си­рова­ли скор­бный факт, упа­кова­ли те­ло в чер­ный ме­шок, от­несли в ме­дицин­ский от­сек, выз­ва­ли по­лицию.
Сов­па­дение или наг­лядное под­твержде­ние бре­довой те­ории о том, что над ко­раб­лем ви­та­ет злое прок­ля­тие? По­милуй­те, мы же ма­тери­алис­ты и ате­ис­ты до моз­га кос­тей. Ма­ло ли ка­кие об­сто­ятель­ства слу­чились в жиз­ни внеш­не бла­гопо­луч­ной да­мы? Че­лове­чес­кая ду­ша, как из­вес­тно – по­тем­ки.
В се­реди­не дня на­чали под­тя­гивать­ся пер­вые ту­рис­ты, вер­нувши­еся из на­бегов по су­венир­ным лав­кам, му­зе­ям и су­пер­марке­там. Мер­твую да­му тем вре­менем пе­ревез­ли на бе­рег. «Ал­маз» про­дол­жил свой кру­го­об­разный мар­шрут, раз­вернув­шись но­сом в сто­рону Тал­линна.
В Тал­линне, как со­об­щи­ла мне служ­ба по уче­ту пас­са­жиров, мы ут­ра­тили муж­чи­ну из ка­юты 5621, граж­да­нина Да­нии. Он со­шел на бе­рег и не вер­нулся к наз­на­чен­но­му вре­мени от­плы­тия. Ес­ли ве­рить би­лету, ко­неч­ным пун­ктом его во­яжа был Пе­тер­бург. От­ту­да дат­ча­нин и ту­рис­ти­чес­кая груп­па, в сос­та­ве ко­торой он ехал, от­прав­ля­лась на ав­то­бус­ную эк­скур­сию до Мос­квы.
Опять же. Ма­ло ли что слу­чилось. Зап­ро­сили Тал­линн – че­ловек с та­ким пас­портом и та­кими пред­ме­тами не уго­дил в боль­ни­цу или морг, не сни­мал но­мера в оте­лях. А­эро­порт, ав­то­вок­зал, же­лез­но­дорож­ный вок­зал и кон­то­ры по сда­че ма­шин в найм про­веря­ли спис­ки сво­их кли­ен­тов, но да­же при на­личии компь­юте­ров это тре­бова­ло оп­ре­делен­но­го вре­мени.
Не­уте­шитель­ные ито­ги: од­на са­мо­убий­ца, один без вес­ти про­пав­ший. Опять же, ма­ло ли ка­кие при­чины под­вигли ту­рис­та из Да­нии за­дер­жать­ся в эс­тон­ской сто­лице? У нас сво­бод­ный мир, где ник­то не обя­зан от­чи­тывать­ся о сво­их пе­реме­щени­ях.
От­зво­нил­ся и до­ложил­ся бос­су. Босс оза­дачен. «Ал­маз» сно­ва в пу­ти, дер­жит путь в Сток­гольм. Плыть пред­сто­ит всю ночь и еще часть зав­траш­не­го дня. В «Се­ми мо­рях» сно­ва ви­дел де­вицу-а­утис­тку. Се­год­ня у нее, по­хоже, вы­дал­ся хо­роший день – она са­мос­то­ятель­но ела и да­же под­держи­вала вя­лый раз­го­вор со спут­ни­цей. А­утис­ты, нас­коль­ко я знаю, бо­лез­ненно при­выч­ны к зна­комой об­ста­нов­ке и ри­ту­алам пов­седнев­ной жиз­ни, а эта от­пра­вилась в пу­тешес­твие. Лю­бопыт­но уз­нать, как эда­кое соз­да­ние, за­точен­ное в ра­кови­не собс­твен­ных фан­та­зий, вос­при­нима­ет ок­ру­жа­ющий мир. За­нима­ют ли ее па­мят­ни­ки ар­хи­тек­ту­ры и дру­гие го­рода? Или она не за­меча­ет ни­чего, плы­вя сквозь ок­ру­жа­ющий мир на скор­лу­пе сво­его при­чуд­ли­вого ра­зума?
И за­чем ей ин­ва­лид­ная ко­ляс­ка? А­утизм, нас­коль­ко я знаю, не соп­ря­жён с неп­ре­мен­ным па­рали­чом. Или соп­ро­вож­да­юще­му прос­то так удоб­нее пе­реме­щать ее, не опа­са­ясь, что она упа­дет или ша­рах­нется в сто­рону?
Блон­динка отор­ва­ла взгляд от та­рел­ки с не­до­еден­ным ужи­ном и сколь­зну­ла по мне пус­тым взгля­дом. Я ни­чем ее не прив­лек, она смот­ре­ла на па­роч­ку за сто­лом нап­ро­тив.
Па­роч­ка ус­пе­ла при­мель­кать­ся. Рус­ские. Де­вица очень прив­ле­катель­на, эда­кой рез­кой, хищ­ной и нем­но­го вуль­гар­ной кра­сотой. Она со­вер­шенно не под­хо­дила сво­ему при­яте­лю, ти­хому и нем­но­гос­ловно­му. Де­вица пос­то­ян­но бы­ла чем-то не­доволь­на. Я не по­нимал, о чем они спо­рят, но по ин­то­наци­ям бы­ло нес­ложно до­гадать­ся: кра­сот­ка то и де­ло вы­гова­рива­ла ка­вале­ру. Ей не нра­вил­ся па­ром, не нра­вилась ка­юта, не нра­вилось ме­ню, не нра­вилась вы­пив­ка в ба­рах и ноч­ное шоу в рес­то­ране. Свое не­ис­черпа­емое не­доволь­ство она щед­ро из­ли­вала на го­лову спут­ни­ку. Па­рень ге­ро­ичес­ки тер­пел, убеж­дая под­ружку сох­ра­нять спо­кой­ствие, но та уп­ря­мо же­лала скан­да­лить.
Не­весть от­че­го мне за­хоте­лось уз­нать име­на а­утич­ной де­вы и ее ком­пань­он­ки. Кто они, от­ку­да? При сов­ре­мен­ных тех­но­логи­ях это не сос­та­вило тру­да: я ук­радкой сфо­тог­ра­фиро­вал их в ба­ре, во­шел в ба­зу дан­ных пас­са­жиров па­рома и вклю­чил по­иск.
Ко­торый ни­чего не дал. Де­вицы в ба­зе не зна­чились.
Я ус­тро­ил про­вер­ку. Снял на те­лефон бе­гуще­го ми­мо ре­бен­ка, за­качал фо­то в ба­зу. От­вет при­шел поч­ти мгно­вен­но – имя, фа­милия, мес­то рож­де­ния, мес­то про­жива­ния, но­мер пас­порта и стра­хово­го по­лиса, но­мер ка­юты, име­на и фа­милии соп­ро­вож­да­ющих.
Вто­рая по­пыт­ка то­же за­кон­чи­лась ни­чем. Фор­маль­но ни а­утич­ки, ни ее спут­ни­цы на бор­ту «Ал­ма­за мо­рей» не чис­ли­лись. Как же они здесь очу­тились? С чем я имею де­ло – с глю­ком де­фек­тной прог­раммы или зло­наме­рен­ным про­ник­но­вени­ем на суд­но? Да­же предъ­яви они фаль­ши­вые пас­порта, прог­рамма рас­позна­ла бы фо­то! Од­на­ко в ба­зе нет их лиц, и что я дол­жен с этим де­лать? Ка­са­ет­ся ли это мо­его рас­сле­дова­ния – или ба­рыш­ни прок­ру­чива­ют свои тем­ные де­лиш­ки?
В Сток­голь­ме я за­ранее об­лю­бовал наб­лю­датель­ный пост на вер­хней па­лубе, как раз там, где ко­рабль вхо­дит в соп­ри­кос­но­вение с ру­кавом при­чаль­но­го тер­ми­нала. Ин­ва­лид­ная ко­ляс­ка не по­яви­лась. Скан­даль­ная рус­ская кра­сот­ка – то­же, а вот ее пар­ня я за­метил. Ми­новав та­мож­ню, он вмес­те с груп­пой ту­рис­тов ука­тил в от­кры­том эк­скур­си­он­ном ав­то­бусе яр­ко-крас­но­го цве­та.
Про­гулял­ся по опус­тевше­му ко­раб­лю. Вор­чли­вая де­ва об­на­ружи­лась в ба­ре, в ком­па­нии двух мо­лодых лю­дей. На сей раз она бы­ла на удив­ле­ние дру­желюб­на и хо­хота­ла во все гор­ло. Ду­эт а­утич­ной блон­динки и ее спут­ни­цы мне ра­зыс­кать не уда­лось, хо­тя я триж­ды обо­шел все па­лубы и да­же заг­ля­нул ту­да, где сто­яли в ожи­дании выг­рузки ав­то­моби­ли и боль­шег­рузные фур­го­ны. Не­ту. За­пер­лись в ка­юте? И как же они ту­да прос­кво­зили, учи­тывая, что они не про­ходи­ли ре­гис­тра­цию в пор­ту и не по­луча­ли элек­трон­ных кар­то­чек-клю­чей?
Не­уч­тенные пас­са­жиры. Чем даль­ше, тем странь­ше.
От­ча­лили. На удив­ле­ние ти­хий и спо­кой­ный ве­чер, пол­ное без­ветрие. В мед­ленно сгу­ща­ющих­ся проз­рачных су­мер­ках «Ал­маз мо­рей» шел ми­мо Ты­сячи Ос­тро­вов. На бе­регу мир­но све­тились ок­на в кот­теджах. Спе­шили к сво­им при­чалам ях­ты и ка­тера. Ты­сяча Ос­тро­вов, ог­ромный и та­инс­твен­ный ар­хи­пелаг. У каж­до­го ос­тро­ва свое наз­ва­ние, своя ис­то­рия и свои ле­ген­ды. По­сел­ки на бе­регу и оди­нокие до­мики. Пе­реми­гива­ющи­еся ма­яки. Нес­коль­ко ча­сов мы бу­дем плыть че­рез этот ха­ос кам­ня и во­ды. Рань­ше здесь пря­тались в за­садах драк­ка­ры ви­кин­гов, на каж­дом ша­гу под­жи­дали опас­ности и ко­вар­ные ос­тро­зубые кам­ни, при­та­ив­ши­еся под об­манчи­во спо­кой­ной во­дой. А те­перь на­ша бе­лая гро­мади­на сколь­зит се­бе по про­ложен­но­му фар­ва­теру, рас­се­кая глад­кие се­рые вол­ны.
Под­нялся на вер­хнюю па­лубу, гля­нуть на об­щую па­нора­му и по­раз­мыслить. Воз­вра­щать­ся или прой­тись еще од­ним рей­сом, на «Фес­ти­вале»?
Око­ло ба­ра сто­яли рус­ская кра­суля и ее па­рень. По­хоже, их от­но­шения по­тер­пе­ли пол­ный и окон­ча­тель­ный крах. Де­вица ора­ла, брыз­гая слю­ной и воз­му­щен­но раз­ма­хивая ру­ками. Па­рень мол­чал. Де­вица по­вер­ну­лась к не­му спи­ной и, про­моло­тив вы­соки­ми каб­лучка­ми по па­лубе, с гро­хотом ссы­палась вниз по же­лез­но­му уз­ко­му тра­пу. Слу­чай­ные сви­дете­ли раз­мол­вки друж­но сде­лали вид, что ни­чего не ви­дели. Па­рень ото­шел к по­руч­ням и за­курил, гля­дя на та­ющие в тем­но­те ос­тро­ва. Ко­рабль чуть за­мет­но сод­ро­гал­ся под но­гами, пых­тел жар­ким ды­мом из вен­ти­ляци­он­ных ще­лей, не­ук­лонно прод­ви­га­ясь впе­ред-впе­ред-впе­ред. Я сто­ял за уг­лом боль­шой тех­ни­чес­кой руб­ки – и не­до­умен­но смор­гнул, уви­дев ка­раб­ка­ющу­юся по тра­пу де­ву-а­утич­ку. Од­ну. Цеп­ля­ясь за по­руч­ни, она лов­ко вска­раб­ка­лась на­верх. По­вела низ­ко нак­ло­нен­ной го­ловой вле­во-впра­во, ме­ня не за­мети­ла – и дви­нулась пря­миком к оди­ноко­му рус­ско­му, яв­лявше­му со­бой апо­фе­оз оди­ночес­тва в ог­ромном без­жа­лос­тном ми­ре.
Ей ос­та­валось прой­ти ша­га два или три, ког­да он обер­нулся. Не знаю, что он уви­дел, но его рот рас­пя­лил­ся в ис­тошном кри­ке. Кри­ке, ко­торый я не ус­лы­шал.
А­утич­ная блон­динка кач­ну­лась впе­ред, от нее что-то отор­ва­лось – что-то, на­поми­на­ющее ее ко­пию из дым­ча­того ту­мана, спе­цэф­фек­тно­го эк­топлаз­менно­го приз­ра­ка из шоу «Мис­ти­чес­кие ис­то­рии». Проз­рачная тень на­вали­лась на кри­чав­ше­го пар­ня, обе­ими ру­ками рва­нула его за кур­тку на гру­ди и пе­рева­лилась за борт – в об­нимку с дру­гой тенью, су­дорож­но раз­ма­хивав­шей ру­ками и но­гами.
В ре­аль­нос­ти, на бор­ту «Ал­ма­за мо­рей», блон­ди­нис­тая де­вица не­лов­ко спот­кну­лась и поч­ти упа­ла на сто­яв­ше­го у по­руч­ней мо­лодо­го че­лове­ка. Он под­хва­тил де­вуш­ку, по­мог встать на но­ги и, по­хоже, спро­сил, все ли с ней в по­ряд­ке. Де­вица за­мед­ленно кив­ну­ла. Рус­ский ока­зал­ся джентль­ме­ном – гля­нул на а­утич­ку вни­матель­нее, смек­нул, что с ней от­ро­дясь не все в по­ряд­ке, и по­вел к еще от­кры­тому ба­ру с пи­вом и чип­са­ми.
Я сто­ял, на­поми­ная се­бе, что нуж­но ды­шать мед­ленно и раз­ме­рен­но. На зе­леном плас­ти­ке по­ла ря­дом со мной упа­ла длин­ная тень. Под­пол­зла, за­мер­ла. У ме­ня дос­та­ло си­лы во­ли мед­ленно обер­нуть­ся.
- В бы­лые вре­мена мы сра­зились бы в чес­тном бою, что­бы вы­яс­нить, кто ко­го, - за­дум­чи­во про­из­несла па­раме­дик, соп­ро­вож­давшая а­утис­тку на ко­ляс­ке. – Но вре­мена из­ме­нились, ка­кое счастье. Те­перь вы, ра­зум­ный ра­ци­она­лист, прос­то не по­вери­те то­му, что ви­дели. И рас­ска­зывать ни­кому не ста­нете. По­тому что вам ник­то не по­верит. Та­кие ис­то­рии хо­роши для те­лесе­ри­алов. В жиз­ни не про­ис­хо­дит ни­чего по­доб­но­го, вер­но?
Она сто­яла и смот­ре­ла на ме­ня. Не­высо­кая де­вуш­ка с ши­рокос­ку­лым от­кры­тым ли­цом и тем­ны­ми во­лоса­ми. Пряд­ки ше­вели­лись, хо­тя ни­како­го вет­ра не бы­ло. На крат­кий миг ее чер­ты поп­лы­ли, слов­но я смот­рел на нее сквозь стек­ло или тол­щу во­ды – и там, за этим стек­лом, нес­пешно на­резал кру­ги кто-то очень ста­рый, страш­ный и рав­но­душ­ный.
- Кто вы? – спро­сил я. Ду­рац­кий воп­рос, но ни­чего луч­ше в го­лову не приш­ло.
- Ди­тя мо­ря, - спо­кой­но ска­зала она.
- Вы ру­сал­ка?
- Мож­но вы­разить­ся и так, хо­тя это бу­дет не сов­сем точ­ным оп­ре­деле­ни­ем, - она чуть ско­сила гла­за, про­верив, как там ее спут­ни­ца. Блон­динка и рус­ский пи­ли сидр.
- Ва­ша под­ру­га толь­ко что стол­кну­ла за борт че­лове­ка, - вы­гово­рил я.
- Н-да? – моя со­бесед­ни­ца скло­нила го­лову к пле­чу. – Кто же тог­да си­дит вон там?
- Я ви­дел, - уп­ря­мо про­дол­жал нас­та­ивать я.
- Вы да­же тол­ком не по­няли, что имен­но ви­дите, - пре­неб­ре­житель­но от­махну­лась она. – Это не убий­ство и не охо­та. Это взи­мание обе­щан­но­го. Лю­бой ко­рабль, про­ходя­щий ми­мо на­ших ос­тро­вов, пла­тит дань. Лю­бой. Всег­да. Так гла­сит до­говор. До­говор, не име­ющий сро­ка дав­ности. Зак­лю­чен­ный в дни, ког­да мне­ние лю­дей ни­кого не ин­те­ресо­вало, а ва­ши ду­ши и те­ла бы­ли прос­то раз­менны­ми мо­нет­ка­ми. Преж­де мы за­бира­ли все. Те­перь бе­рем по­нем­но­гу. Вос­по­мина­ния. Зна­ния. Же­лания. Мы не гор­дые, нам все сой­дет, - она улыб­ну­лась, ос­ка­лив мел­кие зу­бы.
- А по­том лю­ди, у ко­торых вы ук­ра­ли ду­шу, сво­дят сче­ты с жизнью, - до­гадал­ся я.
- Лишь не­кото­рые, - она по­кача­ла паль­цем пе­ред мо­им но­сом, и мне по­мере­щил­ся ос­трый изог­ну­тый ко­готь, го­товый рвать и кром­сать. – Боль­шинс­тво жи­вет дол­го и счас­тли­во, не за­мечая сво­ей ущер­бнос­ти. На­обо­рот, им так да­же лег­че и про­ще. Нич­то не му­чит, нич­то не бес­по­ко­ит, нич­то не за­ботит. И мы не кра­дем. Мы бе­рем при­над­ле­жащее нам по пра­ву. Пра­ву тех, кто стар­ше, ум­нее и силь­нее.
Она улыб­ну­лась, и сквозь приз­му фаль­ши­вого че­лове­чес­ко­го об­ли­ка вновь прог­ля­нуло древ­нее чу­дови­ще. Не возь­мусь опи­сать, чем имен­но бы­ли страш­ны ее чер­ты – прос­то в го­лове би­лось твер­дое по­нима­ние то­го, что че­лове­ку нель­зя дол­го на­ходить­ся ря­дом с ней.
Я по­пятил­ся.
- Ку­да же ты? – она вы­тяну­ла ру­ку, ока­зав­шу­юся не­ожи­дан­но длин­ной, и кос­ну­лась ме­ня. Дот­ро­нулась вы­тяну­тым паль­цем, лег­ко и не­ощу­тимо… и я осоз­нал се­бя сто­ящим на пус­той па­лубе. Бы­ло хо­лод­но и хо­телось спать.
Вер­нувшись спус­тя не­делю в Кон­то­ру, я пред­ста­вил бос­су свой от­чет – о том, что на су­дах ком­па­нии «Скан­дия» не об­на­руже­но ни­какой па­ранор­маль­ной чер­товщи­ны, а ма­тери­ал па­мят­но­го от­че­та не­дос­та­точ­но реп­ре­зен­та­тивен и нуж­да­ет­ся в до­пол­ни­тель­ной про­вер­ке. Да, на па­ромах про­изош­ло нес­коль­ко са­мо­убий­ств, но все они име­ют под со­бой впол­не обы­ден­ные при­чины: за­тяж­ная деп­рессия, фи­нан­со­вые не­уря­дицы, кри­зисы са­мо­иден­ти­фика­ции и сред­не­го воз­раста. Грус­тно, пе­чаль­но, но не­из­бежно. Не вся­кий в си­лах вы­дер­жать ритм ны­неш­ней су­мас­шедшей жиз­ни.
Я по-преж­не­му счи­та­юсь од­ним из луч­ших сот­рудни­ков Кон­то­ры. Ре­зуль­та­ты мо­их пси­холо­гичес­ких тес­тов мож­но вы­веши­вать в ка­чес­тве об­разцо­вых, на­чаль­ство мной гор­дится, счет в бан­ке не­ук­лонно рас­тет.
В пос­леднее вре­мя что-то скре­бет­ся на ду­ше, не да­ет по­кою. Лов­лю се­бя на том, что нер­вно вздра­гиваю при ви­де ин­ва­лид­ной ко­ляс­ки, осо­бен­но ес­ли в ней си­дит мо­лодая жен­щи­на. Тя­нет к мо­рю. По­рой сры­ва­юсь пос­ре­ди ра­боче­го дня и у­ез­жаю за го­род. Мо­гу ча­сами си­деть там и смот­реть, как од­на за дру­гой на­бега­ют на плос­кий ка­менис­тый бе­рег вол­ны. Мне ка­жет­ся, я по­терял что-то. Уро­нил в рас­се­ян­ности с кор­мы па­рома. Ес­ли бы я вспом­нил точ­но, что это бы­ло, то мне ста­ло бы лег­че. Я пе­рес­тал бы ощу­щать се­бя не­пол­но­цен­ным, рас­ко­лотым, ка­ким-то не­доде­лан­ным.
По­рой мне при­ходит на ум стран­ная мысль. Ес­ли бы я за­шел пог­лубже в мо­ре, я бы по­лучил под­сказ­ку. На­мек. Ука­зание на то, что же это бы­ла за та­инс­твен­ная про­пажа. Но по­том я на­поми­наю се­бе, что я – ра­зум­ный, ло­гичес­ки мыс­ля­щий че­ловек, креп­ко сто­ящий обе­ими но­гами на зем­ле.
Я ухо­жу с по­бережья.
Бо­рясь с ощу­щени­ем то­го, что кто-то прис­таль­но смот­рит мне в спи­ну. Ес­ли быс­тро ог­ля­нуть­ся, я смо­гу за­сечь это­го раз­дра­жа­юще­го сог­ля­датая.
Но я ни­ког­да не обо­рачи­ва­юсь. За­чем? Ведь за мо­ей спи­ной толь­ко мо­ре да Ты­сяча Ос­тро­вов.



Джерри Старк

Отредактировано: 04.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться