Кристиан Фэй

Размер шрифта: - +

Неблагородный разбойник

Дорога вилась меж деревьев и густых, усыпанных ягодами кустов. Она брала свое начало издалека, на главной улице одного городка в холмах. Игриво сбегала по склонам, обдуваемая теплыми июньскими ветрами, затем проносилась через лес, где солнце било сквозь молодую листву и согревало ее, пятнами падая на землю. Вырвавшись из окружения деревьев, дорога уходила к пятнам деревушек, раскиданных вдоль голубой ленты реки.

Как раз в этот погожий денек семья Шефер собралась в путь. Вдоволь погостив у родственников, они отправились домой, ступив на дорожную пыль в пять часов утра. Как истинные верующие, перед отъездом они поставили свечку Христофору Огненному, чтобы добраться в целости и сохранности, со всем скарбом и займом на зерно.

Но в тот день у Христофора Огненного был выходной. А у Гарри Вырвиглаза рабочий день только начинался.

Свесив ноги с ветки, он лениво наблюдал, как скрипучая телега переваливается на кочках. Когда она поравнялась с Гарри, он подал знак. Тенькнула веревка, и на дорогу рухнуло подрубленное дерево, раскинув свои ветви на добрых четыре метра вокруг.

— Приветствую! — крикнул Вырвиглаз, тяжело спрыгнув в дорожную пыль. Он не спеша выудил охотничий нож и наставил его в испуганные лица семейства. Улов был, честно говоря, не очень. Крестьянин, его краснолицая жена и три девицы неопределенного возраста. Все они смотрели на него скорее с любопытством, чем с ужасом.

— Вы на земле Гарри Вырвиглаза. Советую без всяких трюков выложить плату за проезд, и побыстрее, — продекламировал он давно отработанную речь, с досадой понимая, что много на новой жертве не заработает. Но отступать уже было поздно.

Из телеги донесся восклик, заслышав который Гарри вздрогнул.

— Ты — тот самый разбойник, ограбивший Папашу Булки? — догадалась самая юная из трех дев, от волнения теребя свою пшеничную косу. — Он давно это заслужил. Вся наша деревня только о тебе и говорит.

— Да? Щас тресну от гордости. — Гарри почесал лоб и указал острием ножа на сумку. — А теперь гоните бабло.

На лесной дороге воцарилась неловкая пауза.

— Но мы же не бандиты, как Папаша и его люди! Это — наши последние деньги! — возмутился отец семейства. — Если мы отдадим их тебе, то зимой останемся без зерна...

— А мне какое дело? — рявкнул Гарри.

— Мы думали, ты не похож на остальных.

— Мало ли, что вы там думали.

Он подал знак ребятам, и те принялись вспарывать тюки, вываливая тряпье на телегу. Забрав протянутый ему кошель, деловито пересчитал монеты.

Гарри Вырвиглаз не отличался благородством, что бы там ни утверждала молва.

 

***

 

Но следующий клиент оказался еще хуже. Определенно, боги наказывали Гарри.

Различив одинокое цоканье копыт под сводами вечереющего леса, он подал знак ребятам, и те мгновенно скрылись в кустах у обочины. На пригорок взобралась чахлая лошадка, переступая костлявыми ногами. На ней гордо восседал столь же тощий темноволосый парень. Он держал спину так прямо, словно в его зад вставили штык; оглядывал ползущие мимо кусты и пни, будто те были его подданными, собравшимися на поклон.

К несчастью для Гарри, эта беспечность разбойников не насторожила.

— А ну стоять! — велел Вырвиглаз.

— Добрый день! — ответил ему всадник и салютовал затянутой в перчатку рукой. — Вы, должно быть, Гарри Вырвиглаз?

— Да, — сдержанно кивнул Гарри.

— Тот самый?!

— Именно.

— Восхитительно!.. Эй, поосторожнее с этими штуками! — воскликнул он, наконец заметив направленное на него оружие. — Не люблю пистолеты. Они так ненадежны, могут пальнуть в любой моме...

— Гони кошелек.

Парень заткнулся и моргнул.

— У меня его нет. Меня зовут Кристиан Фэй, и я...

— А кольца? Цацки есть?

— Нет, — Фэй расплылся в улыбке, и Гарри овладело странное желание прекратить допрос. И даже не мыслить об обыске. Судя по замешательству остальных парней, им тоже пришелся не по душе хищный желтый блеск в глазах всадника.

— Кристиан Фэй, так меня зовут, и я хотел бы к вам присоединиться.

— Что?

— Присоединиться. Стать разбойником, влиться в команду, есть со всеми из одного котелка.

— Я с этим педиком из одного котелка точно жрать не буду, — проворчал косматый Грязный Рот за спиной Гарри, и тот кивнул. Только слабоумного им не хватало.

— Езжай-ка ты отсюда, — решил он и махнул рукой, нагоняя психу попутного ветра. Но Фэй невозмутимо спешился, снял котомку с вещами с седла и что было силы шлепнул кобылу по крупу. Та сорвалась с места, припустила по дороге, щелкая суставами, и скрылась из виду, не успел Гарри сказать «черт».

— Вот черт, — запоздало процедил он и сплюнул в дорожную пыль.

— Зовите меня Кристиан, — лучезарно улыбнулся Фэй.

Вырвиглаз собрался было продырявить ему ногу — для начала, — но его опередили. По лесу прокатился выстрел, и у самых сапог Фэя взметнулся фонтанчик пыли.

— Извиняюсь. Палец соскочил, — ухмыляясь, отсалютовал Белый.

Поправив лихую охотничью шляпу с пером, он соскочил с ветки, ловко приземлившись на обе ноги — даже слишком ловко для своего немаленького роста и атлетической комплекции. Среди ребят Вырвиглаза он был новичком, но уже успел доказать, что знал свое дело отлично. Это мог подтвердить и охранник Папаши Булки, оставшийся без мочки уха за попытку вынуть оружие из кобуры.

А Фэй при одном взгляде на стрелка побелел так, словно увидел призрак.

— Ничего страшного, — процедил он. На миг Гарри показалось, что эти двое знали друг друга, но он быстро отмахнулся от глупой мысли. Что холеный дворянин мог забыть в обществе разбойника с большой дороги?



Катя Вереск

Отредактировано: 22.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться