Кровавое небо Шерлока Холмса

Размер шрифта: - +

Запись Адрианы. Настоящее издевательство

Бы­ло бы ко­щунс­твен­но с мо­ей сто­роны и да­же эго­ис­тично фик­си­ровать вни­мание толь­ко на враж­дебном не­пони­мании, воз­никшем меж­ду мной и Шер­ло­ком, лишь на стрем­ле­нии каж­до­го из нас пов­ли­ять на ми­ровоз­зре­ние дру­гого или без­жа­лос­тно раз­ру­шить. Нель­зя ос­тавлять в те­ни не­пос­то­янс­тва на­тяну­той гар­мо­нии и бес­ко­неч­ных пе­репа­лок учас­тие че­лове­ка, без ко­торо­го об­раз ге­ни­аль­но­го де­тек­ти­ва не был бы це­лос­тным, ли­шил­ся бы не­кого осо­бого, не­пов­то­римо­го от­тенка. Док­тор Джон Хэ­миш Ват­сон. Его нес­коль­ко за­уряд­ная, при­ят­ная внеш­ность ка­залась сот­канной из лег­ко раз­га­дыва­емых черт, что мог­ли сос­та­вить о нём рас­сказ бо­лее под­робный, чем он бы су­мел сам, от­ве­чая на страсть чу­жого лю­бопытс­тва. Джон Ват­сон, пе­режив­ший ужа­сы не­насыт­ной вой­ны, ис­тинно це­нил хруп­кость, из­менчи­вость жиз­ни, ос­та­вал­ся пре­дан­ным до пос­ледне­го вздо­ха, не вос­при­нимая вер­ность толь­ко в ка­чес­тве фор­маль­но­го абс­трак­тно­го дол­га. Вер­ность про­низы­вала всё его ес­тес­тво: он был ве­рен ста­рым при­выч­кам, преж­ним ус­ло­ви­ям, под­ме­на ка­ких де­лала дни не­выно­симы­ми, он был вер­ным дру­гом, умев­шим про­щать. 

Моё зна­комс­тво с Джо­ном Ват­со­ном про­изош­ло да­леко не при са­мых бла­гоп­ри­ят­ных об­сто­ятель­ствах, что мог­ли бы обес­пе­чить ус­той­чи­вую связь, при­ук­ра­шен­ную блёк­лым на­лётом друж­бы. Та­кие вне­зап­ные, не­яс­ные от­но­шения, на­вязан­ные из­вес­тны­ми со­быти­ями, внес­ши­ми раз­лад в мир­ное со­сущес­тво­вание по­луша­рий го­лов­но­го моз­га, сто­или ему ушиб­ленно­го че­репа и пе­ревёр­ну­того соз­на­ния. Ес­ли по­нача­лу он пы­тал­ся по при­меру Шер­ло­ка при­дер­жи­вать­ся ра­зум­ной (но пра­виль­ной лишь от­части, ис­хо­дя из ог­ра­ничен­ных пред­став­ле­ний и бо­яз­ни счи­тать прав­дой то, что приз­на­ёт­ся мень­шинс­твом) точ­ки зре­ния, но его ра­зум был дос­та­точ­но гиб­ким, спо­соб­ным умес­тить не­веро­ят­ное ря­дом с обыч­ным, под­чи­нён­ным ло­гике, без зна­читель­но­го ущер­ба для яс­ности мыс­ли. Я бла­годар­на Джо­ну за ве­ру, хоть и вы­нуж­денную, ве­ру, фак­ти­чес­ки без пра­ва от­ри­цать, за не­выра­зимое тер­пе­ние, чь­их за­пасов хва­тило, что­бы сов­ла­дать с мо­им уп­рямс­твом и зас­та­вить с боль­шей ос­то­рож­ностью вос­созда­вать се­бя из изу­родо­ван­но­го по­добия че­лове­ка. 

При­меча­тель­но, что его не­вес­та, Мэ­ри Мор­стен, на тот мо­мент не на­ходи­ла ни­чего по­доз­ри­тель­но­го в ре­гуляр­ных ви­зитах на Бей­кер-стрит, объ­яс­ня­емых весь­ма прав­до­подоб­но ока­зани­ем со­дей­ствия Шер­ло­ку в ве­рени­це нес­конча­емых рас­сле­дова­ний, ка­ких по-нас­то­яще­му труд­ных и за­нима­тель­ных в дей­стви­тель­нос­ти же не наб­лю­далось. И я пос­лушно сог­ла­шалась с тем, что по­ка не бы­ло ос­трой не­об­хо­димос­ти вов­ле­кать в пу­тани­цу мо­их тайн ко­го-ли­бо ещё, хоть и вре­мена­ми я ед­ва ли сдер­жи­валась и пы­талась быть по­лез­ной, ак­ку­рат­но на­мекая Шер­ло­ку на не­совер­шенс­тво, не­закон­ченность и пред­взя­тость не­кото­рых вы­водов при выс­лу­шива­нии кли­ен­тов. Но та­кого ро­да по­мощь выз­ва­ла од­но толь­ко раз­дра­жение и не­доволь­ство.

Ве­чера, про­води­мые в пре­делах стен квар­ти­ры на Бей­кер-стрит, ка­зались тре­вож­ны­ми, не­зави­симо от при­чуд по­годы, кап­ризно на­гоняв­шей от­ку­да-то с зад­во­рок от­сту­пив­шей зи­мы мрач­ные сне­говые ту­чи, что вспа­рыва­лись блед­ны­ми сол­нечны­ми лу­чами и выт­ря­хива­ли лёг­кие хлопья мок­ро­го сне­га; и ес­ли не­бо очи­щалось от гус­тых об­ла­ков, ук­ры­тое ка­кими-то рва­ными ос­татка­ми, блёк­лы­ми маз­ка­ми, и бе­зумие хо­лод­но­го го­рода уку­тыва­ли неж­ные свет­лые су­мер­ки, я не ус­по­ка­ива­лась до глу­бокой но­чи. Чувс­тво по­коя прев­ра­тилось в ил­лю­зию.

Я си­дела на ди­ване в гос­ти­ной, ти­хо бе­седуя с Джо­ном, по­ка Шер­лок, ус­та­вив­шись в эк­ран но­ут­бу­ка, ста­ратель­но де­лал вид, что те­ма раз­го­вора его нис­коль­ко не ин­те­ресу­ет. Мы дей­стви­тель­но сквер­но ужи­вались и слов­но из­бра­ли под­хо­дящий спо­соб без­вред­но­го су­щес­тво­вания друг с дру­гом. Как ни стран­но, этим спо­собом яви­лось обык­но­вен­ное прит­ворс­тво, вы­дава­емое за на­вык ис­клю­чать из зо­ны вни­мания не­жела­тель­ный объ­ект: Шер­лок знал, что я на­ходи­лась ря­дом, он не­замет­но наб­лю­дал за мо­ими пе­ред­ви­жени­ями и за­няти­ями, но креп­ко убеж­дал се­бя и да­вал мне чёт­ко у­яс­нить, буд­то на­личие поб­ли­зос­ти жи­вого че­лове­ка ни кап­ли не вол­но­вало. И я, в свою оче­редь, прит­во­рялась, что ред­ко вос­при­нима­ла Шер­ло­ка как по­тен­ци­аль­но­го со­бесед­ни­ка, средс­тво от уны­ния и ску­ки. Смот­ре­ла ли я в ок­но, или в кни­гу, или ку­да-то в пус­то­ту, пре­дава­ясь без­ра­дос­тным раз­мышле­ни­ям, я всег­да ощу­щала его и без­мол­вное при­сутс­твие, и раз­го­воры не со мной. 

– Я мо­гу быть уве­рен, что вы боль­ше не ста­нете из­де­вать­ся над со­бой, мисс Фла­вин? – спро­сил Джон, не­лов­ко пог­ля­дывая на ча­сы, чьи стрел­ки всё бли­же под­би­рались к де­сяти и на­вева­ли мыс­ли о воз­вра­щении до­мой.

– Смот­ря, что вы име­ете в ви­ду, мис­тер Ват­сон. Об­ряд очи­щения, кли­ничес­кая смерть не бы­ли из­де­ватель­ством в том смыс­ле, ка­кой по­нимаю я.

– А что же это бы­ло? – Джон не­доволь­но нах­му­рил бро­ви. Я не спо­рила, что та­кими ве­щами опас­но шу­тить, од­на­ко это не яв­ля­лось ба­ловс­твом или кап­ри­зом, как по-преж­не­му по­лагал доб­рый док­тор. – У вас осо­бое хоб­би – тща­тель­ный по­иск пу­тей уме­реть? О, не на­чинай­те, про­шу, сно­ва рас­ска­зывать о хищ­ни­ках и приз­ра­ках, ка­ких нуж­но из­го­нять це­ной собс­твен­ной жиз­ни. Я не сом­не­ва­юсь, что, ес­ли окон­ча­тель­но до­пус­тить ре­аль­ность про­изо­шед­ше­го со все­ми мер­зки­ми сущ­ностя­ми, то есть и дру­гие ме­тоды из­бавле­ния от по­тус­то­рон­ней за­разы, не тре­бу­ющие кро­воп­ро­лития и жер­твоп­ри­ноше­ния, – Джон ус­мехнул­ся: – Ни­ког­да бы не по­думал, что при­дёт­ся рас­суждать о чём-то по­доб­ном.

– Вы жи­вёте в ми­ре заб­лужде­ний, ище­те об­щий под­ход к ре­шению проб­ле­мы, оп­ре­деле­нию су­ти яв­ле­ний по еди­ной фор­му­ле, не пред­по­лага­ющей от­кло­нений и ис­клю­чений, но это глу­по и смеш­но, мис­тер Ват­сон, – воз­ра­зила я со сдер­жанным не­годо­вани­ем. Бе­седа обер­ну­лась бо­лез­ненным, от­равля­ющим на­поми­нани­ем о дол­гом страш­ном вре­мени, ис­терзав­шем ме­ня. – Че­ловек рож­да­ет­ся со склон­ностью заб­луждать­ся, в нас из­на­чаль­но за­ложе­но неч­то, поз­во­ля­ющее с пу­га­ющей лёг­костью из­вра­щать вос­при­ятие, подс­тра­ивать его под сущ­ность пред­почте­ний, вку­сов, же­ланий. По­тому и вы­давать же­ла­емое за нас­то­ящее, чувс­твен­ное за ис­тинное, во­об­ра­жа­емое за дей­стви­тель­ное ста­новит­ся удоб­но и прос­то. Но не оболь­щай­тесь, что раз­ви­тый ум, уме­ние опе­риро­вать по­няти­ями и раз­би­рать­ся в сущ­ности пред­ме­тов, так ва­ми по­чита­емый ра­зум – единс­твен­но вер­ный и на­дёж­ный спут­ник ис­ти­ны! Кто до­казал, что вы­ходя­щее за пре­делы ра­зума, ог­ра­ничен­ную со­вокуп­ность до­бытых зна­ний, уже не яв­ля­ет­ся прав­дой? Ви­дите, заб­лужде­ния про­питы­ва­ют ядом весь про­цесс поз­на­ния, выс­тра­ива­ют гра­ницы, за ко­торы­ми яко­бы на­ходит­ся что-то нез­на­читель­ное, лож­ное. Мой дар су­щес­тву­ет за гранью, мис­тер Ват­сон, и я са­ма знаю нич­тожно ма­ло о за­конах обо­рот­ной сто­роны ре­аль­нос­ти. По­это­му и ис­поль­зую из­вес­тные мне ме­тоды, опи­ра­юсь на скуд­ный опыт по срав­не­нию с тем, как уди­витель­но мно­го ос­та­ёт­ся не­раз­га­дан­ным, не­под­да­ющим­ся ис­сле­дова­нию и до­каза­тель­ству с по­зиций при­выч­ной на­уки.

– Су­дя по все­му, вы дав­но втя­нуты в этот кош­мар, – Джон, оче­вид­но не ожи­дав­ший от­ве­та, на­зыва­юще­го че­лове­чес­тво ра­бами ис­ка­жён­но­го вос­при­ятия, ре­шил по­ин­те­ресо­вать­ся чем-ли­бо ме­нее спор­ным. – Пред­по­ложим, да, ва­ша семья прок­ля­та, но за нес­коль­ко по­коле­ний мож­но бы­ло соб­рать ис­черпы­ва­ющее ко­личес­тво зна­ний и, к при­меру, не при­нуж­дать то­пить се­бя, а при­нимать на­ибо­лее бе­зопас­ное ре­шение. 

– К со­жале­нию, сто­летия прош­ли прак­ти­чес­ки бес­след­но и не ум­но­жили све­дения так, что­бы те­перь у ме­ня дей­стви­тель­но был вы­бор. Ру­копи­си сго­рали в по­жарах, от­дель­ные по­мет­ки, тай­ком ос­тавлен­ные на стра­ницах книг, те­рялись в пы­ли, по­тому что ни­кому не хо­телось объ­яс­нить це­поч­ку смер­тей следс­тви­ем прок­ля­тия. Я не рас­по­лагаю боль­шим ко­личес­твом дос­то­вер­ных ис­точни­ков, от­кры­ва­ющих за­весу в по­тус­то­рон­ний мир, – я грус­тно улыб­ну­лась: – По­это­му я вов­се не из­де­валась над со­бой, а при­нима­ла не­об­хо­димые ме­ры сог­ласно из­вес­тной инс­трук­ции, – я рез­ко за­мол­ча­ла, ког­да звук, преж­де не имев­ший зна­чения и ед­ва ли улав­ли­ва­емый, стих. Шер­лок пе­рес­тал на­бирать текст на кла­ви­ату­ре, и эта па­уза в его неп­ре­рыв­ной де­ятель­нос­ти, про­ходя­щей вне мо­его вни­мания, под­ска­зала од­ну бе­зум­ную идею. Сер­дце мгно­вен­но по­дави­лось от при­лива бо­ли, но я под­чи­нилась стран­но­му, опас­но­му же­ланию сде­лать се­бе ещё боль­ней, осоз­на­вая сте­пень рис­ка… – Хо­тите уви­деть нас­то­ящее из­де­ватель­ство, мис­тер Ват­сон? Тог­да я мо­гу вам по­казать бе­зобид­ный на вид фо­кус.

Я вста­ла с ди­вана и, ос­та­новив­шись по­сере­дине гос­ти­ной, об­ра­тилась к Шер­ло­ку, пре­дуга­дывая оче­ред­ную вспыш­ку раз­дра­жения:
– Ты зна­ком с по­няти­ем те­лепа­тии, Шер­лок?

– О, сей­час ты мне лю­без­но пред­ла­га­ешь роль по­допыт­но­го кро­лика? – Шер­лок от­ве­тил быс­трее, чем я рас­счи­тыва­ла, пос­коль­ку обыч­но при­ходи­лось до­жидать­ся снис­хожде­ния ча­сами, и зах­лопнул но­ут­бук, но не под­нял на ме­ня нас­то­рожен­ный взгляд.

– Соч­ту за по­ложи­тель­ный от­вет, – я вы­дави­ла нес­клад­ную улыб­ку, так как улы­бать­ся ис­крен­не бы­ло слиш­ком тя­жело. Всё, что я пря­тала за «Ад­ри­аной Иза­бел­лой Фла­вин», вско­ре мог­ло на­нес­ти жес­то­кий удар, ра­зор­вать в клочья то, что я ког­да-то еле со­еди­нила об­ратно из бес­числен­но­го мно­жес­тва об­рывков – ду­шу без еди­ного жи­вого мес­та, ис­пещрён­ную шра­мами и сса­дина­ми. И я без­думно под­став­ля­лась под удар, вмес­те с тем под­вергая Шер­ло­ка смер­тель­ной опас­ности. Страх преж­де ско­вывал, ос­та­нав­ли­вал, при­тес­нял ре­шимость, буд­то от­го­вари­вая от жут­кой за­теи, об­ра­щая вни­мание на край­не ма­лую ве­ро­ят­ность по­ложи­тель­но­го ис­хо­да. Но те­перь неч­то, не­под­властное кну­ту стра­ха, приз­ва­ло дей­ство­вать, прис­ту­пить к про­вер­ке, чей ре­зуль­тат при лю­бом рас­кла­де ока­зал­ся бы ре­ша­ющим и объ­яс­ня­ющим глав­ную за­гад­ку мо­ей семьи. – Я бы не ста­ла бес­по­ко­ить те­бя, ес­ли бы соз­на­ние мис­те­ра Ват­со­на су­мело бла­гопо­луч­но вы­дер­жать та­кое ис­пы­тание, – я без­мол­вно кив­ну­ла Джо­ну, при­нося из­ви­нения за от­кро­вен­ное уни­жение его спо­соб­ностей, но ве­сомая до­ля прав­ды со­дер­жа­лась в этом рез­ком зак­лю­чении. Ос­таль­ная же до­ля бы­ла на­думан­ной, ис­полня­ла фун­кцию ин­три­ги, при­ман­ки, по­тому что я хо­тела вы­яс­нить, чем обер­нётся по­пыт­ка пе­редать Шер­ло­ку оп­ре­делён­ную мысль без ис­поль­зо­вания при­выч­ных средств. – Ты злишь­ся, ког­да я без спро­са вле­заю в твою го­лову, а здесь же ты по­лучишь воз­можность на нес­коль­ко се­кунд ощу­тить, ка­кова на са­мом де­ле при­рода, ка­залось, вы­год­но­го уме­ния чи­тать мыс­ли.

– Твоя го­лова нас­толь­ко пус­та, что мне хва­тит па­ры се­кунд, что­бы уз­нать всё, о чём ты ду­ма­ешь? – Шер­лок под­нялся и взгля­нул с не­дове­ри­ем, сом­не­ни­ем, но и сквозь са­мый на­дёж­ный щит спа­ситель­но­го без­разли­чия вид­нелся проб­леск ин­те­реса, тень лю­бопытс­тва.

– Бо­юсь, боль­шее вре­мя поп­росту убь­ёт те­бя, – про­из­несла я, не дрог­нув под на­тис­ком его прис­таль­но­го, дер­зко­го и цеп­ко­го взгля­да. – Пой­ми, чте­ние мыс­лей – это не чте­ние кни­ги. То, что бес­по­ко­ит дру­гого че­лове­ка, за­нима­ет всё его соз­на­ние, не пред­ста­вит­ся те­бе в абс­трак­тном ви­де, как ка­кое-то от­дель­но су­щес­тву­ющее яв­ле­ние, вос­при­нима­емое со сто­роны на бе­зопас­ном рас­сто­янии. Не­об­хо­димы дол­гие тре­ниров­ки, что­бы на­учить­ся раз­гра­ничи­вать тай­ны сво­его и чу­жого соз­на­ния, что по­нача­лу по­кажут­ся не­дели­мым це­лым. Мои мыс­ли ты при­мешь за собс­твен­ные, но воз­никшие про­тив во­ли, что уже вы­зовет ряд неп­ри­ят­ных ощу­щений. По­тому для пер­во­го ра­за впол­не хва­тит и счи­тан­ных се­кунд, ина­че я не от­ве­чаю за пос­ледс­твия.

– Мисс Фла­вин, что вы сно­ва за­дума­ли ус­тро­ить? – спро­сил Джон, встре­вожен­ный раз­во­рачи­ва­ющим­ся дей­стви­ем, ход ко­торо­го он по­пытал­ся прер­вать. – Вам не­дос­та­точ­но вре­да от прош­лых трю­ков?

– Джон, это не­уго­мон­ное, уп­ря­мое соз­да­ние не те­ря­ет на­деж­ды зас­та­вить ме­ня по­кор­но по­верить во все та­инс­тва мис­ти­чес­кой чу­ши, – Шер­лок, улы­ба­ясь с над­менной, ле­деня­щей лас­кой, де­лал не­уве­рен­ные, ос­то­рож­ные ша­ги и за­мер, приб­ли­зив­шись поч­ти вплот­ную ко мне. – Что же, да­вай, Ад­ри­ана, поп­ро­буй убе­дить ещё раз. Вдруг се­год­ня те­бе бла­гово­лят ду­хи уда­чи.

Я прог­ло­тила воз­му­щение, по­боро­ла же­лание за­щитить­ся от нес­конча­емой нас­мешки и при­ложи­ла паль­цы к вис­ку Шер­ло­ка, что ед­ва за­мет­но вздрог­нул, не ожи­дая фи­зичес­ко­го кон­такта.

– Я не умею от­кры­вать своё соз­на­ние на рас­сто­янии, по­это­му луч­ше сде­лай, как я, что­бы по­пыт­ка не бы­ла нап­расной, – я, ред­ко вды­хая, хму­ро ус­та­вилась на не­го. Сло­ва про­щения зас­тре­вали в гор­ле, мне бы­ло стыд­но за ложь, за то, что я не приз­на­лась в ис­тинной це­ли это­го фо­куса. – Ну же, моя ко­жа не ядо­вита.

Шер­лок, ус­мехнув­шись, яв­но го­тов был ос­по­рить под­ме­чен­ный факт, но про­мол­чал и нес­ме­ло, опас­ли­во, поч­ти не­весо­мо кос­нулся толь­ко кон­чи­ками паль­цев мо­его вис­ка.

– Мо­жешь зак­рыть гла­за, ес­ли неп­ри­ят­но смот­реть на ме­ня, – пред­ло­жила я, на­бирая сил для пе­реда­чи мыс­ли и ста­ра­ясь вы­ров­нять ды­хание, что не­ожи­дан­но сби­лось, а Джон обес­по­ко­ен­но ог­ля­дел нас, по­качав го­ловой.

– Ты при­вык­ла поль­зо­вать­ся мо­им тер­пе­ни­ем, но оно не веч­но, Ад­ри­ана. Де­лай уже, что нуж­но.

Я чувс­тво­вала, как чу­довищ­ное нап­ря­жение по кап­ле от­ни­мало си­лы, буд­то вы­сасы­вая кровь из вен, вы­качи­вая кис­ло­род, ког­да я, сжав гу­бы от но­ющей бо­ли, сос­ре­дото­чилась на единс­твен­ной мыс­ли.
 



Charmily Ann Bell

Отредактировано: 27.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться