Кромешный холод

Размер шрифта: - +

Пролог.

Я решила твёрдо,
Что тебя забуду,
С головою гордой
Я уйду отсюда.
Не ищи напрасно
Ты в дожде слезинку.
Помни, я опасна,
Если в сердце льдинка.
Не ходи налево —
Там тебя я встречу
Снежной Королевой,
Холодом отвечу.
Не ходи направо —
Бойся поворота,
Там за переправой
Очень злое что-то…
(Т. Снежина)

Большую спальню с высоким потолком в королевском дворце Эренделла освещают лишь несколько свечей в канделябре. Десятилетняя Эльза просит отца не задувать их, поскольку сегодня ей предстоит спать одной. В незнакомом месте. Анну, после случившегося во время их совместной игры прошлой ночью, оставляют с матерью и сиделкой. У девочки переохлаждение и острая лихорадка, и лекарь настоятельно рекомендует дать ей ромашковый отвар, и не беспокоить. Несколько дней в покое, — по его словам, — и она будет как новенькая. Зато Эльза, даже до конца не успевшая понять, как всё произошло, не может найти себе места. Она напугана. Особенно после слов о том, что её ледяная сила, — увы, о которой она очень мало знает, — будет крепнуть. Родители никогда не заговаривают с ней на эту тему, хоть с кислыми улыбками утверждают, что «нет нужды переживать», и порой Эльзе кажется, что она колдует лишь во сне или в каком-то неведомом для её сознания пока трансе. Однако ей вовсе не нужно быть ученым или звездочетом, чтобы понять одну-простую вещь — будь то великий дар или страшное проклятие — с этим нужно уметь жить. Магию нужно уметь держать при себе и не допустить того, чтобы кто-нибудь от неё пострадал.

— Не снимай перчаток, Эльза, — назидательно говорит отец, наклоняясь и мимолетно прикасаясь губами к её лбу. — И старайся поменьше бояться. Страх пробуждает темные силы. А здесь монстров нет. Уж я-то знаю. Я тут ночевал, пока не женился на вашей маме…

— Единственный монстр здесь — это я, — вздыхает Эльза, кивая.

Она видит, как отец открывает рот, но не сразу находится с ответом — это ещё больше убеждает её в правдивости слов Тролля-Пабби.

— Выбрось из головы дурные мысли, Эльза. Иначе кошмары будут. — Король укоризненно качает головой. — Спокойной ночи. Завтра мы начнем с тобой заниматься.

— Заниматься? — Эльза приподнимается в постели.

— Да, я нашел человека, который поможет тебе справляться с магией.

— Он тоже владеет ей?

— Нет, но много повидал на своём веку. — Король задумчиво улыбается и, поправив одеяло, опять касается легким поцелуем щеки Эльзы. — А теперь — спи.

— А как там Анна? — успевает спросить Эльза.

— С ней всё будет в порядке…

Двери со скрипом закрываются, и пламя свечей колышется от потока воздуха, отбрасывая громадные причудливые тени на стены. Эльза лежит на спине и гипнотизирует потолок. Перед её глазами всё ещё та тихая лесная опушка, где живут Тролли, появляющиеся, согласно легендам, лишь на истинный зов о помощи. «Хорошо, что это не сердце — голову-то мы убедим…», — слова, сказанные дедом Пабби с явным беспокойством, и Анна, её дорогая маленькая сестра, на руках у отца, — с белеющими волосами и прерывистым дыханием, — Эльза не может выкинуть из головы это ощущение первобытного ужаса, выворачивающее её наизнанку, словно судороги. А ещё ей никак не дает покоя мысль о том, что Анне стерли часть воспоминаний, дескать, чтобы избавить от искушения снова играть с ней…

Спустя какое-то время у Эльзы сильно замерзают ноги. Она пытается укрыться одеялом, но его будто и нет. Окно, хлопая ставнями, вдруг отворяется, и ночь, врывающаяся к ней без всякого спроса, приносит с собой морозный воздух. Самый настоящий снег.

Но за окнами — осень.

Эльзе становится не по себе. Она встает и подходит на цыпочках к окну. Нет, ей не холодно, тогда почему же руки так трясутся? Хочется позвать отца, только ей кажется, что даже если она сейчас закричит — никто не услышит.

Кошмар?

Да, это очевидно.

Значит, нужно проснуться.

И как можно скорее.

Эльза касается ставень, и тут же они покрываются тонким голубым слоем инея. Девочка одёргивает руку, увидев, что на ней нет перчаток. И вспоминая слова отца: «Не прикасайся к предметам, Эльза, пока ты напугана…».

А она напугана?

Снова очевидно.

Свист ветра, и вот уже последние свечи гаснут, оставляя Эльзу в полной темноте. Хотя, есть снег. Но и он, кружащийся по помещению, теперь превращается в буран — Эльза отпрыгивает то в один угол, то в другой, но до неё всё равно долетают холодные осколки, похожие на куски разбившегося стекла. Они ранят — Эльза уже чувствует, как покалывает её голые ступни — весь пол усыпан осколками.

Эльза кидается прочь из комнаты, но как только двери открываются — она кричит. Ведь видит внизу только черноту. Обрыв, уходящий вниз, также с торчащими повсюду осколками изо льда. Пропасть. Назад. Скорее назад. К окну. Но ещё один шаг — ноги вдруг объезжают по ставшему совершенно гладким полу — Эльза едва не падает вниз. Она цепляется руками за дверной проем, замораживая его — дерево трескается, опора дверей кривится.

Кажется, что весь дворец сейчас ходит ходуном.

Эльза отчаянно, с визгом, зовет на помощь.

А в ответ слышится только глухой злобный смех.

Эльза отбегает от дверей и становится в центр комнаты. Она помнит, как учил её защищаться один из лучших воинов отца — он говорил, что врага всегда нужно видеть в лицо и не дать ему зайти за спину. Она держит руки в напряжении — она готова дать отпор. Если понадобится. Да. Она применит магию. И плевать, кто бы там ни был. Если сейчас ей некому помочь, то придётся всё делать самой.



Cool blue lady

Отредактировано: 14.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться