Кровавое небо Шерлока Холмса

Размер шрифта: - +

Запись Шерлока и Адрианы. Ты и я застыли на тонкой грани между...

Вя­лое те­чение дней од­но­об­ра­зи­ем и нес­терпи­мым пред­вку­шени­ем гря­дущей бу­ри до­води­ли до тош­но­ты. Не нуж­но бы­ло об­ла­дать сверхъ­ес­тес­твен­ным да­ром, что­бы ощу­щать горь­кий прив­кус ил­лю­зии по­коя, за ко­торой уже рас­сы­палось бу­дущее, прев­ра­щалось в зы­бучий пе­сок. По­лицей­ские из Эк­се­тера, не на мно­го пре­вос­хо­дящие лон­дон­ских кол­лег по сте­пени со­об­ра­зитель­нос­ти, так ни­чего и не до­бились от Ари­са, что, при­дя в соз­на­ние, ос­та­вал­ся слаб и бес­по­лезен для про­веде­ния доп­ро­са. 

Ад­ри­ана ско­ро от­ка­залась сле­довать со­вету Джо­на и ча­ще мол­ча­ла, чем ре­шалась на не­об­хо­димые от­кро­вения и про­дол­жа­ла прер­ванную бе­седу, са­дилась в из­люблен­ный угол и наб­лю­дала за пов­то­ря­ющим­ся дви­жени­ем ко­лец, под­све­чен­ных тус­клым си­яни­ем. Оши­боч­но бы­ло с преж­нем през­ре­ни­ем и опас­ной са­мо­уве­рен­ностью под­вергать здо­ровье её ис­терзан­но­го рас­судка рез­ко­му сом­не­нию: Ад­ри­ана уг­рю­мо раз­мышля­ла, в вос­па­лён­ном во­об­ра­жении на­маты­вая мыс­ли на коль­ца и спле­тая неч­то еди­ное, внят­ное. Об­хва­тывая ко­лени, за­пира­ясь в тя­жёлом мол­ча­нии, Ад­ри­ана мог­ла про­сидеть так це­лый день: её за­печа­тывал в не­под­вижной по­зе ще­мящий страх по­шеве­лить­ся, сор­вать не­наро­ком ка­кой-то за­щит­ный ме­ханизм внут­ри и пе­рес­тать се­бя кон­тро­лиро­вать. 

Она ред­ко спус­ка­лась к мис­сис Хад­сон, су­щес­тво­вала где-то ря­дом, слов­но зас­тряв­ший приз­рак, но лишь пер­вое вре­мя пос­ле воз­вра­щения из Эк­се­тера дли­лось это за­мыка­ние.

Воп­ре­ки от­ка­зу от тес­но­го об­ще­ния с людь­ми и без­мол­вно­му за­мира­нию пе­ред усып­ля­ющим вра­щени­ем лун­ной лам­пы хищ­ник с за­мет­ным ус­пе­хом ухит­рялся про­делы­вать без­вред­ные, но раз­дра­жа­ющие фо­кусы. Каж­дое но­вое зер­ка­ло в ван­ной ком­на­те пок­ры­валось ло­маны­ми ли­ни­ями тре­щин, раз­ру­бая от­ра­жение Ад­ри­аны на пе­реко­шен­ные об­рывки ис­пу­ган­но­го ли­ца, сто­ило ей толь­ко пос­мотреть­ся в зер­ка­ло. Ос­колки, рас­сы­пан­ные по по­лу, на­чина­ли вздра­гивать, взды­мать­ся, как за­леде­нев­шие вол­ны, тре­щать и бить­ся. Ад­ри­ана ярос­тно стис­ки­вала ли­цо ру­ками, ед­ва ли не вдав­ли­вая гла­за в че­реп, раз­ры­вая гор­ло бе­зум­ны­ми воп­ля­ми, сквозь ко­торые иног­да про­сачи­вал­ся жут­кий треск го­лоса хищ­ни­ка:

– Ду­ма­ешь, ты не та­кой? – Ад­ри­ана от­ди­рала ру­ки от по­белев­ших щёк, и я ви­дел, как боль рас­полза­лась по её ко­же, и это бы­ло схо­же с тем, как ес­ли бы ху­дож­ник тща­тель­но вы­рисо­вывал пор­трет, за­тем в бе­шеном при­пад­ке сти­рал всё до чёр­точки и ри­совал сов­сем дру­гой, и сно­ва унич­то­жал. Го­лова её тряс­лась, мыш­цы ли­ца ха­отич­но дёр­га­лись, по под­бо­род­ку сте­кал лип­кий сгус­ток чёр­но­го ве­щес­тва, ок­ра­сив­ший ис­крив­лённый рот. Хищ­ник был ещё до­воль­но слаб, и сил ему хва­тало лишь на битьё зер­кал и по­доб­ные раз­го­воры по ду­шам. – С по­рази­тель­ной на­ив­ностью твер­дишь са­мому се­бе, буд­то ты от­ли­ча­ешь­ся от Ари­са? Осуж­да­ешь его ме­тоды, рас­ка­лыва­ешь свою не­нависть над­вое: од­на дос­та­ёт­ся ему, а вто­рую ты скар­мли­ва­ешь той, ко­го зо­вёшь Ад­ри­аной. 

– Ос­тавь её в по­кое, – я при­жал те­ло Ад­ри­аны к двер­но­му ко­сяку, пы­та­ясь не вслу­шивать­ся в бе­зум­ную речь, не цеп­лять­ся за от­дель­ные сло­ва, не стро­ить из них бо­лез­ненные, жес­то­кие мыс­ли и под­пи­тывать раз­ла­гав­шее ме­ня чувс­тво ви­ны, кон­цен­три­рован­ную кис­ло­ту, про­жигав­шую ве­ны. Я до сих пор иног­да, очень ред­ко за­дыха­юсь от мер­зко­го ощу­щения, что бег кро­ви внут­ри, её не­из­менное те­чение, рож­да­емое сок­ра­щени­ями опус­то­шён­но­го сер­дца – это укор, раз­ли­тая во мне кис­ло­та, разъ­еда­ющая мозг му­читель­ным на­поми­нани­ем о жиз­ни, ко­торой я поз­во­лил сго­реть. А сам ос­тался жив. 

– Я бы не смог, да­же ес­ли б за­хотел, – треск за­тихал, буль­канье в гор­ле ис­че­зало. – Она сде­лала вы­бор.

Ад­ри­ана сде­лала вов­се не вы­бор – тща­тель­но об­ду­ман­ный с учё­том рис­ка и тя­жес­ти пос­ледс­твий – а чу­довищ­ную глу­пость, став­шую ре­зуль­та­том де­ятель­нос­ти ос­леплён­но­го ра­зума.

Ад­ри­ана взва­лила на ме­ня не­выра­зимое му­чение про­водить её до мо­гилы, ли­шив воз­можнос­ти спас­ти.

Но тог­да я это­го ещё не знал. 
 



Charmily Ann Bell

Отредактировано: 27.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться