Кровь Падомая

Кровь Падомая

- Что значит, не пропустите? – возмущался Кирг. - Говорю вам, я прибыл из провинции Хай Рок с торговым поручением, мое имя Кирг Амеди. Два дня пути по этой проклятой мерзлой земле. Ни дерева, ни даже кустика, чтобы разжечь костер. А теперь, когда я наконец добрался до вашей захудалой деревни, вы меня не пропустите?

Перед ним стояли двое стражников. На груди у каждого поверх кольчуги был изображен герб ярла. Один, с густой рыжей бородой и не меньше шести с половиной футов ростом, крепко держал коня Кирга за узду, в второй, развернув длинный засаленный пергамент, пытался записать его имя.

- Ты не шуми, а то мы тебя можем и в подземелье бросить, - пригрозил рыжебородый. - У нас правило, ночью пускать только тех, кто в списке, остальные днем.

- Бросайте! Покажите, где это ваше подземелье, я сам себя туда брошу. Все лучше, чем замерзнуть у ворот.

- Кирт Аргреди? – переспросил второй.

- Кирг А-МЕ-ДИ.

Стражник нахмурился и снова принялся медленно выводить слова на пергаменте.

- Почтенные, мы с вами неверно начали. Я прибыл из Дагерфолла с торговым поручением. В дне пути от порта Буревестника наше судно попало в шторм. А теперь я страшно замерз и буду очень вам благодарен, если вы все же меня впустите, - Кирг достал из-за пояса небольшой кожаный мешочек, который чуть звякнул, когда он положил его на ладонь.

- Ты что, думаешь нас подкупить? – рыжебородый тряхнул головой. – Уж как-нибудь обойдемся без подачек полуэльфов.

- Я - Бретон, - возмутился Кирг.

- Оно и видно, полуэльф и есть, - кивнул второй, скручивая лист пергамента.

- Имя мы твое записали, утром сможешь войти в город, - сказал рыжебородый, но лошадь не отпустил.

- Так вы не меня не впустите? – взмолился Кирг.

- Ничего, зачем тебе наша захудалая деревня, разведешь костер у ворот, вон под той сосной, а утром пустим.

- Если не замерзнешь, - усмехнулся второй.

- Друзья, если вы обиделись, так это видно, я язык отморозил и несу чего не попадя. Деревня у вас совсем не захудалая, а очень даже чудесная.

- Мы тебе не друзья, - стражник сплюнул на снег. – Куда вам, полуэльфам, наши деревни. У вас то поди одни дворцы каменные, да крепости.

- Давайте вы меня впустите, я сразу вон в ту чудесную корчму пойду. Я даже отсюда вижу какой белый дымок оттуда идет. А я вам помогу в вашем нелегком деле, - не сдавался Кирг.

- Торговаться будешь с кем-нибудь другим, - бросил стражник с пергаментом.

- Обожди, Хальв, - сказал рыжебородый. - Это в каком таком нелегком деле ты нам собрался помочь?

- Я поначалу ведь не понял, почему вы людей в деревню только днем пускаете. А теперь все ясно стало, из-за полуночников так, верно?

Стражники не ответили, только нахмурились.

Кирг понял, что попал в точку.

– Я же Бретон… полуэльф, то есть. А мы в магии кое-что знаем. Есть у меня амулет один, - он полез в свою дорожную сумку. – От вампиров то, что надо. Сразу поймете, что перед вами кровосос. А в бою так и как защита сгодится.

Кирг вынул из сумки вытянутый кожный мешочек и протянул стражнику. Тот отступил на шаг. Тогда Кирг, сняв перчатку, сам вынул амулет, и положил его на ладонь.

- Отличная вещь, без обмана. Оставил бы себе, да лошадь уже с ног валится, а сам я так продрог, что не чувствую ног до самого пояса. Вам он нужнее, возьмите в качестве извинения за мои необдуманные слова.

Рыжебородый осторожно взял амулет, повертел в руках и протянул второму. Видно вампиры и вправду им сильно докучали.

- Ладно, так уж и быть, Кирг Амеди из Дагерфолла, проезжай, - стражник выпустил узду и отошел.

- И помни нашу доброту, - сказал второй, пряча амулет под кольчугу.

Кирг не ответил, только пришпорил коня, пока эти двое не передумали.

***

Корчма больше напоминала хлев, чем приличное заведение. Кирг сразу снял комнату и заказал себе выпить и поесть. Нордский мед оказался лучше, чем он ожидал, а за хорошую плату хозяин даже подал ему не злокрысье, а настоящее оленье мясо. Следующие полчаса он только ел и пил, а когда с оленьей ногой было покончено, не стал засиживаться и сразу поднялся к себе в комнату.

Из-за чертовых стражников он лишился своего амулета, который долгое время зачаровывал его сам, но жалеть об этом не стал. За окном завыла метель и Кирг представил, как ночевал бы под той сосной у ворот, если бы не подкуп, и поежился.  Свеча бросала на стены причудливые тени. Он лежал на спине и смотрел в потолок, на котором вырисовывалось темное закопченное пятно. По расчетам шел второй день заката солнца. Прошла неделя со дня отплытия из Дагерфолла в порт Буревестника на торговом судне. Деревня, в корчме которой он сейчас лежал, стояла в Хаафингаре, а значит, предстояло еще не меньше трех дней пути.

***

- Это отличная нордская лошадь, а за вашу я бы и ста золотых не дал, - седой лысеющий хозяин конюшни упер руки в бока.



John Harpy

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться