Крошечка-Уошечка

30

 

  XXX.

 

   И были у нас на ближайших деньках-последышках: бардак, бедлам и бойкот.

   И мне лично изо всех их тока бой-кот понравился, потому как Фроська с ним охотно задружила. Хотя и не весна. А жарко – жу-у-уть! И вентилятор для воздуха в кухне сломался – прям не в тему, и не на тот момент, када можно ломаться, зимой типа!

   Но бой-кот Фроськин – не тот дурак, штоб другой весны ждать. Та ведь совсем как бы нескоро. Фроська и передумать может, ежель чё. А так, пришел – увидел – наследил! И обое они щастливы вроде очень. А то!

   Чегой-то вы мне тут не поняли?.. Ну, тупики прям какие-то!..

   Бой-кот – это котяра-полюбовник, без вопросов! Чё, по слову не ясно, што ль?! Хм.

   Фроська заскучала у нас маленько. И ее понять как бы легко. Все тут ором орут, ногами дико стучат, всяко разно вопят. И так – кучу дней!

   Ну и сбежала она от нас, коровка моя упитанная, но нервная!

   Дверь-то дурень наш Васька на миг всего не запер. А коша моя умная – возьми да и дай дёру! Мозгулинька! А то! В секунду – и хвост из виду пропал!

   Ну, потом я ее искала по району, и Владик тож искал, и все ваще искали. Даж Ватсон искал, который по случаю на тачке мимо нас ехал.

   Видит: бегаем мы все по разным сторонам и перекликаемся смутно. Решил, как врачишка опытный: спятили от наркошки, видать!

   Такого он о нашей семье глупого мнения, как потом оказалось. Ишь! До чё додумался! Тож мне, психолог стрёмный!

   А потом вылез Ватсон из машинки. И вызнал от Леси, которую сперва изловил, што – нет, спятили мы не от наркошки, а от пропажки Крошкиной кошки тока. И обрадовался. Типа, што нас особо лечить не надо, а тока кошку мне найти – и всё путём станет!

   И стал меня Ватсон добрый на машинке мелко-мелко возить. Как шажком. А я из окошка кричала: «Фро-о-осик, ве-е-ернись!..»

   Но никто не мяукал в ответки. И нефиг мы не нашли. Тока голос охрип.

   А потом пришли мы домой кучей. Глядим все внутрь ненароком.

   А сперва Васька увидал и захрюкал почти от щастья!

   Потому как – вон: сидит на кухне, прям на столе Фрося моя важно-важнецки! Живая совсем! И – типа как королева!

   А вокруг толстенький котяра серый гуляет по полу. И ей, как королеве, значит, вовсю комплиментит. Мол, мур-р-р и мяу-ув, красивая коша! Люблю, мол, дико! И слезь, прошу-умоляю! Поближе бы познакомиться, красавица, в натуре, надо!..

   Оказалось, кто-то из нас дверь поспешно не запер. Когда убегали искать.

   И Фрося бой-кота себе в дом привела. Во, умка какая! Меньше, чем за час любовю нашла! В одиночку притом! Как я прямо! Родная душа!

   Да уж! Мы с Фроськой – факт, девки не промах! Уметь надо! А то!..

   Владик мой сразу брякнул про то, што кота привить надо. Мол, зараза!

   А я сказала, што – после, а щас – авось, и пофиг! Потому как, ежель тут любовь – прививать опасно! Ты его оттащишь, а он – в печальки! Бой-кот, в смысле.

   И драться станет. И нацарапкает нас. И тогда вот и станем мы все с заразой реально. Когти ему, поди, дикому, никто пока не мыл!..

   Короче, налили мы им молоком миску из эмальки. И Фроська слезла. И стала с котом рядом лакать. И хитро глядеть на бой-кота.

   И потом мы ушли. Их одних на кухне оставили. Но я подглядела тишком.

   Вот, говорят, зимой плодиться надо – для согрева. Или весной, пока не жарко, штоб не устать. Нефиг врать-то! Мои коты и на жаре расплодятся! Как сама я и увидала...

   А потом слышим: внизу кто-то дико вопит со двора женским криком.

   – Му-у-урзик! Му-у-урзик! Лапу-у-усечка сла-а-адкая! Верни-и-ись!..

   И всяко разно кричит про то, што кота, мол, на шапку украли.

   Ну, я пошла еще на бой-кота поглядеть. В том смысле: хватит ли его на шапку? Ну, для годовалого дитенка – мож, хватит. Серая шерсть густая и длинная весьма. Красиво. Прям сразу понять Фроську можно, чё она его конкретно выбрала!

   Такой кот – хм, точняк ухоженный и балованный к тому ж. И дом как факт понимает. И на людей ему – начхать! Не уличный, видать, ни разу! Те-то попугливей обычно.

   Ну, сделала я свой вывод. И на балкончик пошла. Перегнулась вниз маленько и проверяшки кричу:

   – Тетя, а, тетя! Ваш кот какого цвета?

   А она снизу:

   – Серенький он, как заинька, деточка! Не видала ли?! Ох, горе! Убёг!

   А я опять проверяшки:

   – А жирности кот ваш какой?

   А она скорбно эдак взвыла:

   – Толстенький маленько, сарделечкой! Тока на нем шерсти больше, чем тела! Потому кажется, будто он – жирный! Но он, Мурзик-то, просто толстый слегка! Любимка мой! Ох, бедняга! Задавили, поди, гады подлые! Он же из дому – ни ногой, хотя у нас и первый этаж всегда был!..

   Я ей и кричу ответки:

   – Тетя! Тут постойте, ща-а покажу!

   И побежала в кухню. Там как раз все довольные, и тихие уже.

   Взяла я находку Фроськи на ручки. Во, нефиг врет тетя-то?! Толстый, блин! Эт моя Фроська – толстая коровка! А этот бой-кот – точняк, жир-трестина! Того гляди, по швам пойдет! На месте полосок белых, которые под пузом!

   Намаялась я этого быка на балкон-то тащить. Хорошо хоть, висел смирно и не рыпался. Устал, видать, с кошей моей любовь крутить.



Екатерина Цибер

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться