Крошечка-Уошечка

32

 

   XXXII.

 

   Ну так вот.

   Сели мы все вдруг на четыре свои машины и еще четыре чужие – и погнали в Самару. Ну, тот большой город, про который вы уже от меня помните.

   Эт я надеюсь как бы.

   Ведь про Самару-то я уж кой-чё раньше вам сказала. А если вы не в теме, тада у вас, – извиняшки сразу! – ну очень большой склероз.

   И нефиг надо вам с таким склерозом – про Москву париться?! Вам тада и дома неплохо. Всё ж равно, коль кто склерозит дико, так ему – пофиг, хде да хто, и чё там забыл...

   Ну чё, помним Самару?! А!.. Ну, значит, всё путём, раз склерозу у вас ни разу нету!..

   Значит, можно мне дальше финтить, чего мы да как всей семейкой нашенской у жизни брали!..

   Билеты, например. Брали. А то! Для самолетов, понятно.

   Взяли цельную пачку – прям вот на всех. На меня, на моего принца, на папку, Жанку, жениха с невестой, и на вторую сладкую парочку – Тосю с Васей. И на родню бородача Моськиного, понятно.

   Ну, тех, чужих маленько, мы пока отложим без описашек. Кратко тока о них: шумные и долбанутые, прям как моя родня. Так што, терять им с нами в дружбе – нечего.

   И на Лесеньку, понятно тож, билет брали.

   Вот тока с ней, лапуськой нашей, прокол вышел. Не лично с Лесей, а с ее прикладом. В лице принца-оборотня, как бы.

   Чё: какая фигня?! Ни разу не фигня! Прям по факту!

   По факту, угу, фигня – она в том, што када ты, как царевна, к кому-то – прям со всей душой, тада он тебе для сердца – без варианта, принцем как бы. А потом вдруг – бац! И нефиг не принц остался. И нефиг не ясно: какой-такой фигней ты так напоролась, што тебе в конкретки – оборотень достался?!

   И Лесеньку было жаль. Но не долго.

   Вот, лишь бы вам меня перебить! Чё неясно-то?..

   Был у Леси моей ухажер. Даж, как она сама призналась, реально круто ухи ее жрал – в фигуральном контакте, и прям – до общего кайфу. Но, блин, как до вопроса про семейную честь дошло – слинял ухажер прочь, скотинка така подлючая!

   Типа, мол, у него дела важнецкие, и ни разу он со своими усами в Москву – не может.

   Деловой, блин, нашелся!..

   А Фросю, кстати, мы Розе Николавне... Тьфу, привыкать пора!.. Маме моей самоназванной и новейшей – во, кому Фросю оставили! На присмотр типа. Штоб им без нас скучно не было.

   Ну, Фросе штоб мама Роза могла холодильничек помочь открыть, сосисы ей сварить. Или даж прям так дать. Фрося их и сырыми иной раз любит, сосисы-то.

   Ну, а маме Розе коша мой хвостатая может, как Кот-Баюн сказочный, и сон намурлыкать, и ваще – нервы укрепить. Хотя маме Розе и так вроде – неплохо, и с нервами у ней – всё путём, раз меня, как факт принцева секса, пережила и даж залюбила особо. Хотя, чего так сразу – неясно. Ну, и ладно – зато приятно, што это так...

   Короче, Рыжие Усы мою сеструшку-наилюбимку подло бросили. Но плакать мы не стали, понятно. Нефиг надо! У нас ведь в запаске – Ватсон есть! И притом теперь уж – в стократ щастливый. Мы и его у судьбы урвали, хотя не сразу врубились, што это так.

   Ваще, чего я по жизни заметила: урвать добренькое можно ведь и случайно. Не обязалка, штоб стопудово тужиться. И даж тужить – тож порой не резон.

   Вот, иной раз, ставишь цель – и прешь к ней, как танк на параде. А приперся – глядь: одна фигня!

   А другой раз, ничё так как бы и не думала загодя-то. А оно, добренькое-то, само мимо гуляло, тока свистни! И ты тут нечаянно так дунула себе под нос, а чёт вдруг свистнулось. Типа ненароком. В смысле того ненароком – што никакого Рока в задумке не было, и никакие хряки иль хреки, иль все те, кто на теме того стоит, што «ничё не избежать и ничё не сцапать», тож рядом не оказались.

   А оказалось тока оно, добренькое. В нашем случае и в конкретках – Ватсон. Врачишка наш и миляга неописуемый, потому как на него када смотришь – ваще мигом таешь. От радости, што эт вот самое щастье твоей роднющей сеструшке перепало. А в конкретном разе – моей...

   Ну, эт я сбилась маленько. Всего-то по факту надо заметить: вместо Рыжих Усов, имя которых я нарошно забыла – штоб их, подлых, роком в машине из динамика бамкнуло, и штоб к тому ж и тяжелым! – вместо их подлых поехал с нами Ватсон.

   Сперва – на тачке своей, прям с Лесей в обнимку. Потому как у ней, горюшной, от потери тех усов сил спорить не было. А када уж силы обратно пришли – нефиг не охота стало вырываться, потому как обнимашки с Ватсоном ей понравились.

   Ну, а нам с принцем из-за тех ихних обнимашек не пришлось так вот комфортно ехать. Потому как тачка сама не побежит. Ей мужик для проезду нужен.

   А хозяин-то был сзади, от рулика вдали, и дико занят девахой. Обольщал, пока та без сил к отказам. И Ватсонову машинку потому вел мой Владик. А я ему на дорогу потыкивала, хотя он и сказал раз сто, што – пофиг, и сам, мол, в курсе!

   Ну и чего с того, што – в курсе?! Мож, мне приятно особо, што я умею дорогу тыкать и принца направлять на реально верный путь?!

   Ну, а сзади-то нас новая парочка целовалась вовсю. И мне тока потому обидно не стало, што мы с принцем уже так до поездки нацеловались, што опухли – всюду и все.

   И губы, и ваще, што найдется. И стали как пупсы в супермаркете – дутые и душистые.



Екатерина Цибер

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться