Крис

Размер шрифта: - +

Глава 13.

   Через несколько минут мы с Вив уже шли по дороге в деревню. Крис остался на пепелище, пообещав нам не трогаться оттуда без веской причины. Оглянувшись в последний раз, я увидел его сидящим около сохранившейся стены. Я помахал ему рукой, он ответил тем же. Вивьен не оглянулась.

   Прозрачный воздух постепенно согревался, дорога была ровной, и вокруг кипела весенняя жизнь. Ребенок на руках у Вив молчал, прижавшись к ней. Странно, но он, видимо, не умел говорить. Я заметил, что чем ближе мы подходили к деревне, тем больше он прижимался к Вив, а когда до первых домов осталось около ста метров, он вдруг крепко вцепился в ее шею и, спрятав лицо у нее на груди, начал не то стонать, не то скулить, напомнив мне щенка. Вив это встревожило, но так как мы не могли узнать у него, в чем дело, пришлось продолжить путь, не обращая на это внимания.

   Миновав околицу, мы в изумлении остановились. Из-за дома, рядом с которым мы стояли, была видна главная улица деревни и площадь. Посреди нее находился огромный костер, дым от которого мы заметили еще на опушке леса. Он уже догорал, и невозможно было разглядеть, что именно сожгли, но запах паленого мяса заставил нас тревожно переглянуться. Вокруг костра собралась большая толпа крестьян. Видимо, вся деревня была на площади, потому что я разглядел не только взрослых обоего пола, но и глубоких стариков. В толпе сновали чумазые дети, а в центре, поодаль от догоравшего костра, густая толпа мужчин окружала нечто, вызывавшее особое любопытство у всех присутствующих. Мужчины что-то делали, изредка переругиваясь, а все остальные жадно наблюдали за их действиями. Захваченные общим любопытством, мы с Вив решили подойти поближе. Толпа не обратила на нас никакого внимания, потому что именно в этот момент тесная группа в центре расступилась, и мы увидели, как двое коренастых мужчин подняли два шеста и водрузили их посреди площади. По толпе пронесся вздох, и она замерла. Замерли и мы с Вивьен, потому что зрелище, представшее перед нами, заставило нас на мгновение перестать дышать.

   На одном из шестов была распялена снятая кожа женщины, залитая кровью. Кожу снимали второпях, поэтому везде болтались обрывки мышц и нервов. Голова женщины была цела, и я с ужасом увидел, что она больше похожа на волчью – как будто сквозь черты человеческого лица проступала маска зверя. У нее были странно заостренные уши, поросшие шерстью, теперь совершенно слипшейся от крови. Широко открытые глаза были разными: один из них, вполне человеческий, был полон ужаса, зато второй, желтый, с узким зрачком, принадлежал волку.

   На втором шесте торчала голова очень крупного волка. Его пасть была оскалена, уши прижаты, и на губах еще виднелась пена. Когда голова поднялась над толпой, я невольно вздрогнул – столько в ней еще было ярости и злобы. Немного ниже ее на шест был нанизан кровавый кусок мяса, и, приглядевшись, я понял, что это сердце.

   Налетел порыв ветра, кожа женщины затрепетала на шесте, и красные капли полетели в толпу. Я видел, что некоторые женщины отшатнулись, но основная масса стояла неподвижно и молча, глядя на дело рук своих. Стояли и мы с Вивьен, оцепенев, не будучи в силах ни говорить, ни двигаться. В тишине слышался лишь едва различимый скрип шестов, качавшихся под тяжестью жертв. Я все не мог отвести глаза от двух голов, но постепенно в моем сознании начал возникать третий образ – ребенок, прижавшийся к боку Криса, а рядом – волчонок, облизывающий пальцы Вив. В какой-то момент оба этих образа соединились в один, и я понял, что нам надо немедленно уходить отсюда, уходить как можно быстрее, пока кто-нибудь из этих извергов нас не заметил. Повернувшись к Вив, я увидел, что она, став белее снега, пристально смотрит на макушку вцепившегося в нее младенца. Я дернул ее за порванный рукав и мотнул головой в сторону леса. Она молча кивнула, и мы стали очень осторожно и медленно отходить назад.

   Добравшись до крайнего дома, я облегченно вздохнул и порадовался на наше везение – приди мы чуть раньше или чуть позже, и нам бы не выпутаться так просто. Я перевел дух и обернулся. Надо было добраться до бывшего трактира – это было единственное укрытие между деревней и лесом. Там нас ждал Крис, и хотя он был без оружия, мы вдвоем все же могли как-то продержаться против крестьян.

   Путь к отступлению был открыт, и я уже собирался ринуться по нему, увлекая за собой Вив… и вдруг почувствовал, что на меня кто-то смотрит. Стараясь двигаться неторопливо, я повернул голову, и в нескольких метрах от нас увидел чрезвычайно грязного мальчишку. Он стоял, держась за край дома, и было видно, что он удивлен едва ли не больше нас. На его лице было написано жгучее любопытство, он переводил взгляд с меня на Вив, и с нее на ребенка, но пока, видимо, не связывал нас с последними событиями. И в этот момент я совершил ошибку. Нам надо было бы сохранять полное спокойствие, и, возможно, мы смогли бы выпутаться, но я решил, что успею перехватить непрошеного свидетеля, и быстро шагнул в сторону мальчишки. Его мгновенно лицо перекосилось от страха, а из горла вырвался самый громкий крик, какой я слышал в жизни.

   После этого все было потеряно. В ответ на истошный вопль нашего соглядатая послышался угрожающий гул голосов и топот ног. Через секунду из-за дома вывернула и понеслась на нас толпа человек в двадцать. Едва они нас увидели, как из многих глоток вырвался торжествующий рев, и они прибавили скорости. Нечего было и думать убежать от них, поэтому мне оставалось только одно – умереть, защищая Вивьен. Я шагнул вперед, прикрывая ее и ребенка, и в этот миг меня вдруг охватило странное чувство – мне почему-то показалось, что это еще не конец, самое страшное еще впереди. Эта мысль пронеслась и исчезла, и на меня навалились первые нападающие.

   Я встретил их достойно. Три человека сразу вышли из строя, причем мне показалось, что один – навсегда, но это только разъярило толпу. На меня насело сразу человек десять, и, хотя я и успел нанести пару неплохих ударов, меня просто повалили на землю, и я почувствовал, как по моей голове прошлись чьи-то ноги. Где-то рядом вскрикнула Вив, и это подвигло меня на последнее усилие – раскидав ближайших противников, я почти сумел подняться, но кто-то сзади полоснул меня по спине, и я снова упал под ноги нападающим. И в тот миг, когда я хотел только одного – потерять сознание, чтобы не чувствовать боли, послышался чей-то строгий голос, и мои палачи остановились.



Ольга Еремина

Отредактировано: 25.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться