Кровавый Джек: Обретённый Путь

Размер шрифта: - +

Глава 26. Побег

Мысли расплывались, напоминая серую бескрайнюю тучу, и безмятежно перелетали с места на место. День и ночь перемешались. Я не понимала, когда нужно ложиться спать, а когда, наоборот, просыпаться. Состояние дремоты сохранялось в постоянном режиме, хотя в тоже время спать не хотелось. Вместе с этим пропало чувство голода и желание есть.
Кида я если и видела, то только по ночам, когда он стучался в мою комнату, но я перестала его впускать. Мне хотелось побыть одной. Этот серый мрачный мир, который можно было лицезреть за окном, вначале отталкивал. Ни зелени, ни солнца, ни даже дождя. Одни серые развалины и мёртвая земля. Вот только чем больше я проводила времени с Миледи, чем больше слушала её истории о взгляде на этот мир, тем больше понимала, что она права. Права во всём!
Кому я могу верить в этом мире? И вообще, что такое мир? Я сама не заметила, как стала разговаривать с девушкой, рассказывая ей всё о себе: кто я, откуда и каким образом тут очутилась. Миледи улыбалась и кивала головой, словно я только подтверждала ее слова. Она заметила, что мужчины в моей жизни также не принесли мне ничего хорошего. Отец умер, когда я была подростком, жених даже не пытался помочь в момент похищения меня Кидом, а сам Кид… да что тут скажешь? Пират, вот и всё.
Так в чем же она не права? Вся моя жизнь стала одной цепью сражений. Но не с ней. Рядом с Миледи все страхи померкли, отошли на второй план. Я находилась в неком безмятежном, лишённом эмоций пространстве. Обрела покой, которого не желала лишаться.
Сколько уже дней прошло? Не знаю. Все стало таким сумбурным. Да и важно ли это сейчас? Сомневаюсь.
Я понимала поведение Миледи. Узнала, кто такие эти её служанки. Оказывается, они считают Миледи некоей Богиней Смерти, а этот остров — загробным миром. Их не пугает поведение своей госпожи. Они думают, что и так мертвы и хуже уже быть не может, а сами приплывают с соседних островов, на которых развитие цивилизации давно остановилось. Они ещё верят в различных богов и приносят жертвоприношения.
Так ли это, я не смогу проверить, но поведение служанок говорит само за себя. Мне их даже не жалко. Бессмысленно жалеть того, кто целенаправленно стремится к саморазрушению.

В мою дверь кто-то постучался. Удары были сильными и требовательными, и это дало мне понять: пришёл Кид. Открывать дверь и впускать пирата совершенно не хотелось. Я вообще не понимала, чего хотела. Мне нравилось просто лежать на кровати и думать о своём. Тишина и покой, вот что сейчас важно. Но с таким грохотом ни о покое, ни о тишине даже думать не удавалось. Пришлось встать и слегка приоткрыть дверь.
— Кид, я хочу побыть одна... — сразу же пробормотала я, не дожидаясь слов пирата, и уже собиралась закрыть перед ним дверь, но Кид резко толкнул её, раскрывая настежь. — Кид, прошу, уходи, — всё ещё спокойным голосом говорила я, стараясь прогнать нежеланного гостя, но тот даже не шелохнулся.
Даже невооружённым глазом было заметно, что мужчина зол. И не просто зол, а в ярости. Что он собирается делать? Ударить меня? Странно, но даже если это так, мне всё равно. Пусть бьёт, лишь бы, в конце концов, оставил меня одну. Но нет. Кид только говорил. Что он говорит? Я его совершенно не слышу. Вижу, что губы шевелятся, мышцы шеи напрягаются, в воздухе стоит некий гул его голоса, но слов разобрать я не могу. Он стал для меня недоступным. Что бы там ни было, лучше расставить точки над "i".
— Кид, я хочу остаться. — Пират замер и с непониманием посмотрел на меня. Хотя нет, кажется, даже с неким… страхом? — Я передумала, и поэтому ты можешь уезжать один.
Около минуты мы просто стояли и испепеляли друг друга взглядом. Я ожидала, что Кид вновь начнёт кричать и в момент ярости причинит мне боль, но этого не произошло. Да, его глаза потемнели, а губы сжались в плотную алую линию, но он не отчитывал меня. Даже слова не произнес. Его кулаки сжались так сильно, что костяшки побелели, и прозвучал небольшой тугой хруст.
Казалось, что Юстасс Кид окаменел, став статуей. Мне в итоге надоело эта игра в «гляделки», и я повернулась к пирату спиной, отойдя в сторону окна и присев на каменный подоконник. Почему-то вспомнился сон, в котором я видела отца. Тогда он сказал, что я должна следовать за красным цветом. Разве Миледи не подходит? Она всё время называет меня Красной Джекит, дарит и вручает красные вещи. Да я сама практически стала красной. Разве это не ответ на мой вопрос? Вот он, выбор: остаться и жить в покое и вечном сне с Миледи — или отплыть в море с Кидом и не знать, проживу ли я ещё один день.
— Вот он, выбор… — почему-то вслух повторила я, смотря в ночную серую мглу, и перевела взгляд на Кида. — Отец говорил, что красный цвет приносит нашей семье удачу. А Миледи дарит мне его. Наши разговоры, прогулки, чаепития… Рядом с ней спокойнее и… — договорить я не успела, так как произошло то, чего я никак не ожидала.
Кид резко выхватил из-за спины свой кинжал и подошёл ко мне. Его яростный взгляд напугал бы каждого. Я даже вскрикнуть не успела, как пират уже нависал надо мной, перекрыв путь к отступлению. Зачем ему лезвие? Он что-то собирается сделать? Нет, он вкладывает это лезвие мне в руку. Не понимаю. Теперь этот кинжал у меня в правой руке, но саму руку Кид не отпускает.
— Кид? — Я не понимала, что происходит. Слабость во всём теле стала чувствоваться особенно отчётливо. Мысли путались, словно я приняла огромную дозу снотворного. —Кид, что ты делаешь?
Я задавала ему вопрос за вопросом, но пират молчал. Почему он молчит? Нет, он что-то говорит, но я не слышу его. Что происходит? Почему я его не слышу? Сердце в груди стало биться быстрее, и от этого я тут же почувствовала слабость в ногах; они меня больше не держали, и я чуть было не упала на пол. Стоп, но я ведь сидела на подоконнике, верно? Нет, я невольно встала, а теперь единственным, что не давало мне упасть, был сам Юстасс Кид.
Он смотрел в мои глаза. Помимо ярости, я видела в его взгляде уверенность и непоколебимую решимость. Что он удумал? Сжимая мою правую руку, в которой находился кинжал, Кид неожиданно сделал выпад и заставил меня пронзить лезвием его левое плечо. Кинжал вошёл глубоко. Тёплая тягучая бордовая кровь тут же появилась на лезвии, лениво сползая к моей руке. Я ничего не могла поделать. Только смотрела на эту кровь и на то, как она пачкает нас с Кидом. Её слишком много. На моём красном платье кровь была не слишком заметна, но вот на коже…
В этом было что-то гипнотическое. Я даже стала немного понимать Кида с его фетишизмом к крови. Но чем глубже входил кинжал, тем хуже становилось мне. При этом Кид не отпускал мою руку, а заставлял всё больше и больше причинять ему боль. Ему определённо было больно. Я видела, как нахмурился его лоб и искривились его губы, однако ярость погасла.
— Кид… — непонимающим тоном просипела я.
Почему моё тело такое слабое? Еще несколько секунд назад всё было прекрасно. Я была спокойна и непоколебима. Весь мир напоминал сон, но теперь… меня словно разбудили. Всё болит. Особенно голова. Мир стал чёрно-белым, и только кровь Кида сохраняла свой первичный алый цвет.
— Ты это видишь? — расслышала я Кида. Наконец-то я его слышала, правда, так плохо, словно звук доносился из-за толщи воды. Однако теперь его губы не оставались беззвучными. Я приподняла голову, чтобы убедиться, что это именно его голос. — Вот это «красный», чёрт возьми! Слышишь меня? Красный!!! А вот это, — Кид резко выдернул кинжал из своего плеча и, не отпуская мою руку, силой подтащил меня к стоящему, недалеко от кровати, зеркалу в полный рост (ноги еле передвигались, так что пирату приходилось ещё и придерживать меня за пояс), — а вот это, — повторил он, указав на моё платье, — грёбанная мишура, которая тебя к чертям убивает!
— Хватит! — негромко, но довольно чётко произнесла я, пытаясь освободить свою правую руку, в которой всё ещё сжимала окровавленный кинжал. — Прекрати! Оставь меня!
— Оставить?! — орал прямо над ухом Кид, и от его громкого голоса мне казалось, я сейчас оглохну. Теперь я слышала его отчётливо и ясно, но чем лучше мне было его слышно, тем хуже я себя чувствовала. Как это вообще связано? — Джек, оглянись! — требовал пират. — Посмотри на себя! Во что тебя превратила эта проклятая ведьма?!
— Заткнись! — Меня это возмущало. Как же Миледи была права! Ни одному мужчине нельзя доверять. — Она добрая! Она меня понимает! А ты… ты… — Голова кружилась, и стоять на месте стало просто невозможно: мне казалось, что еще секунда — и я потеряю сознание. Приходилось через силу держать себя, иначе наш разговор никогда не кончится. — Это вы виноваты, — выдавила я уже менее сильным голосом.
— Джек, чёрт тебя раздери! — уже вопил Кид. Я почувствовала шлепок по щекам, из-за чего на какое-то время вновь пришла в себя. — Говоришь, что это ведьма добрая?! Да? Может, ты еще считаешь, что вы похожи? Смотри! — отпустив, наконец, мою руку, Кид развернул мое лицо в сторону зеркала и заставил всмотреться в свое отражение.
Там я видела нас. Ну, а что еще я должна была там видеть? Красное платье привлекало взгляд, так как было очень красивым. Даже несколько капель крови Кида не портили его. Но прозвучал резкий оглушающий треск за моей спиной — треск рвущегося материала: Кид каким-то образом вернул себе свой кинжал и вспорол ткань. Уничтоженное платье разорванными лоскутами рухнуло к моим ногам, оставив меня в одном нижнем белье.
Сработал рефлекс, и я тут же постаралась прикрыть себя руками, но Кид не дал мне сделать этого.
— Смотри! — требовательным тоном приказал он, подтолкнув меня к зеркалу ещё ближе. Я стала требовать, чтобы он немедленно отпустил меня. — Смотри на себя!!! — По голосу пирата было ясно, что он в бешенстве, и лучше исполнить его прихоть, иначе будет хуже.
Я повернулась в сторону зеркала и посмотрела на свое обнажённое тело, мысленно готовясь к смущению и стыду, однако вместо этого меня постиг ужас. Передо мной была я, но… и не я в тоже время. Только сейчас я видела, что кожа была не то что бледной, а практически синей, а в области живота и ног вообще покрылась огромными грубыми чёрно-фиолетовыми пятнами, словно меня избивал десяток бандитов. Тело казалось беспомощным, уставшим и… состаренным.
Это все сделала Миледи? Но… но почему я этого раньше не замечала? Почему только сейчас? Голова болела всё больше и больше. Такое я чувствовала только после одной ночи весёлой шумной пьянки, причём пьянку-то обычно я не помню, а тут… что происходит?
— Кид… я умираю, да? — дрожащим голосом спросила я.
Пират не ответил, только глубоко дышал, всё ещё придерживая меня за талию. Да мне и не нужен был его ответ. Тут и так всё ясно. Миледи каким-то образом обвела меня вокруг пальца. Что это — гипноз? Возможно. Не удивлюсь, если она владеет и многими другими вещами, о которых человек узнаёт только перед смертью. Она высасывала из меня всё это время жизнь и молодость, словно сладкий коктейль, которым необходимо наслаждаться небольшими глотками.
Можно ли меня ещё спасти? Миледи поставила какой-то барьер между мной и Кидом, неудивительно, что я его не слышала, правда, на эмоциональном уровне мне всё равно хочется причинить ему боль. Неужели Кид знал это и именно по этой причине позволил пронзить его плечо? Оно до сих пор кровоточит, но пират даже не обращает на это внимание.
Дурман рассеялся. Теперь я чувствовала всё, чего была лишена эти пару дней. Голод, усталость, сонливости, и самое главное, — боль. Боль во всём теле. Она была настолько резкой и неожиданной, что, забыв о том, что я в одном нижнем белье, я развернулась к Киду лицом и схватила его за руки, словно просила о помощи, вот только не знала, как сформулировать эту просьбу в слова.
— Кид… — только и могла произнести я, хватая ртом воздух. Нужно время. Нужно придти в себя и что-то сделать. Ну же! Соберись, Джекит! Да, это боль. Боль — это хорошо, раз болит, значит, ты чувствуешь и живёшь. Давай, ещё немного — и ты привыкнешь к ней. Адаптируешься и придумаешь, что делать дальше. — Кид… — мысли путались, но кое-что мне в голове все же удалось удержать. — Бежать! Нужно бежать!
— Чертовски верно подмечено! — рыкнул пират, оборачиваясь в сторону двери и проверяя, не подслушивает ли нас кто-нибудь. — Джек, мы уходим. Сейчас! — Он окинул меня быстрым взглядом. — Идти мож…?
— Я в норме! — тут же прервала я его и постаралась отпихнуть от себя, хотя это вышло довольно неумело.
Конечно же, я не в порядке! Меня словно наркотиками накачали, и теперь я получаю всю гамму последствий. Но я также не уверена в том, что если проявлю слабину перед капитаном, то последствия не станут ещё хуже. Лучше стерпеть, собрать все силы воедино и спастись с этого проклятого острова Тлена.
Самое удивительное, что подсознательно я всё равно ищу оправдание Миледи. Что, может, она это случайно, или я где-то ненароком упала. Хотя прекрасно понимаю, что всё это ерунда. Способность её дьявольского фрукта — разрушение. И она практически разрушила моё сознание. Если бы не Кид…
Юстасс помог мне, но скопившаяся злость всё ещё не позволяет доверять ему. Мало того, у меня возникло сильное желание убить его. Или хотя бы помучить. Возможно ли, что каким-то образом Миледи создавала во мне себя? А может, я уже являлась такой, просто не обращала на это внимания?
Да что же это творится? Нужно прийти в себя! Мои мысли — это исключительно мои мысли. Так, соберись, с чего стоит начать? Одежда. Мне необходима одежда, а то этот пират не церемонился с ней. Кажется, в ванной комнате сохранилось другое платье подобного типажа. На поиск другой одежды у меня нет ни времени, ни желания.
Неожиданно для себя я заметила, что Кида рядом не было. Давно он ушёл? Первой мыслю было позвать его, но позже я передумала и направилась за одеждой. Пират-то найдётся, а вот в одном белье ходить я долго не смогу.

Дерьмо! Всё намного хуже, чем только можно представить. Кид пропал, не сказав ни слова. Я, естественно, чуть позже стала искать его, но вместо самого Юстасса Кида наткнулась на бродившую по замку Миледи.
Моё сознание буквально разрывалась на две половины. С одной стороны, я всё прекрасно понимала и видела, насколько она может быть жестока. Ей безразличны чужие эмоции и страдания. Главное — утолить свои потребности, все остальные даже не заслуживают её внимания. Я всё это прекрасно знала; но, с другой стороны, смотря на лицо этой прекрасной девушки, мне с трудом верилось в то, что я видела собственными глазами. Мысли вновь и вновь искали ей оправдания. И это при том, что она его не просила. Миледи сразу сказала, что она убивала и по большей части из-за того, что ей просто этого хотелось.
Теперь я прекрасно понимаю служанок. Она действительно Богиня Смерти. Неужели Смерть может быть настолько же чарующей, насколько и опасной?
— Красная Джекит, — улыбалась девушка, — я думала, что ты в своих покоях; что забыла ты в восточном крыле моего замка?
Я постаралась сохранить самообладание и не показывать своей настороженности, но и стоять столбом не намерена. Нельзя позволять ей прикасаться к себе. Перед глазами до сих пор всё плывет. Невозможно сфокусироваться. Сознание вновь и вновь пытается отключиться. Сколько я уже не спала? Ладно, неважно. Главное это держаться от нее на расстоянии, но если она о чём-то догадается, то вряд ли я успею добежать до выхода замка.
— Я искала Кида, — с улыбкой ответила я.
— Правда? — удивилась Миледи и сделала несколько шагов в мою сторону. — Но его я тут не видела. А зачем тебе этот пират? Что он может дать, чего не могу дать я?
Так, разговор выбирает не то русло, на которое я рассчитывала. Моя улыбка стала шире, словно я восприняла слова Миледи как шутку, вот только сама девушка не улыбалась. Ее брови нахмурились, а взгляд чёрных глаз стал острым и подозрительным. Она о чём-то догадывается.
— Я хотела попрощаться с ним, — тут же добавила я, в надежде, что девушка мне поверит. — Ведь он скоро покинет остров.
— Да, — согласилась девушка, наконец-то на её лице возникла лёгкая улыбка. — Именно так, — тут я заметила, что она смотрит куда-то за мою спину. — В таком случае тебе преставился великолепный шанс попрощаться. Не так ли, Кид?
Повернувшись, я увидела стоящего позади себя Юстасса, что неотрывно следил за хозяйкой замка. Напряжение в воздухе стало таким очевидным, что я физически ощущала себя посреди электрического поля. Каждый волосок на коже наэлектризовался, встав дыбом.
— Кид… — негромко обратилась я к нему, совершенно сбитая с толку. Голова не работала. Что мне делать? Играть свою роль милой и доброй гостьи, которая, похоже, превратится скоро в служанку-игрушку Миледи, или наконец-то открыть карты и бежать отсюда со всех ног, пока на это есть возможность?
Пират решил сделать выбор за меня. Ни говоря не слова, он кивнул мне, указав назад. Намёк понят, и я тут же зашла за спину пирата. Вряд ли это конечно спасет меня от Миледи, но хотя бы избавит от лишних разговоров с ней.
— Ки-и-ид, — мягко пропела девушка, всё ещё улыбаясь, но уже не так широко, как секунду назад, — что ты делаешь, милый? Вам необходима минутка уединения для прощания? Я не против, ты же знаешь. Однако не забывай, это всё-таки мой подарок. Не помни «обёртку».
— Миледи, мы уходим, — тут же выпалил ей Кид без церемоний.
Юстасс никогда не казался мне человеком, который умеет сдерживать себя или искать какие-нибудь компромиссы. Сразу к действиям — и желательно агрессивным. Даже сейчас он говорил так, словно делал выпад в бою. Однако такое поведение пирата не смутило девушку.
— Ты можешь быть свободен, — всё с той же милой улыбкой произнесла она, скрестив ладони перед собой, словно грела их. — А вот Джекит — моя, не забывайся, милый. Ты получил свою обещанную награду. Она на корабле, ждёт тебя в восточном порту.
— Засунь свои дерьмовые деньги… — начал было Кид, но тут же осёкся, увидев, как стенки коридора, в котором мы стояли, почернели и стали осыпаться серой пылью. Миледи даже бровью не повела, но ее безумная аура уже начала разрушать всё вокруг.
— Она мой подарок, — настаивала Миледи.
Девушка улыбалась одними только губами. В чёрных глазах бушевало пламя Ада, от которого меня бросало в ледяной пот. Любой человек, увидев такое, сразу бы сдался и отступил. Я уже мысленно возвращалась в отведённую мне комнату и готовилась опять погрузиться в безэмоциональный сон.
— Подарок, — согласился Кид, окончательно лишая меня надежды. Он уже говорил мне подобное, из-за чего я чуть было не задушила его. — Но не твой.
— Что ты имеешь в виду, Кид? — насторожено спросила Миледи. — Хочешь сказать, что она «твой» подарок?! Твой?! — Тут её охватил громкий пронзительный смех, напоминающий скрип старой заржавевшей двери.
Мы стояли перед девушкой, не смея её прервать. Бежать не имело смысла, мы просто не успеем даже развернуться в нужную сторону. Карты раскрыты, если Миледи решит убить нас, то ей это не составит труда. Оставаться я тут не намерена. Меня, так или иначе, ждет смерть от её руки. Вопрос только, как быстро это произойдет?
— Глупая… — со старческим хрипом неожиданно произнесла Миледи, вытирая выступившие слезинки от смеха. — Глупая! Глупая Красная Джекит! Ты думаешь, этот мужчина будет защищать тебя? Думаешь, он не предаст тебя в самый удобный для него момент? Глупая… как только он получит «всё», что ему будет от тебя нужно, он выбросит тебя в глубины моря, на корм морским королям и ты, умирая мучительной смертью, попомнишь мои слова. Глупая Красная Джекит. Я могла дать тебе все, ведь мы так похожи. Разве нет?
— Ты хотела сделать из меня свою служанку, лишая меня чувств и эмоций, — с гневом отметила я. — Это, по-твоему, «дать всё»?
— Хм… ну, тут я переборщила, соглашусь, — хихикнула девушка, слегка прикусив губу. — Но ты так молода. Как тут удержаться? Однако раз ты так этого хочешь… идите! — Я и Кид не могли поверить своим ушам и еще несколько секунд просто стояли на месте с недоверием смотря на девушку. — Идите-идите! — повторила Миледи и даже слегка махнула рукой.
Глаза Кида сощурились, а зубы оскалились: он чувствовал подвох и всем видом демонстрировал своё недоверие. Я же, напротив, решила не сомневаться в последнем предложении Миледи и, не теряя ни секунды, направилась в сторону выхода из замка, предварительно взяв Кида за руку, так как вероятность того, что он попытается сразиться с Миледи, росла с каждым мгновением.
Неужели повезло?

Замок отдалялся с каждым шагом. Кид и я бежали в сторону восточного порта, периодически оборачиваясь и готовясь к внезапному нападению со стороны «жителей» острова, но никого не было. Зачастую я просила пирата притормозить, чтобы отдышаться и перевести дух. Тело и разум до сих пор ещё не пришли в норму — слишком долго я была под воздействием дьявольского фрукта Хокаи-Хокаи.
Однако Юстассу этот расклад очень не нравился. Он всё время рычал, требовал, чтобы я шевелилась, и искал скрытых снайперов поблизости. Уверенность в том, что Миледи не сдержит свое слово и попытается нас убить, была нерушима.
— Да что с тобой? — уже не выдержала я, дёрнув плечом, пытаясь расцепить наши руки; ещё с замка они намертво держались вместе. — Почему ты так уверен, что она не сдержит своё слово? В конце концов, она из королевской семьи. Хоть капля благородства должна в ней сохраниться!
— Конечно! — рыкнул мне в лицо Кид, ещё сильнее сжимая мою руку. — Из королевской семьи, которую сама же и прикончила! Я знаю её подольше твоего, Джек. Поверишь в неё — умрёшь.
— Да она такой же человек, как и мы с тобой! — не сдавалась я. Почему я до сих пор продолжаю защищать её? Ведь понимаю, что бежим мы не просто так, но остановиться не могу. Часть меня даже хочет к ней вернуться. Причем так сильно, что если бы не хватка Кида, убежала бы немедленно.
— Это для нас она человек, — отметил Кид, силой таща меня в сторону порта, — но она себя давно уже считает Богиней, дарующей смерть. Так что заткнись и пошевеливайся, чёрт тебя возьми!
Я ещё пыталась несколько раз проявить сопротивление, даже попробовала укусить Кида за руку. Зачем, правда, до сих пор не пойму. Словно это и не я вовсе была. А пират словно понимал, почему я так поступаю, и терпел. Ругался, одёргивал меня, шипел и кричал периодически, но на этом всё.
В какой-то момент моя голова полностью отрезвела. Желания вернуться больше не было. Киду больше не приходилось тянуть меня, однако с потерей внушения со стороны Миледи потерялась и последняя сила, хоть как-то помогавшая передвигать ноги. Больно. Всё так сильно болит. Но теперь, заметив, что я больше не сопротивляюсь, перерыв устроил сам Кид.
Мы присели около каких-то развалин. Кажется, тут стояла небольшая церковь: некоторые сохранившиеся кирпичи были покрыты религиозными надписями и символами. Да уж, странное место для минутного отдыха, хотя лучше в наших условиях придумать трудно.
У меня то и дело всё расплывалось перед глазами. Как же сильно хотелось спать! Сил на сопротивление больше нет, а сколько нам ещё идти до восточной стороны острова — неизвестно. Кид молчал. Непривычно наблюдать за ним таким. Обычно он шумит, да так, что только и мечтаешь заткнуть этого грубого пирата, но не сейчас. Прислушивается и озирается по сторонам. К чему всё это? На этом острове даже ветра нет, а он так переживает...
— Дерьмовое у меня предчувствие, — неожиданно пробормотал Кид, поворачиваясь в ту сторону, откуда мы пришли.
Нет, интуиции Юстасса можно доверять, я это замечала не раз. Но сейчас это скорее раздражало, нежели настораживало. Я уже собиралась пропустить это мимо ушей, задумавшись о своём, но внезапно произошло то, чего я никак не могла ожидать и чего так сильно боялся Кид: со стороны замка в нашу сторону с чудовищной скоростью направлялась тьма.
Миледи всё же не сдержала своего слова и решила активировать способность своего фрукта на полную мощность. Всё, что находится на острове, будет уничтожено. Кид оказался прав.
— Дьявол! — громогласно рыкнул Кид, вскакивая на ноги. — Бежим!
Я не знаю, как я бежала, но, видно, адреналин, возникший из-за ужаса перед разрушающей тьмой, даровал способность двигаться. И довольно быстро. Кид бежал впереди и все время окликал меня, требуя, чтобы я не отставала. Все, что попало в тьму становилось прахом. Будь то камни, земля, одинокая травинка… все! Видя такую мощь, понимаешь, почему ее прозвали Богиней Смерти.
Красное платье, в котором мне пришлось бежать, становилось с каждым шагом тяжелее и неудобнее: ноги путались в подоле, и приходилось приподнимать длинную юбку руками. Но и это не спасло меня от того, что в самый неудачный момент я споткнулась о выступающий булыжник и шмякнулась на землю лицом вперёд, подписывая себе смертный приговор.
Попытка встать привела лишь к негромкому вскрику. Тело и так болело, а теперь ещё и нога, кажется, подвёрнута. Это точно мой конец! Стало страшно. Безумно страшно. Кид бежит впереди и вряд ли он обернется, чтобы убедиться в моей сохранности, но какой у меня выбор? Я смотрела назад и наблюдала за тем, как тьма, что темнее ночи, стремительно пожирает остров.
— КИД!!! — Крик ужаса и отчаяния всё же дал о себе знать. Однако надежды практически не осталось.
— Какого черта ты разлёживаешься?! — услышала я недовольное ворчание капитана и в ту же секунду почувствовала, как чьи-то сильные руки подняли меня в воздух. — Приказ звучал как «Бежать!», а не «Лежать!».
Теперь, когда я висела на руке капитана, мы действительно бежали в два раза быстрее. Правда, бежал только Кид, я же находилась у него на руках и периодически смотрела то вперед, то назад, крича и подгоняя капитана, так как тьма казалась быстрее нас самих, на что Кид великодушно заметил, что если я не заткнусь, то он сядет мне на руки и посмотрит, с какой скоростью я буду бежать.
На наше счастье, впереди замаячил восточный берег, а за ним и послышался долгожданный шум морского прибоя. Вот только беда не приходит одна. Пираты Саула, которые находились в порту, при виде тьмы решили не дожидаться Кида и сами прыгнули в отведённое для Юстасса судно, отчалив от берега.
— Ублюдки! — злобно крикнул в их сторону Кид, понимая, что мы в безвыходном положении.
Корабль отплывал всё дальше и дальше от берега; неожиданно прозвучал оглушающий взрыв — и судно, на котором Кид и я планировали покинуть остров, разлетелось на тысячи мелких деревянных объятых огнём кусочков. Даже тут Кид был прав. Миледи изначально не собиралась отпускать пирата живьём. Она каким-то образом поместила на борт корабля взрывчатку. Или это сделал Саул? Нет, вряд ли. Если бы это был он, то его люди не искали бы спасения на том борту. Во всяком случае, избавились бы от бомбы до того, как устройство взорвало бы судно.
— Это конец, — отчаянно вздохнула я, пряча лицо в ладонях.
— Не совсем, — настороженно произнёс Кид, опуская меня на землю. Стоять пришлось на одной ноге, да и то придерживаясь за пирата, чтобы не упасть.
— Что ты задумал? — В душе загорелся лучик надежды. — Ну же, Кид! Не томи. У нас мало времени!
— Ты чувствуешь здесь землю? — неожиданно спросил пират; я не сразу поняла, о чём он, и только спустя секунды две я осознала, что он говорит о способностях моего фрукта.
— Да, но только ту землю, которая практически у самой воды, — кивнула я, осматриваясь. И тут до меня дошло. — Что ты удумал, Кид?! Надеешься, что я воссоздам какой-нибудь плот из дерева? Нет! У меня слишком мало сил! При всем желании я не смогу!
— Знаю, чёрт возьми!!! — рыкнул на меня пират, что-то выискивая в своих задних карманах. — Я же, в конце концов, твой капитан! — И тут он достал из кармана то, что искал. Металлическая фляжка. — Работа у меня такая, знать всё о своей команде.
— Кид, ты же не собираешься…? — При виде фляжки, от которой тут же повеяло ромом, меня всю бросило в дрожь.
— Я? Нет, — тут же ответил Кид и вручил фляжку мне в руку. — А вот ты — да. Решай, Джек.
Я смотрела на надвигающуюся тьму, грозившуюся нагнать нас секунд за тридцать максимум, потом на плещущийся в металлической фляжке ром и подумала: «А пошло оно всё! Если помру, то хоть ничего не почувствую!», после чего одним большим глотком осушила сосуд — и мир перед моими глазами погас.



Зозо Кат

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться