Крошечка-Уошечка

33

 

XXXIII.

 

Ин-тер-людия.

А хто не в теме: ин-тер-людия – эт така фигня, када ты пешком в люди ходишь, а када от них устал, то стал чёт вот – горьким, и притом не Алёшкой, а Максимкой. Тока не той, какая песенки сладеньки поет. А мужиком с усами. И в углу сел, и давай свои огорчинки скорей печатать. В люди штобы – заместо себя – отдать. Не одному ж страдать потихоньку! Пущай и другие – тож пострадают. За компашку!

Кароч, ин-тер-людия – эт такой крупный перетёр. Иногда – статуса жизни с усами, иль даж без них вапще. А иногда – темы какой полезной, иль не особо. И вся така фигня в дневничок как-то сама сбоку залезает, и в центр ползет. Прям как кошмарик про то, хто убил Лору Палмер. Хотя, я так думаю, с ее именем, каким пальму реально померить можно, как хвост удава попугаем, она, Лора-то, сама напросилась...

Значит, так. Ин-тер-людия. Перетрем проблему со смыслом. Но смысл перетирать не будем!

Я, чтоб вы не круто моего добавочного ума пугались, сразу предупрежу. Меня Владик на команду Кусто смотреть заставил. Долго. И давно еще. И там чёт не очень по-русски перевод звукал. Хотя я всё поняла, но повторить из того – не всё удобно. Звучит оно по тексту там – как чужое, не Крошково. Мне Владик сказал, што эт у перевода не наш диалект. А я заспорила, што нефиг врать! У нас в Пензе – диалекта вовсе нету! Потому как с таким словом только Кусто в море бывает. А Крошка на суше – нефиг и ни разу не сможет жить, если с таким страшным типом, как диалект, рядом. Эт не слово, а чисто – мочилово! По крайнему срезу – для Крошкиного слуха. Моего, то есть.

Но, как потом оказалось, я от Кусто и от рыбок в странном переводе резко поумнела. Сама-то никак не замечаю, но Владику – видней. А он говорит: да!

Ну, чё-как?! А просто! Живем и неплохо! Уж точно – куда получше, чем Пенни со взрывом в своей Америке!

Тока вчера по ушам меня вдруг внезапкой бумкнуло. Причем Владиковым голосом. Густым и очень, если кто забыл.

Жила я себе полгода, печальки не знала. И тут вдруг Владик в сетке народной рылся, рылся. Музычку какую-нить новенькую нам на ужин искал. И вдруг ка-а-ак загудит: «Не-е-е! Ну ты, Оль, ваще-е-е супер! Ты ж словарик не знаешь! А глянь-поглянь, Автор! Йо-моё-ё-ё! И в натуре – я прям щас тобой загоржусь!»

А у меня от неожиданья восторга ушки сперва загудели. Изнутри. Потому как Владик иной раз слишком громкий бывает. Особливо, када счастлив и вдруг.

Ну, я типа как к нему на диванчик подсела. И в сотик его гляжу. А сотик у Владика – новый, тока неделю, как куплен. Экран такой широкий-широкий, што на него две кружки с чаем поставить можно. Но я не ставлю. Потому как там – сенсор! Эт, если вы забыли, такой финт, када от большого тепла сотик сразу дохнет. От льда из морозилки, кстати, тоже. Прежний так и сделал...

Ну, в общем, сидит мой Владик. Качается от радости, диваном скрипит. Глаза крупные. И сияют. Аж опасно мне стало! А што, если эт – не счастье, а – зоб начался? Мне сеструхи мои недавно сказали, што глаза таращить – опасно! Наука доказала. Потому как болезнь такая есть, када глаза на лоб, и шея – широкая. Как у Владика стало в тот момент, када он меня в сети нашел. Не меня, понятно. Я-т на диванчике целиком была. А мой дневничок хороший. Нашел. Принц. Сам. Про нашу жизню, которая сама собой стала – сама нормальная, и как жизнь даж без «ю» на охвостке. Потому как – любовь удалась!

Сперва-то мы с Владиком на бложик попали. От песенки прям «Галавойапстену» на ее одноименца с другой текстовкой. А тама, в бложике, вона чего понаписано оказалось: «Галавойапстену, дорогие авторы! Новая эра правил! Хто нефиг и ни разу пять тыщ значков на предъяву себе в дневничок цельный месяц не наложит, так того – нафиг ща заморозим! Как йохурт прямо. На дальний срок сохраненьки. Чтоб неповадно было цельный месяц ваньку валять и читков не радовать! (Оставим вас льдом для потомства тех, кто его народит.) И для Крошки вот специально, так как она типа как круто тупая, сразу прям объясняем: разморозка ставит дневнички Автора в элементы не первой свежести! Потому как книжки надо читать теплыми, первосвежими, а не опосля разморозки. Кароч, хто тут не наложит пять тыщ значков, тот пусть знает – ждет его заморозка! Даж и Крошек! Удачи!»

А Владик, смешилка мой, тока одно просёк. Что я, кроха его, – Автор! Потому как мое имя Крошкино и титул Автор в одной предложеньке близко полежали.

– Слышь, Оль? Чё, в натуре, ты у меня – Автор? Типа писатель? Типа в реале книгу гонишь? – сразу меня мой Владик и спросил.

А я смутилась маленько и говорю:

– А то!..

А Владик у меня не всегда сразу в контекст врубается. И потому офигел он реально, как конь в библиотечке. Если вдруг попадет. В смысле – конь. Правда, один даж библиотекарем там работал. Но то давно было. Када и Царь Морской древний Киев еще не залил, и даж князь Владимир дворец свой Дубу не проиграл. Хто не видал ту страшилку – эт в мультах запечатано. Фирма «Мельница». Всем – стоит и надо, хотя б глазком! А двумя – еще лучше! Там ведь клёвые богатыри есть. Три штуки особо крупного типа. Владик на них, как брат родимый, похож. И потому я мульты про Киев особо люблю. Но не коня. Потому што конь Юлий там, хотя и учёный, и книжки даж читает, но тупой и не умный ни разу. Да и о роже той коневой есть у меня сомнения. И имя у него – как у девчонки прям, тока если их много. Девчонок. Мож эт намек, что конь тот – бабник? Тада и вовсе – неодобрилка ему от меня, по факту!..

Ну так про бложик вчерашний вернусь, пока не забыла нафиг.



Екатерина Цибер

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться