Крошечка-Уошечка

10

 

   X.

 

   И вот ЭТИ сёстры меня Уошечкой кличут!..

   Слышьте, чего удумали!..  

   Вломились ко мне Тоська с Леськой в личную норку в полпятого вечера. И бЕлками скачут, мой личный коврик топчут!

   «Идем, Уо-о-ошь! – орут. – У тя-я завтра днюха намечается! Мы из тебя красу сделаем! Ехиптянку! А то без Ехипта теперь – никак! В июне папка нас к мумиям повезет – соответствовать станем! Мы че ж порешили – ехиптянками быть! И тебя в резон возьмем, потому как Зоська – не хочет...»

   Послушала я их – офигела в натуре!

   И пошла у меня в мозгу мощная переоценка цен! Реально, блин!..

   Вот, ведь – как выходит! Меня, значит, Уошкой кличут, а сами-то – идио-отины полные! Хотя на вид – худые. И даже – умные. Иногда. Но вид их – один обман!

   Чего удумали-то! Даже Зоська-Моська отказалась! Не так тупит!..

   Ну, Тоська – ладно. Она, мож, хитрит. Меня заманивает. Сделает одной мне Ехипту, а сама – тикать! А вот Леська – она ж меня не кинет. Раз сказала, что тож – ехиптянкой, видать – станет!

   Ужасть какая!..

   Чего ржете-то? Вы их, небось, не видали, ехиптян-то этих! А я – видала! В школе учили. И киноши потом были. И еще один – с носом длинным, и ушами! – в «Гриммах» был.

   Так вот. Ехиптяне – эт такие трупики без мозгов. В гробе лежат. А потом ка-ак прыгнут! И опять – бац! – в гробы. Потому как – без кишок совсем! И без мозга! А пустым долго не проскачешь – балансу нет, равновесие как бы держать. Одно дело: два прыжка и – бряк!..

   И потому я так думаю: Тоська с Леськой – точняк, ополоумели! Ехиптянками быть хотят! И меня за собою тащат! Во, дуры-то!

   И я ка-а-ак крикну:

   – Не дамся! И тебя, Лесь, не дам! Пусть Тоська, коли не брешет, сама в мумии скачет! А нам кишки – не без пользы!..

   Ну, стали они верещать. Типа, кишки не тронем, только – голову! Ишь, утешили! Мне, мож, голова тож – не без пользы пока! Хотя и – уошечная. Что в свете новых проблем – дюже спорно. Потому как: если моя башка – дура, то че тогда о сестринских сказать можно, коли они, дуры, сами на трепа... Блин, слово забыла!.. На трепа... Трепана... Короче, эт когда мозги из башки ножичком вытрёпывают! Врачи, значит. Ехипетские! А потом по горшкам кладут. Не ножички. А – мозги...

   Вот, не помню: зачем? Типа, цветы удобрять, что ли? Или нет... Не помню я! А ведь знала. Раньше. В школе когда. А теперь – ушло. Срамота-а!..

   Короче, вижу я – у Леськи глаза круглые и серьезные. Побёгла к Жанке шустро. Та на кухне че-то лопала. Втихаря. Пока, значит, мы не съели...

   Вздрогнула Жанка – от холодильника отпрыгнула. А зря боялась!

   Мне смотреть-то некогда, че она там лопает! Хоть всю жрачку слопай, жмотина, тока дочур спаси!

   Кричу я:

   – Жанка! Лови их, Тоську с Леською! Они к Ехипту хотят! Без мозгов чтобы! И меня тащут!..

   А Жанка моя куделями рыжими трясет и хихикает.

   – Пущай, – говорит, – идут! Себя сперва сделают. Потом тебе покажут. И завтра, на твою днюху, если те, Уошь, понравится, мы и тебе Ехипту сделаем...

   Ну, Жанка – сволота-а! Это мать называется! Родненькая! Меня ей жальчей, чем роднулечек! Типа, я повыбирать могу: совсем без балансу быть или как?! А сестрички мои – без вариантов, пущай трупиками во гробы ложатся! Без мозгов! Что самое, я вам скажу, во всём этом страшное: без мозгов-то!..

   Побежала я к дурам своим.

   Ору:

   – Матке вашей родной – чихать! Да я вас зато люблю! Тебя, Лесь, особенно! Хотите ехиптянку – из Моськи сделайте! Не жалко! А вас до Ехипту – не пущу!

   А они уже не у меня в комнатке. И не в своих. В их комнатах тока – бардак, и одеколонами воняет злостно. Аж дышать нечем! Вона, с чего они и сдурели – нанюхались!..

   Обежала я все комнаты – нету их! Удрали! ЖизнЯ им надоела! Вишь! Папке моему, мож, тоже надоела – но он, умка мой, в ехиптяне пока ж не топает!

   Натурально я как бы озверела.

   «Поймаю – убью! – думаю. – Уж лучше я сама! Одним туком! Чтоб не мучались! Сама  помогу! Чем докторам-то ехипетским на истяжку родню отдавать!»

   Она хотя, родня-то, и хамистая, да – своя! Я ж их, дур, всё одно люблю, хотя и крови мы разной. Как Маугли и мартышки, к примеру!

   Выскочила я на балкон и ору:

   – То-о-осик! Ле-е-есик! Верни-и-итесь, ро-о-о-одненькие! Я лучше в нату-у-уре сама вас ухло-о-опаю, чем ехи-и-иптянам отдава-а-ать!..

   А они, дуры, из подъезда вышли, машут мне руками и смеются. Полоумные-то!

   Ну, побежала я вниз. Догнать, значит. Чтобы отговорить!

   А Жанка меня за подол халатинки – цап!

   – Ты, – говорит, – не понти, Уошка! Они, поди, поумней тебя будут. Сами знают, че им с головами творить!

   Я и заревела дико. А она говорит:

   – Ты это, не реви! Ты иди полы, что ли, помой. А сестры твои скоро вернутся. Глядишь, и тебе Ехипта ихняя полюбится!..

   И ушла из дому.



Екатерина Цибер

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться