Крошечка-Уошечка

Размер шрифта: - +

12

 

   XII.

 

   Надо же, совпаденье какое!

   У меня принц завелся, а у Тоськи – барабашка!..

   Не-е, серьезно!..

   Принц мой – молодец! И розочек беленьких мне натащил, и гумми-бэрчиков – это мишки такие резиновые, но глотать можно!

   Я, короче, принцем пока довольная.

   А вот барабашка – персонка темная! Прямо НЛО, только не летает вроде. Она – только шмыгает. Я вапщет подозреваю даже: не ОНА, а ОН. Потому как – а нафига ЕЙ к Тоське в комнату шмЫгать?! Тоська наша – девочка правильная, пацанов любит.

   Жанка всегда соседкам хвалится: а у меня-то все девки – натуралки! Я ее спрашивала: «Жанка, а чё такое?!» А она: «Это значит, молодчИнки вы – и правильно парней лЮбите!» Я так и не поняла, а кого еще девкам любить-то?! Но Жанка нас типа хвалит – по голосу ясно. Хорошо звучит...

   И вот он, значит, энтот барабашка – деревня одна! Нет, чтоб как городской, хозяевам дома представиться: я как бы типа – барабаш, извольте любить и не жаловаться! Не-е! Всё – тихой сапой бродит!

   И, что прикольно, норовит чаще к Тоське прятаться! Прям, Финист Ясен Сокол какой-то! Тока – не ясный, а подпольщик совсем! Правда, и Финист с кличкой не совпадал. Типа Сокол, в натуре. Но насчет ясности – тоже в сказке неоднозначно как-то вышло. И прятаться любил. Ну, эт я сбилась. Уж больно сказки люблю!..

   И еще думаю, барабашка наш – страшненький на рожицу. Как пить дать! Потому как – вы Тоську видали? Ну?! У ней же нос – как у Буратины! А губы – прямо сама Джулька в телеке, ну, которая типа – утконос!.. Хорошенький к ней спрячется? Не-а! Ну, тока совсем если дурак. Даже тупей меня!..

   То-то и оно!

   А барабашка этот тупой – зачастил. И ночью чёт шуршит, и днем даже. У нас стенки с Тоськой смежные – мне шумок и слышно. Я нечаянно в теме. Не виновата я...

   А началось всё так...

   Мы, значит, с принцем на Днюху мою вечерком погулять пошли. И встретили Ваську. Он ко мне с кульком шел. А в кульке – ромашки. Ма-ахонькие такие. Аж жалко их...

   И, тока мы за дверь, в смысле, наружу – а Васька в подъезд. И как два поезда – авария!

   Ой, а я Ваське еще ничё не сказала же! Ну, про то, что нету его у меня. Думала, авось, Жанка скажет! Вежливо. Типа, лЮба твоя – с прынцем, а ты – в осадке.

   Да когда той успеть-то было? Она еще Ваську не видала. Вот, горе-то мое...

   И мне чёт стыдно стало.

   Нерационал полный.

   Вот чё тут, по теме, париться? А?..

   Любая девка Ваську на принца запростяк сменит. Чем я – хуже?!

   А всё одно – стыдно. Типа совесть меня покусала: ты, говорит, па-адлючка, чё парня губишь?..

   Ну, ответить я ей, совести, то есть, не успела.

   Потому как Васька ромашки в мордасик принцев ткнул. Так вот, без мыслИ в башке – и ткнул!

   Думаю, не больно. Тока ведь обидно это, когда ты – принц, а тебя Васька в рожу кульком тычет. И цветы махонькие сыпет. Чё ж ты, покойник, что ль, или девАха, чтоб тебя цветами удобрять?!

   Ну, принц мой гордый и ошалел. Сгреб Ваську за шкирку. И шипит зверски, как те, ну, у которых голова – петух, а попка – змеиная вроде. Или нет, просто хвост льва? Я не помню точно, но что-то страшное. ЗвЕря из ямы!..

   И чуб так опасно дыбиком встал: мол, убью, зараза!

   И у Васьки – дыбиком. Типа: еще ща посмотрим, кто – кого!

   А чего смотреть-то? Васька – он хлипкий маленько, а Владик – ого, типа робот из киношки про ужасы, огроме-енный и сильню-ющий, аж жуть!

   Я, значит, и кричу как бы громко:

   – Влади-ик, не тронь Ваську-у! Он и так – пропа-ал!

   А по-правде – шепчу. Потому как голос со страху пропал.

   Не-е, вы не думайте! Сама я Владика ни капельки не боюсь. Я ж у него – как царевна!

   Я за Ваську забоялась. Васька – он ведь принцу никто. Хуже еще. Конкурент! А конкурент – это такая штука, которую мочить надо. Мне Моська давно объясняла. И можно даже – в сортире. Сортир – это такой туалет мусорный. У больших мужиков с пушками. Они там и стреля-яют, и соря-ят, и мо-очат кого попало в унитазах-то. Страшно очень. Я со Светкой энту жесть по компику видела – уши бантиком с перепугу!..

  Ну, думаю: всё. Кранты Васеньке!

   Вцепилась я в принца моего и молю, значит, слезно:

   – Отпусти его, ми-иленький! Он не виноват. Его и так занУлили уже. Мы с тобой, па-адлюки влюбле-енные! Ты на него глянь, сердешного – абсолютный нуль!..

   И ресничками хлопаю. Жанка всегда говорит: мужики от хлоп-хлопов сердцем тают...

   Ну, принц и отпустил. Он у меня – как мишка в цирке, послушный. А то! Я ж красивая!

   А тут и папка мой подоспел. Оттянул Ваську в сторону и в ухо ему нашептал незнамо што. Васька и стих.

   А мы с принцем гулять пошли. В кино хотели. Но кино уже кончилось.

   Стали мы вокруг кинотеатрика ходить. Как пес вокруг будки, когда скушно. Тока нам вапще скушно не было. Потому как мы то идем, то встанем – и целуемся. Интересно даже!..

   А на другой день сижу я дома одна. Потому как у принца – дела есть, и не может он всегда целоваться. Ему ходить в народ надо! Деньгу стучать. Как папке моему. Бизнесом эти стуки бабла зовут! А Жанка еще – «бизнЯшкой» кличет.



Екатерина Цибер

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться