Кровавое вино. Вторая часть.

Размер шрифта: - +

глава 5

На пороге дома, в момент, когда карета с невозмутимым кучером уже успела отъехать (странно, что его не удивило, где именно я живу), я остановилась, не решаясь войти. Мне было страшно даже представлять, что могло случиться с братом, и в каком состоянии он там лежит. 

Сознание тут же подкинуло картинку, маленького, бледного, бездыханного тела, распластанного посреди кухни. Безликий! Только не это!

Сорвавшись с места, помчалась в дом, забыв про любые меры безопасности, и чуть не снеся хлипкую преграду, между мной и горячо любимым ребенком. Но обежав все комнаты, чуть не завыла в голос, осознав, что брата нигде нет. Впрочем, родителей тоже не было, но это-то как раз и не удивляло. 

В глупой надежде, на то, что он после школы вернулся к Моррисам, я побежала к нашим соседям, моля нашего бога и всех его сестер, чтобы ребенок был там. 

Как-то так получилось, что все утреннее время пролетело мимо меня, и я не успела заметить, как наступил почти вечер. Пока мы общались, пока слушали воровку Манну, пока разбирались с тем, что происходит и почему, пока заезжали в магазин мамы Бахатти, и потом через портал, в Сколлберг, мне казалось, что все еще до обеденное время, что я все еще успеваю выполнить свое обещание. 

Но оказавшись сейчас в нашем студенческом городке, и наблюдая за тем, как темнеют белые облака над головой, поняла, что времени пролетело слишком много, и даже казавшаяся мимолетной, встреча с монстрами не прошла бесследно. 

Который сейчас час? И где мой ребенок?

Господин Моррис, открывший мне дверь с радушной улыбкой, забеспокоился и сам. он заверил меня, что еще утром с Акари все было в порядке и он с ребятней Моррисов отправился в школу. А из школы детки разошлись по домам. По крайней мере, его дети пришли без Акари. 

Подозвав старшего сына, господин Моррис поинтересовался, не видел ли тот, куда пошел Акари после школы. Мальчишка кивнул и сказал, что ребенок радостно ускакал домой за руку с матерью, что иногда забирала его сама. 

Значит, он должен быть с мамой. А рядом с ней не может произойти ничего плохого, ведь так? Это же мать, у нее же должны быть хоть какие-то материнские инстинкты?

Я вернулась домой и бросилась к тому месту, где открывался люк в катакомбы, но там было пусто. Вход, как и выход, могли открыть только родители или Алекс, мне такое было не под силу. Я в отчаянии пару раз ударила кулаком по ровной поверхности и застонала в голос. Не может быть такого, чтобы я не смогла туда попасть. Должен же быть способ!

Тревога внутри поутихла, но мне все же был страшно. 

Очень страшно за все, что уже произошло или еще должно будет произойти.

От окончательного падения в пучину отчаянья, меня спас звонок в дверь. С какой-то глупой надеждой понеслась открывать, надеясь за порогом увидеть живого и невредимого брата. И как бы меня не останавливало собственное сознание, доказывая, что родные никогда бы не позвонили в дверь, но надежда умирает последней. Теперь я прекрасно понимала эти слова, не единожды сказанные подругой.

Но открыв злосчастную дверь, так и застыла на пороге, испытывая вполне себе противоречивые чувства. 

- Господин Орвей, - холодно отозвалась я, чувствуя, как леденеет мое сердце, - чем обязана?

- Может сначала, впустите в дом? – Хамовато, ответил этот тип, и не боясь возможной охранной системы, сделал шаг вперед, а после и вовсе отодвинул меня в сторону, проходя в жилище.

Я отпустила дверь, и направилась за мужчиной, что уверенно направлялся в гостиную.

- Эмма, родители где? – И вновь грубый и хамоватый тон.

- Мне самой это очень интересно, поверьте. – Прорычала я, сжимая кулаки. Собственное бессилие, дико раздражало, и я готова была перекинуть это раздражение на кого угодно, лишь бы мне самой стало хоть немного легче.

Мужчина обернулся ко мне, подметив и сжатые кулаки, и наверняка раскрасневшееся от гнева лицо, и даже неестественную бледность, что бросилась в глаза, когда я проходила мимо зеркала.

- Я смотрю, вы умеете развлекаться, Эмммма. – Протянул этот хам, указывая взглядом на заляпанные в грязи вещи. 

А я уже и забыла…

Эта мысль немного отрезвила, и мне уже не так сильно хотелось покусать этого хама.

 - Вас это не касается никоим образом. – Фыркнула я, сложив руки на груди. – Зачем пришли, господин следователь?

Мужчина оглядел скромное убранство гостиной, и приземлился в отцовское любимое кресло закинув ногу на ногу.

 - А вы как думаете, дорогая мисс?

- Думаю, что у вас нет права тут находиться, господин следователь. – Отозвалась я, садясь в кресло напротив, и не убирая рук с груди. – И вам пора бы покинуть мою обитель, иначе я…

- Иначе что? – Перебил он меня, наклонившись ближе. – Позовете патрульных, может? Думаю ваш друг будет крайне рад спасти вас снова.

Я аж задохнулась от такой наглости, примерно догадываясь откуда он узнал о недавних событиях.

- Вас это не касается. – Мотнула я головой. 

- Оооо! Еще как касается! – Протянул он руку ко мне. А я содрогнулась в ужасе. – Вы еще не передумали? Может, все же расскажете обо всех злодеяниях, что творили со своим любовником?

Его большая ладонь легла на мою грязную коленку, и мягко погладила ее. Глаза мужчины при этом загорелись нездоровым блеском, в котором, подозреваю, было замешано еще и немного его особой магии. Только вот меня почему-то это не трогало. И я попыталась отстраниться как можно дальше от этого противного во всех смыслах типа, вжавшись в спинку глубокого кресла. 

- Перестань играть в недотрогу, Эмма. – Нахмурился мужчина, становясь еще ближе. – Я давно разгадал тебя. Будь хорошей девочкой, и расскажи мне все, что я хочу знать.



Елена Татауш

Отредактировано: 21.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться