Кровь

Глава 7

Я не чувствую больше Аластора, его объятии и его поцелуев. Только голод, неутолимый, свирепый. Я вижу перед собой его шею, уязвимая, нежная кожа под которой пульсирует венка наполненная кровью. Его тело, местами подкаченное, горячее, живое и манящее. Слышу будто со стороны рычание и глаза Эла смотрящие на меня с нескрываемым ужасом. Следующие минуты я будто смотрела фильм в 3D формате. Мои руки были покрыты густым мехом, и больше напоминали смесь руки и лапы животного, с острыми закругленными когтями. Эти руки целились в грудь Эла, но он умело отклонял удары. Эти лапы схватили Эла за шею и откинули в противоположную стену с книгами, на долю секунды он потерял сознание. Зверь внутри меня ринулся к его плоти, жаждая почувствовать вкус его тела. Стоило мне наклониться к нему, как вместо Эла меня встретил волк. Огромный, рыжий волк. Его глаза были наполнены решимости и жесткости. В один прыжок он завалился на меня, иронично, но в голове прозвучал голос Дори «и охотник превращается в жертву». Это был тот самый голос, который требовал смерти Эла. Эл, а точнее его новое обличие пыталось загрызть меня. Пара ударов в его ребра и я слышу хруст, и как Эл скулит. Он отходит от меня на пару метров, но через секунду снова готовиться к атаке. Его шерсть стоит дыбом, пасть раскрыта с убийственным оскалом. Его лапы сгибаются, будто готовясь к прыжку. Вот он уже прыгает в мою сторону, как внезапный новый рык останавливает его. Этот рык звучит более грозно, сильнее и мощнее в несколько раз, и в этом рыке я слышу приказ «Стой». Эл останавливается, смотрит на меня, и становиться собой. Полностью обнаженный, и я вижу, как кровь бурлит по его жилам, температура его тела повышена на  несколько градусов и я чувствую слюни подступающие к моему рту. Проведя языком по губам, я чувствую клыки, и стоило мне их коснуться, они начали ныть и просить укусить. Мое звериное чутье приказывает мне стоять и не двигаться, во всем виноват тот рык, который я услышала. Повернув голову в сторону, я вижу отца, лицо его покрыто мехом, как в фильме про оборотней, огромные заостренные зубы, звериный оскал. Его красные глаза смотрят прямо на меня. И снова голос требующий убить его «Убей его», «уничтожь его», «это его вина!». Мне хочется выть от боли. Одна часть меня слушается его, так же как Эл остановился, так же и я стою неподвижно. Но другая часть меня, не собирается слушаться. Я вижу свое отражение в зеркале. Дикие, ядовито желтые глаза, мертвенно бледная кожа, вытянутая пасть как у животного, острые клыки как у папы, но некоторые из них слишком длинные. Я впервые вижу себя со стороны, и мне страшно. Постепенно лицо превращается в мое собственное. Но, бледность никуда не исчезает. Наоборот глаза приобретают кровавый оттенок, губы раскрываются, не в силах удержать клыки которые прорезаются из десен. И снова ее голос в голове «Не смогла ты, смогу я». Мое тело снова не мое. Я чувствую огромную силу, чувствую, что способна перевернуть горы и мне это нравится. Голова абсолютно чиста от мыслей и переживаний. Мое тело делает рывок, и в считанные секунды я оказываюсь возле Эла, моя рука придерживает его за шею высоко над землей. Все мои рефлексы улучшены, кончиками пальцев я чувствую, как его тело дрожит от нехватки кислорода. И мне нравиться смотреть на эти его страдания. Я смотр. На участок его шеи, не покрытый моими пальцами, снова зуд в зубах, и прекратить это можно лишь погрузив их в его плоть и вдоволь насытиться его кровью. Я почти ощущаю его вкус на своих губах, как меня сзади хватают за ворот и откидывают в сторону. Всего секунда мне нужна, чтобы скоординировать свое падение. Я приземляюсь на ноги, и встаю с грацией кошки. Папа помогает Элу прийти в себя. Я чувствую, как волна ярости вскипает во мне, всего миг, и вот уже шея папы в моих зубах.

В следующее мгновенье я снова обретаю контроль над своим телом. Чувствую на губах вкус крови и мне невыносимо осознавать, чья она. Возле меня лежит папа с окровавленной шеей. Возле него сидит голый Эл, и придерживает его рану. Слезы застилают глаза, и я не могу поверить, что это сделала я.

  • Ты не успела его испить, но укус вампира смертелен для оборотня.
  • Я.. не…
  • Я не хотел верить, что ты одна из них, я не учуял в тебе вампира. Это моя вина. От Дори да, этот сладкий аромат исходил, но твой был такой же как у меня. Истинная волчица. Я не поверил что это ты убила Честера. Но когда я увидел Кайли, сомнений не осталось.
  • Эл… - папа прохрипел что-то ему в ухо, из-за сердца, стучавшего в ушах, я не расслышала, что именно он ему сказал.
  • Генри…
  • Я прошу тебя.

Эл поднял папу на руки, будто бы он не весил ничего. Отнес его в комнату и снова уложил в постель. Я не стала идти за ними. Я снова смотрела на свое отражение и гадала, почему я это сделала. Из комнаты Эл вышел уже одетым. Он смотрел на меня взглядом полным отчаяния, заботы, презрения и страха.

  • Он сильный. Генри продержится еще некоторое время. Но только до полнолуния.
  • Это…
  • …послезавтра.

Ночь прошла очень беспокойно. Меня терзало чувство вины, и жажда голода. Спустившись вниз по лестнице я направилась в кухню. Все о чем я могла думать это голод. На свое удивление я обнаружила там Эла. Он стоял у кухонного стола, с куском сырого мяса, очень маленького, но свежего.

  • Что ты тут делаешь?
  • Ближе к полнолунию у нашего вида обостряется чувства животного. Мы легко поддаемся ярости, не сдерживаем эмоции. И чувствуем больше голода чем обычно. Обычная еда не способна утолить наш голод. Именно поэтому я иногда охочусь. На мелких животных.
  • Ты волк.
  • Оборотень если корректно. Вот, съешь. – Он ставит передо мной кусок сырого мяса. Ком тошноты подступает к моему горлу от этого вида.
  • Я, пожалуй, откажусь.
  • Ну, как знаешь.



Patrice Fei Morgan

Отредактировано: 25.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться