Кровь

Размер шрифта: - +

Глава 5

- Я предлагаю наконец позвать сюда парней как прямых участников событий! – рассмеялась вдруг Лина.

- Ты смерти моей хочешь? – моё сердце вздрогнуло от её слов. – Ни за что!

- Ой, да ладно тебе, замечательные парни! – Она уже достала мобильный телефон и в пару нажатий отыскала номер.

- Остановись, Лин… - взмолилась я, но было уже поздно.

- Сань! – с наигранной серьёзностью возмутилась Лиана. – Ну, где пропал? Битый час до тебя дозвониться не могу! Где сейчас? Давай к нам, у нас тут самый разгар тусовки! Нет, не как всегда. Тряхнуть стариной, конечно. Да, парней можно взять. Нужно даже. Конечно, я соскучилась, столько времени прошло, так давно не виделись! Встретили с Дором мою школьную подругу, рассказываю ей нашу историю. Ну, пока только самое начало, как мы познакомились. Нет, она в восторге от вас, хочет вас увидеть вживую. Нет, она не машет руками. Тем более отчаянно. Никак не машет. Нет, никаких знаков тоже не делает. Да, совсем никаких. Нет, не пинается. Вполне. Да ну моего возраста… Эй! Нет, не для этой цели зову! Ну Саш! Кончай придуриваться! Вы придёте?

Я скрестила пальцы под столом.

- Хорошо, мы в парке Дружбы народов. Ищите. Ждём.

Мои руки безнадёжно повисли.

- Итак. – Лина подалась вперёд, скрестив пальцы вместе. – Моя первая ночь в заключении. Я продолжаю.

 

Я проснулась посреди ночи. Было темно, но за окном уже начинало светлеть.

Я прекрасно помнила всё то, что произошло со мной несколько часов назад, но с трудом верила в это. В моих мыслях всплыли Кира и отец, которые, наверное, с ума сходят дома… И как же мои друзья? Неужели я никогда их больше не увижу?

Чуть правее моей кровати, у моих ног, было довольно большое окно с огромным подоконником. Стены, соответственно, были настолько же толстые. Мои руки к этому моменту были уже развязаны, и я села, поправив волосы, которые лезли в глаза.

Кровать стояла у дальней от входа стены, она была двуспальная, у неё был полог с кружевными молочного цвета занавесками на нём.

Я встала, и в моих глазах на несколько секунд потемнело. Как человек, привычный к подобным явлениям, я проигнорировала это, и в шесть шагов достигла двери.

Моя голова немного кружилась; в ней царил кавардак: все мысли были словно разбросаны, а не разложены по полочкам, как обычно. «Тягостный разброд мыслей» - вот, как бы я назвала это состояние.

Я взялась за ручку, повернула её, дёрнула дверь на себя, но она не открылась. Я дёрнула сильней, но результат оказался прежним. Тогда я толкнула дверь, и она открылась без единого звука. Неловко поджав губы, я открыла её пошире и выглянула наружу.

Моему взгляду предстал небольшой балкончик с лестницами с двух сторон. Внизу, на первом этаже, горел тусклый свет, словно от настольной лампы. Я подкралась поближе к перилам с довольно объёмными, практически полностью загораживающими нижнюю часть балкона, колоннами, и, присев, спрятавшись за ними, посмотрела вниз.

На первом этаже друг напротив друга стояли четыре одинаковых чёрных кожаных дивана. Они были большие, трёхместные. В середине, между ними, стоял хрупкий на вид стеклянный кофейный столик, и на нём и вправду горела лампа.

Прямо напротив моей двери была большая двойная дверь, очевидно, ведущая к спасительному выходу. Справа и слева от неё стояли шкафы с открытыми стеклянными полками. Помимо множества книг на них были какие-то статуэтки и вазочки. Над шкафами же висели плакаты. Я бы не удивилась, если бы на них были изображены всякие кровавые страсти, но нет. На них были музыканты, причём не такие уж и ужасные, многие из них нравятся и мне. Чего только стоят битлы или Фрэнк Синатра, которые в числе прочих тоже присутствовали здесь. Битлы так вообще любовь всей моей жизни. Но, кажется, эти парни любят рок. Причём старый рок. Старый добрый рок…

Я обернулась к своей комнате и вздрогнула: слева от неё помимо ещё одной двери находился плакат «Kiss». Глядя на чёрно-белый грим музыкантов, я передёрнулась.

Внешне они жутковаты для меня. В музыкальном плане я ещё не добралась до них, но внешне… Мне не понять.

Почти напротив оснований лестниц тоже были двери. Две слева и одна справа. Уж не знаю, куда ведут они, да и не интересно мне: мне нужна та, двойная. Однако мне к ней не подобраться: внизу, на диване, что прямо напротив моей комнаты, полулежал какой-то парень. Он был настолько мрачен и неподвижен, что я даже не сразу заметила его. Я его увидела только из-за того, что он чуточку пошевелился. Он был очень худ, а в мягком свете его волнистые до плеч волосы отдавали золотисто-рыжим. Он ничего не делал, просто смотрел перед собой, и от этого выглядел очень задумчивым.

Охрана. Очень некстати!.. Ладно, этим путём мне не сбежать.

Я отвернулась и не заметила, что он поднял взгляд в мою сторону и зловеще улыбнулся.

Я попятилась назад, планируя посидеть в комнате и придумать какой-нибудь другой путь к спасению, но вдруг почувствовала, что мои конечности немеют. Я просто перестала чувствовать руки и ноги. Я хотела сделать вперёд ещё один шаг, но не смогла и упала. Повезло, что я успела немного перевернуться и не разбила себе нос. Силы будто покинули меня, и я не могла пошевелиться при всём моём желании. Моя голова словно потяжелела. Всё вокруг перевернулось, мир словно исчез, и осталась только эта комната. Я полностью потеряла контроль над своим телом.

Но и комната в прямом смысле стиралась из моего сознания, навсегда исчезала из него, словно её и не было, когда я услышала шаги по лестнице. Молодой человек, которого я видела сегодня в своём подъезде, склонился надо мной, изучая моё лицо. На его губах играла улыбка, сдерживающая безумие. Я пыталась встать и убежать, но не могла пошевелиться. Он присел рядом со мной на колени, не отрывая от меня взгляда, и провёл кончиками ледяных пальцев по моей щеке.



Наташа Клюйкова

Отредактировано: 02.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться