Крошечка-Уошечка

Размер шрифта: - +

11

 

   XI.

 

   А какая у меня сёдня Днюха была – за-гля-де-ние! Даже Моське – понравилось!

   Папка мне с утра подарок притащил!..

   Почему – пылесос? Вы что? Пылесос у нас есть. Даже – два! Один – мой, один – домработницы. Она раз в неделю приходит. По пятницам. Убирать всё то, чего я пока не успела. Народу-то дома вал. А совесть, чтоб, значит, не мусорить на пол, – только у меня. И у Фроськи.

   Фроська – кошка умная, и порядок знает. В песочек ходит. А больше – никуда.

   Зато остальным людям в нашем доме – всё пофиг! Где стоял, там корку банана и бросил. И сам через нее упал. Потом. И орешь: «Э-э! Уошка! Почему мусор тут, а не в ведре!»

   Это про папку. Остальные – еще хуже. Они не орут, когда падают. Они просто так орут, без причины вовсе!..

   Ну так, в тему забью: уборщица Наташа пришла утром, всё за нами собрала, чего я собрать не успела, потому что мы вчера с принцем вместо уборки – ругалися.

   Такая вот жизнь – опасная. Думала, любовь станем начинать, а начались понты!..

   А всё шло так... Слушать сюда!..

   Пришли мы ко мне в кухню. В общую, конечно. Потому что в моей спальне кухни у меня нет. Неумно это – две кухни в одном доме держать!

   Ну, пришли мы с принцем моим, косолапчиком. Сели на диванчик... Не-е, стол есть! И стулья. Но это всё жесть – попка сидеть устанет! А я кресла люблю. Потому как – мягкие. Но в кухне – только диванчик еще, и столик журнальчиковый при нем. Тока без журнальчиков. А просто так – для чаю.

   Поставила я на кружевца принцу чай. Кружевца я сама сплела. Такие, знаете, как у моей бабушки были, пока она не померла. А потом – у нас, но сносились. И тоже, считай – как померли!

   Вот, на новые беленькие кружевца поставила я нам по блюдцу. Потом на всякое блюдце – по чашке. В чашки чай налила. Байховый, хороший. Байховое оно всё – хорошее! Одеялки – тоже. Нравятся мне всегда! Но вот чай, хотя и пишут на нем, что черный – а всегда обман, не черный он, а разный. Как сок вишневый бывает, как апельсиновый – тоже. Всякого цвета. Но вот, как чернила – ни разу не видала! Папка говорит: «Это – нормально, не дальтоник ты, Уошечка!» Ну, ясно: я – ни при чем! Нормально вижу, что чай – обман! Ведь вот хлеб черный – и правда, почти как надо. Хотя тоже – не очень...

   Короче, попили мы чаю с сушами. Принц, правда, не очень суши ел. Наверно, сытый был. Он больше меня ел. Глазами как бы.

   Сидит типа такой весь голодный и на меня облизывается! Вот умора! Ну че я ему – булка, что ли?!

   Я даже подумала, что это – перенос энергии. Ну, когда жрать охота хлебушка, а его рядом нет. И ты, значит, готов подушку грызть с горя!

   И, пожалевши гостя, предложила с душой:

   – Ты, гость, если булку хочешь – так у нас дома нету. Но я сбегаю в магазин шустро – и притащу. Или сушек простых? Вместо суши что бы... Хочешь?

   А он прищурился как-то косо, типа глаза с голоду свело, и говорит эдак хрипло:

   – Не-е, не надо, малыш-шка! Ты сама впа-а-алне за булку сойдешь! Хм, хм...

   Видали, да?! Типа пугает меня, что – людоед! А я ведь знаю: принцы – они не людоЕдят никак, они только на тачках катаются и виски пьют. Иногда.

   – Ха-ха! – смеюсь. – Вот и врешь ты всё! Никак не съешь!

   А он хитро шепчет:

   – А вот и съем! Спорим?!

   И-и!.. Что удумал! Принцище беспринципное! С лапами полез!..

   Ну, как вам это?!

   Стал меня за мягкие точки хватать, и халатик тискать.

   А я вырвалась, сердитая вся. И кричу:

   – Какой же ты принц тогда, чудище халтурное! Принцы – они ведь сперва ухаживают! Цветы там дарят всякие! Конфетки! В кино на тачке катают! И всякое это!.. А ты!..

   И как заплакала! От обиды, что крепчок мой – и не принц вовсе, а так... Как Васька!..

   А он сперва разозлился и орать стал. Прям, как папка мой, когда злой.

   – Ты, – кричит, – стерва двузначная! Я, что ль, сам твои суши пить пришел! Во, лохушка понтовая! И знать тебя не хочу!

   Я совсем слезами залилась. Аж халатик весь мокренький! Но гордо так воплю:

   – Ну и катись, раз не принц! У меня таких Васек полон рот! И еще – суши не пьют! А едят! Вот так!..

   А он сел на диванчик. Сидит. Тупо в пол глядит. Посидел-посидел. И добрый обратно стал! Чудеса!

   – Ты, – говорит, – кончай реветь! Я, видать, всё не так понял. Ты типа дура, наверное...

   – А я и не отрицаю, – говорю, – что маленько дура. Но эт никоих прав принцам быть Васьками, всё одно, – не дает!

   И он успокоился быстро. Видать, принц все-таки, хотя – малость чокнутый. Типа меня.

   И спрашивает, чай обратно хлебая:

   – А как тебя звать-то хоть?

   Я обрадовалась, что мир начался, и отвечаю:

   – Свои зовут – Крошечка-Уошечка, а по-правде: Ольга. Можно еще «Оль» звать.

   – Уошечка – это прям в тему, – вздыхает мордастик мой. – Ну, а я – Бобка! Привет, короче!



Екатерина Цибер

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться