Крошечка-Уошечка

4 - 5 - 6

 

      IV.

 

   Нет, посмотрите-ка на нее! Обиделась! Ушла!

   А что я такого сделала? Всего-то – заснула.

   Уж и заснуть нельзя...

   Ну, Светка, погоди! Захочешь серьялик глядеть – а я не стану рядом сидеть, пульс щупать! Пусть чудовища из компа тебе в нос эдак смрадненько дышат – а валерьянка вся – вот назло тебе, Светка! – уже Фроське вылита!..

   – Фрось! Ты чего? Ты куда?..

   Так, штора погибла. После Фроськиных когтей шей не шей – без пользы!

   – Фрось, сладенькая моя, дохленькая моя, оклемайся, не окочуривайся!!!  

   Вот говорила мне Жанка: нельзя назло вредить!

   Что теперь с Фроськой будет? Она ж целый пузырек слизала! Сама я, говнюшка, ей на пол и вылила! Светка, коровка дурная, зачем ушла?!

   – Фро-о-ось!..

   Кажись, обморок! Как бревно лежит. Хвост – палкой. Глаза закрыты. И улыбочка – брр! Посмертная.

   – Котинька чеширская, не лыбься, мявкни че-нить! Жива?! Жива-а?..

   Бли-и-ин! Единственную родную душку загубила! Кто меня теперь жалеть станет?!

   Так-так-так! К ветеринару, срочно! Надо будет – мою кровь пусть Фроське перельет! Для кошатинки мне не жалко. Все равно кровососы-родичи меня, Хаврошечку, уморят...

   Берем, значит, на ручки. Бежим с третьего на пятый этаж. Там, под самой крышей, тетя Даша живет. Ей хотя и сто лет в обед, а еще помнит, как звериков лечить! Кто раз ветеринар – им и умрет!..

   – Теть Даш, спасите! Я Фроську сгубила! Жить без нее – никак! Ни в жизнь себе не прощу! Такую подружку заморить!

   Топчусь, значит, у входа.

   Тетя Даша в плане звериков – баба сурьезная. Кто обидел – в дом не ходи!

   Кружки по площадке нарезываю. Психую, значит.

   А они обе выходят через час. Фроська об ноги врачихи знай себе трется. Намекает, мол, не отдавай.

    – Фро-о-ося! Прости меня, ду-у-уру! – реву.

   Сжалились они.

   Тетя Даша меня платочком утирает. Он у ней нафталином воняет, хоть и хлопковый! А коли носишко нанафталинить – любой враз оклемается! Подозреваю, она и Фроську этим же платочком откачала!

   А кошечка, солнышко мое, на ручки ко мне – прыг! И по мокрым щекам хвостом ободряюще: трып-трёп, трып-трёп! Типа: жива я, утешься!..

   Ну, я и утешилась.

   Иду себе с Фроськой в лапках. Тьфу, в ручках! Иду по лестничке, глаза от радости щурю. И вдруг – бац!

   Где – бац? Что – бац?

   А я почем знаю?!

   Бац – и всё!

   Отключка понимания.

 

   V.

 

   Ну, потом-то я глазки открыла. Чай, не покойница пока.

   Голубею так, глазками-то: туда-сюда, туда-сюда!

   А он стоит. Принц!

   Вот – чего вы хрюкаете?!

   Натурально – стоит!

   Я на лестнице лежу. Фроська мою правую руку лижет – я в ней пузырек недавно держала, пахнет валерьянкой-то.

   А он, прекрасный такой, стоит и на нас любуется.

   Не просто пацан, а – крутая девичья мечта!..

   Сам такой крупный, крепкий. Как гантеля, только по вертикали. Ноги кривые – как у пирата! Кулаки свисают. В смысле: руки по швам и кулаки висят. Сексуально так! Кру-у-уто! Типа: где твои враги, девица? Уложу!

   А потом нагнулся надо мной и брутально так спрашивает:

   – Цела, лохушка?

   – Цела, – шепчу. – Тут было «бац!» Это – что?

   – Бац – это ты! – говорит. – Спотыкнулась об меня. Где зенки были?!

   А мордасик у пацана такой, ммм, – кирпичиком, красноватый! И серый чуб – дыбом! Не так, как у Васьки, а – стильно. С умыслом: глянь, какой я секси!

   Ой, да! Секси! Качок! Крепчок! И волосы – оригинальные, как бы пепельные! Сам сигарками пахнет. Но торс мощный. И носище сопит – супер! Видать, не всем курево вредит. Кого боится, тем не говняет, легкие не портит!

   Поднял он меня. Отряхнул. И – влюбился.

   Че ржете-то? И ты, Фроська, не лыбься!

   Натурально. Влюбился пацан. Погорел. С концами.

 

   VI.

  

   – Вот ты, Свет, говоришь, мол, я – дура самовлюбленная! Дура не дура – не знаю. Крошечкой-Уошечкой кличут – факт. Но не самовлюбленная. Рациональная я! Сердцем чую!

   – Оль, зайчик, как он мог тебя враз, так вот просто, и – залюбить?! А? Поднял – и всё? Конец?

   – В натуре, – говорю, – конец! Сама видела! На нем джинсы такие были – слепой не заметит! В обтяжечку! Никакой конец не спрячешь. Даже самый малюсенький...

   – А на кой тебе – малюсенький?

   – Кто сказал? А... Не, не малюсенький... Это я просто объясняла. Я тебе что талдычу?! Давай мириться! У меня теперь – любовь. А влюбленных надо прощать.

   – Ага! Прощать! А кто на чудище дрых! Оно ка-а-ак пошло, как на нас с Ником полезло. А от тебя – никакой поддержки!..



Екатерина Цибер

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться