Кровавый Джек: Обретённый Путь

Размер шрифта: - +

Глава 28. Курс на Город-Карнавал

— Капитан? — произнесла улитка голосом Киллера. В одном коротком слове чувствовалось и напряжение, и неверие в происходящее. Похоже, Киллер сам не до конца уверен в том, что ему наконец-то удалось дозвониться до нашего ден ден муши.
— Да, Киллер, это я, — спокойно произнёс Кид, хотя, наблюдая за тем, как напряглись вены на его шее, я поняла, что пират взволнован не меньше моего, однако ему удалось сохранить самообладание.
Прозвучал тихий и протяжный выдох. Даже тот факт, что старпом все время носит маску, скрывая лицо, не смог скрыть эмоции и переживания за своего капитана. Наверное, вся команда терялась в догадках насчёт сохранности их командира. Но проявить слабину Киллер себе позволил лишь на секунду, после чего в голосе пирата уже звучали стальная уверенность и бесстрашие.
— Выяснилось, кто напал на нас? — спросил старпом. Видно, они так и не до конца осознали, кто был противником.
— Это была Миледи, — коротко ответил Кид. — Она подослала к нам Саула со своей командой.
— Миледи?! — Похоже, Киллеру уже доводилось слышать это имя. На минуту пират замолчал, явно осмысливая всю серьёзность ситуации. — Кид, получается, Джек…
— Да со мной она! — рыкнул тут же капитан, не дав закончить Киллеру свое предложение. — Со мной!
— Понятно, — как ни в чём не бывало произнёс Киллер, однако мне показалось, или улитка вновь коротко выдохнула? Пират радуется или расстроен тем, что я ещё жива?
— Ладно, — строго начал Кид, переходя на капитанский тон. — Подробности нашего спасения оставим на потом. Сейчас меня интересует ваше положение. Потери есть?
— Нет, — тут же отозвался Киллер.
— Раненые?
— Серьёзно ранены трое, — начал старпом; Кид после его слов недовольно скривил губы и нахмурил лоб. Чем он недоволен? Я вообще удивлена тому, что все живы остались. Пираты Саула превосходили нас и в численности, и по вооружению. — Остальных тоже задело, но через пару недель все они будут вновь в строю.
— Где вы сейчас? — продолжал опрос Кид.
— На острове Сан Фалдо, — ответил первый помощник, и тут уже я не смогла молчать.
— Город-карнавал?!
Моему удивлению не было предела, и капитан тут же заметил это.
— Ты знаешь это место? — поинтересовался он, на что я неуверенно кивнула головой.
Знать-то знала. Каждый год в газетах писали о великолепных праздниках и вечеринках этого острова. По сути, весь город посвящен лишь одному занятию — празднованию. Туристы круглый год навещают этот летний остров, чтобы отдохнуть, посмотреть на веселящихся и танцующих местных жителей, а также на костюмы. На огромное разнообразие карнавальных костюмов. В детстве мы с Розой даже вырезали некоторые картинки с костюмами из газет и журналов и вклеивали их в свои тетради. Любой человек хотя бы раз мечтал посетить это место, вот только моя мечта всегда оставалась мечтой. Этот город для «элитных персон», у которых есть не только деньги в карманах, но и связи.
Однако известно, что Сан Фалдо не всегда был таким. Больше десяти лет назад это был самый обычный остров, ничем не выделяющийся среди остальных. Наоборот, численность населения с каждым годом всё убывала, а пиратские покушения на местных жителей становились всё чаще. Голод, нищета и разорение — вот что царило на острове Сан Фалдо.
Подробности того, что произошло после, мне неизвестны, однако появился тот, кто смог объединить сеть близлежащих островов морским поездом. Это была поистине гениальная идея! Такое объединение даровало каждому острову надежду и возможность на дальнейшее существование. Морской поезд смог объединить и связать пять островов. Таких, как Путти, Сент Поплар, Сан Фалдо, Ватер 7 и…
— Оу! — Теперь до меня дошла настороженность Киллера.
— Да, — подтвердил догадку старпом, услышавший моё восклицание. — Мы в тяжелой ситуации.
— Да объяснит мне кто-нибудь, что тут творится, чёрт возьми? — начинал кричать Кид, не на шутку злясь. — Что это за остров такой?
Пятый остров, Эниес Лобби, также известный как остров Правосудия, по совместительству является штаб-квартирой морского дозора. Из этого следует, что все острова могут быть густо населены дозорными, а таким ярким личностям, как Кид, у которого листовка на каждом шагу, лучше не светить своим лицом.
— Вас обнаружили? — спросила я, игнорируя злость Кида. Сколько ещё продержится наша связь — неизвестно, а объяснить всё Киду можно и позже.
— Нет, — тут же ответил Киллер, который, похоже был того же мнения. — Благодаря местным костюмам мы маскируемся.
Понятно. Город-Карнавал как нельзя кстати открывает пиратам свои возможности. Если не привлекать к себе сильного внимания, то команда Кида может спокойно переждать последствия недавнего сражения. Для пиратов это плюс. Но что делать нам самим? Из-за территориальной близости Эниес Лобби мы не можем послать сигнал бедствия. По этой же причине помощи со стороны старпома нам не ждать.
Однако из полученной информации можно сделать небольшие выводы в нашу пользу. Во-первых, сеть островов объединена морским поездом, а это значит, что рано или поздно мы наткнёмся на морские рельсы, по которым и сможем добраться до цивилизованного острова. Во-вторых, учитывая то, что связь с Киллером с каждой секундой становится всё отчётливее, о правильности нашего направления можно не беспокоиться.
Остаётся только периодически выглядывать наружу, чтобы не пропустить морские рельсы. Хотя такое зрелище вряд ли пропустишь. Нам бы только добраться до суши. Меня и Кида знатно потрепало. Конечно, Юстасс отлежится сутки и будет вновь здоров и крепок, но я-то обычный человек. На физическое восстановление мне потребуется не меньше недели.
Я задала ещё пару вопросов касаемо месторасположения Киллера и команды, украдкой наблюдая за Кидом; он, на удивление, больше не злился, а молча наблюдал за мной, вслушиваясь в разговор. Наверное, это было сверхнаглостью: ведь капитан пиратов всё-таки Юстасс Кид, а я обычный клерк, но Киллер отвечал на все мои вопросы, и это только прибавляло уверенности.
Наконец-то ден ден муши отключился, и капитан, выжидающе скрестив руки перед собой, посмотрел на меня, всем видом показывая, что он ожидает подробных объяснений. Да уж, видно, всё же без «сказки» этим вечером не обойтись.

Приближалась ночь.
Выслушав весь предоставленный мной отчет, Кид решил, что этой ночью нам нужно дежурить посменно и по очереди высматривать в море рельсы. Первым на дежурство вышел сам же капитан, я, в свою очередь, осталась в домике и прилагала немало усилий для того, чтобы уснуть.
Тот факт, что Кид так спокойно и быстро всё понял, меня уже не в первый раз удивлял. Я описала ему в красках наше положение: и то, что морской дозор на носу, и то, что мы можем затеряться в море Гранд Лайна, и то, что просто дрейфовать на волнах можем больше недели, а питьевой воды как не было, так и нет. Я старалась не упустить не одной удручающей детали, но пирата это словно не заботило. Откуда у Кида столько уверенности? Он словно знал наперёд, что всё будет хорошо и переживать пока что нет смысла.
На любой мой вопрос о его нерушимой уверенности Кид лишь широко улыбался, заставляя меня ещё больше теряться в догадках, и говорил что-то про свою интуицию, к которой стоит прислушиваться. Об этой его «интуиции» я уже наслышана. Да что там, я сама была свидетелем того, как она не раз нас выручала. Но как она действует? Как возникает эта интуиция? Что при этом Кид чувствует? Столько вопросов.
Хотя, может быть, это чем-то похоже на моё чувство внутреннего поисковика? Благодаря этому чувству я никогда не терялась в лесу. Всегда знала, куда надо идти. Но это не интуиция. Это инстинкт, и он есть у всех — у зверей, птиц и даже рыб. У людей подобный ориентир тоже есть, просто не каждый знает, как им пользоваться. Например, Кид не понимает, как я безошибочно могу определить центр острова. Не понимает, как только по одному взгляду на окружающее меня пространство я с уверенностью могу сказать, в каком именно месте леса я оказалась.
Даже сейчас, посреди моря, все мои инстинкты подсказывали мне, что судно движется в верном направлении. Хотя, по правде говоря, в том, что в открытом море мой внутренний ориентир будет работать точно так же, как и в лесу, я не уверена. Тут уж лучше довериться опыту пирата и действительно дежурить по очереди, сменяя друг друга каждые четыре часа.
Мысли одолевали моё сознание. В мозгу всё время всплывал этот отпечаток руки у Кида на плече. Пират, конечно, сказал, что это пройдёт. Так как он остался жив, Миледи не может отнять у него его же время, и оно обязательно вернётся. Я это понимаю. Отпечаток руки уже ближе к вечеру стал бледнеть и скорей всего через пару суток исчезнет навсегда, но… меня это пугало.
В какой-то момент я заснула, и мне снился сон, где я находилась в непонятном мне чёрном месте. У него не было ни конца, ни края. Тьма казалось материальной и холодной на ощупь, но чем больше я пыталась выбраться оттуда и убежать, тем больше увязала в леденящей душу тьме.
Казалось, что я тону в трясине: чем больше сопротивляешься, тем быстрее погружаешься на дно. Спасенья нет. И только скрипучий и хрипловатый смех Миледи оглушал со всех сторон. Перед глазами всплыл образ Кида. Он был зол и встревожен, но даже в таком состоянии отдавал мне приказ: «Строй плот!» Он повторял это вновь и вновь, пока до меня не дошёл смысл его слов.
Самым ужасным было то, что он тоже тонул и тоже продолжал сопротивляться. Из чёрной трясины вынырнула длинная бледная костлявая рука, схватила пирата за плечо и потащила ко дну. Тьма тлена пожирала нас.
Образ Кида исчез, но появился другой. Я видела судно, напоминающее огромное деревянное корыто с домиком моего детства посередине. Вот, он уже на воде. Нужно только добраться и мы спасены, но как это сделать? Костлявые руки Смерти теперь уже держали не только пирата за плечо, но и меня за спину. Я чувствовала этот мертвый холод, а так же то, как Миледи вытягивала из меня всю жизнь. Чувствовала, как отпечаток руки сохранился на моей спине. Но худшим было не это, а то, какие слова прозвучали в последнюю секунду над моим ухом.
"Ты такая же, как и я, хотя ещё не до конца осознаёшь это".
Голос изменялся и одновременно принадлежал то юной девушке, то дряхлой старухе.
"Думаешь, я зло? Тогда чем ты лучше меня? Я старше и многое повидала, поэтому с уверенностью могу сказать, что ты — это и есть я! Мы похожи, Красная Джекит".
Теперь вместо корабля передо мной стояла юная бледная девушка в длинном чёрном платье. Миледи? Она улыбалась и смеялась, как безумная. Люди, что окружали её, замертво падали у её ног. И только через мгновение, присмотревшись, я поняла, что передо мной не Миледи, а я сама. Это я смеялась как безумная и убивала одним своим прикосновением. Я сеяла хаос и разрушения.
Неужели она права? Неужели я и есть Миледи?
Нет. Нет. НЕТ!!!

— Джек! Джек, очнись! — доносился откуда-то издалека чей-то голос.
— Нет! Не надо! Нет! — умоляла я, но тьма никак не отпускала меня.
— Джек, чёрт бы тебя побрал! — Этот голос стал более разборчивым и словно оказался верёвочной лестницей, вырвавшей меня из бескрайнего кошмара. — Да приди же ты в себя, наконец!
И я, резко распахнув глаза, приняла сидячее положение, тут же уткнувшись лицом в плечо Кида, который, оказывается, сидел на моих ногах и тряс меня за плечи. Боже мой, так это был всего лишь кошмар? Всего лишь сон? Хотя… столько вещей. Эти слова Миледи… это точно был сон? Или это было своего рода воспоминание опьяневшего разума? Я помню, как костлявая рука схватила Кида. Это не сон — это реальность. Так, может, и всё остальное тоже правда?
Моё дыхание было тяжёлым. Всё тело дрожало, покрывшись ледяным потом. Не сразу до меня дошло, что уже какое-то время я просто держусь за Кида, обхватив его за пояс обеими руками, и прислушивалась к ритмичному стуку его сердца. Правильно ли это? Не знаю, но вот он передо мной — настоящий и материальный, а всё остальное — всего лишь сон.
Тёплые руки Кида до сих пор сжимали мои плечи. Пират не прижимал меня к себе, но и не отталкивал. Ничего не спрашивал и не говорил сам. Это было странно. Кид, скорей всего, позволял мне обнимать его, нежели обнимал сам. Думаю, он позволил бы мне и большее, вот только сейчас меня интересовал лишь один вопрос: что было сном, а что — воспоминанием?
Отстранившись от пирата, который, как только разжались мои объятья, сделал небольшой шаг в сторону, я повернулась к Киду спиной и слегка приспустила платье, оголив плечи. Юстасс молча следил за мной. Я же убрала волосы со спины и, набравшись мужества, спросила:
— Оно ведь там, правда?
Пират ничего не сказал.
— Кид, ответь мне! Что ты видишь? Там есть отпечаток руки Миледи?
Ответа вновь не последовало, из-за чего я повернулась к пирату боком, чтобы видеть его лицо. Губы плотно сжаты, глаза сосредоточены, мышцы шеи напряжены. Чтобы не было, Юстасс не хотел отвечать на мой вопрос, но я должна услышать это. Должна!
— Кид, прошу! — мой голос предательски срывался, показывая, что мне не на шутку страшно, хотя я всеми силами стараюсь укротить свои эмоции и давать им воли. — Просто скажи, оно там? Ведь там, так?!
— Оно пройдёт... — осторожно начал пират, но я поняла другое — отпечаток руки Миледи и правда на моей спине.
— О боже… — прошептала я, чувствуя, как мой разум поглощает отчаяние.
Нет, меня не пугало то, что Миледи смогла вытянуть из меня всю молодость. Меня не пугала смерть. Меня пугало то, что эта женщина окажется права насчёт того, что каким-то непонятным мне образом мы похожи. Почему-то сейчас, когда я очнулась ото сна, мне казалось, что это более чем возможно. Это реальность. Её слова так глубоко проникли в моё сознание, что даже пьяной мне удалось вспомнить их в процессе сна.
Похоже, сон на этом отменяется. Встав в полный рост, я направилась на палубу.
— Ладно, — бросила я через плечо Киду. — Теперь моя очередь дежурить.

Ночной воздух действовал отрезвляюще. Мысли прояснялись, и сон уже не был настолько ужасным, каким казался в самом начале. Скорей всего, я действительно увидела воспоминания, но под воздействием того, что это всё же сон, мозг сыграл злую шутку и приукрасил всевозможные сцены. Во всяком случае, я на это надеюсь.
Интересно, я кричала во сне? Наверное, да, раз Кид пытался разбудить меня. Так, всё. Джекит, успокойся. Это всего лишь сон! Никто не смеет указывать тебе, кем быть, а кем не быть. Ты — это ты и все тут. Миледи может думать все, что ей угодно. Да, моя жизнь довольно сложна и извилиста, но я не собираюсь следовать её примеру. Я не убийца!
— Скоро будет дождь. Скоро будет дождь. Скоро будет дождь, — зашептали детские голоса древесины.
— Дождь? — переспросила я, посмотрев на ночное небо, на котором сияли тысячи ярчайших звезд, но не было ни единой грозовой тучки.
— Скоро будет дождь. Скоро будет дождь, — повторили голоса отовсюду.
— Как скоро? — спросила я.
— Мы не понимаем вопроса, — тут же ответили они, слегка расстроенным голосом.
— По времени, как скоро? — уточнила я, немного озадачившись тем, что голоса не смогли ответить на такой простой вопрос.
— Мы не понимаем, — вновь запели детские голоса. — У нас нет времени.
Ну конечно! Это же голос дерева. Дерево никогда не следит за временем. Однако оно всё же отчётливо чувствует надвигающийся дождь. Думаю, он пойдёт ещё до того, как наступит рассвет. Нужно подготовиться. Вроде в домике были некие деревянные вёдра и тазики.
Хромая на одну ногу, я вернулась в хижину. Странно, Кид как сидел, облокотившись спиной на стенку и поджав к себе колени, так и сидит. Или он так спит? Да вроде бы нет. Кстати, из нас двоих так никто на деревянную кровать и не прилёг. Интересно, о чем это говорит?
Опять у пирата этот странный отстраненный взгляд. Смотрит куда-то в пустоту, но видно, что мысленно он далеко не здесь. Хотя это уже не моё дело. Моя основная задача — найти ёмкости для воды. Забавно, что когда занимаешь себя какой-то работой, то все остальные проблемы уходят на задний план. Словно это тебя вообще не касается. Многие люди с таким планом действий не согласятся, обосновывая всё тем, что проблемы нужно решать сейчас, по мере поступления, а не откладывать их в долгий ящик. Но что делать, если именно сейчас эта проблема нерешаема? Правильно, посмотреть в другую сторону. Проблема никуда не уйдет. Подождёт своего часа. А если и уйдёт, то… ну и пусть.
— Что ты делаешь? — недовольно зарычал Кид, наблюдая за тем, как я прыгаю из угла в угол, выискивая ёмкости побольше.
— Ты случайно тут ведро деревянное не видел? — спросила я, продолжая осматривать помещение. — Уверена, что оно тут было.
— Было, — согласно кивнул пират, усмехнувшись. — Мы его на дрова разобрали, когда змею готовили.
— А?! — Вот этого я никак не ожидала. — Чёрт.
Что ж, придётся использовать то, что есть. Собрав в кучу небольшие ёмкости, я вновь направилась на палубу. Кид не задавал вопросов, однако по его взгляду было понятно: пирату любопытно. Проследовав за мной, Юстасс молча скрестил руки на груди и облокотился плечом об дверной косяк.
Небо всё ещё было звёздным, однако я чувствовала, что ветер слегка переменился. Он стал прохладнее и сильнее. Вероятность того, что дождь пойдет в ближайший час-полтора, очень высока. Расставив ёмкости в разных открытых уголках судна, я сама подошла к ближайшему борту и стала ждать.
— Ты мне скажешь, наконец, что ты тут устроила? — По голосу Кида стало ясно, что он еле сдерживает своё раздражение.
— Будет дождь, — коротко бросила я, неотрывно следя за небом. — В ближайший час будет дождь.
— Дождь?! — Пират усмехнулся. — Да на небе ни тучки! Откуда тут дождь?
— Кид, это Гранд Лайн, — устало отметила я, не имея никакого желания вдаваться в подробности своих способностей. — Тут погода может измениться пять раз за пять минут. Нам просто везёт, что мы плывём от острова к острову с идентичными полюсами и сезонами. Если бы мы сейчас направлялись к зимнему острову, то столько бы приключений заполучили на наши головы...
— Пф! — фыркнул Кид, явно не желавший продолжать этот разговор. Ну что ж, хоть тут у нас желания совпадают.
Проходила минута, за ней другая, но пират всё стоял рядом и так же, как и я, смотрел на звёздное небо. Мне всё время казалось, что он что-нибудь скажет в своём надменном тоне. Например, что я ошиблась, а вот он был прав, или вообще обсмеёт. В лучшем случае просто развернётся и пойдет спать; ведь моя очередь дежурить, верно? Но ничего подобного не было. Кид просто стоял в дверях и любовался небом.
Ветер с каждой секундой усиливался, подгоняя наш плот. Становилось не на шутку прохладно, но я практически не обращала на это внимания. Я ждала дождя.
По своей натуре я очень люблю дождь. Мне нравится шум падающих капель и тот аромат, что остается после него. Словно сама природа умывается, счищая с себя всю въевшуюся грязь. Особую страсть к дождю я испытывала с детства: всегда любила после него бегать в лесу и собирать появившиеся грибы. Зелень в эти моменты преображалась и становилась настолько яркой, что мало какой художник смог бы передать всю палитру красок. Но после того, как я стала фруктовиком парамеции дерева, моя страсть только усилилась. Хотя, может, мне так только кажется?
Сколько я уже не видела дождя? Как по мне, довольно давно.
— Раздери меня гром… — неожиданно тихо произнёс Кид, проводя ладонью по щеке. Секунд пять он вглядывался в свою раскрытую ладонь, а я не могла понять, к чему такая буря эмоций, но уже в следующее мгновение ответ настиг и меня. Прямо на кончик носа упала небольшая капля пресной воды. Дождь дал о себе знать. — Молодец, Джек!
Вначале капли были одиночными и падали то тут, то там, но через минуту дождь усилился, стремительно становясь ливнем. Я не смогла сдержать улыбку и смех. Вода была ледяной, но казалось, что она смывает с меня всю накопившуюся грязь, прикосновения Миледи и её тлен, что превращает все в прах. Я словно заново рождалась, полностью освобождаясь. Разве это не может не радовать?
По-детски я высунула язык, ловя крупные капли дождя и тут же проглатывая их. Пить всё-таки хотелось весь день. Рядом слышался громогласный смех Кида. Оказывается, он делал то же самое. Надо же, а этому пирату действительно везёт. И еда, и вода, и, самое главное — уверенность, что всё это будет. А может, это мне везет?
Хм, сейчас, кружась на палубе под дождем и ловя со смехом капли дождя, я поймала себя на довольно забавной мысли: а может ли быть так, что Юстасс Кид приносит мне удачу? Может ли быть, что он — именно тот самый красный цвет, о котором говорил мне отец?
Хотя о чём это я? Лучше попью водички, пройдёт.

Ближе к полудню нам снова улыбнулась удача, и мы наткнулись не просто на рельсы морского поезда, а на целую станцию, связывавшую все пять островов воедино. Внешне это напоминало небольшой светло-голубой домик посреди моря, который служит своего рода маяком для проплывающих мимо судов.
Кид первым прыгнул на каменный пирс и занялся тем, что закрепил наш плот к выступающему небольшому столбу. Следом на пирс вышла я в надежде отыскать хоть каких-то людей. Всё равно каких, лишь бы они были живыми и адекватными. Безумцев на этой неделе я повстречала предостаточно.
Из домика выбежала невысокая светловолосая девочка с двумя растопыренными в разные стороны косичками, в ярком цветастом летнем платьице и бежевых сандалиях. При виде нас девочка широко заулыбалась, радуясь встрече, как мне показалось. Но не прошло и пяти секунд, как она с криком вернулась обратно в домик.
— Ба! Ба-а-а! Тут люди! Ба!
— На-га-га-га! — Из станции послышался тяжёлый скрипучий смех. — Люди, говоришь? — Девочка вновь выбежала наружу, а за ней следом, перекатываясь с ноги на ногу, вышла пожилая полная женщина со светло-зелёными волосами, от которой сильно пахло ромом. Да она и не скрываясь пила его прямо из горла бутылки, которую держала в правой руке. — О! И правда люди! На-га-га-га!
На первый взгляд это были вполне милая бабуля и просто гиперактивная девочка, которая каким-то образом уже умудрилась забежать к нам на судно и осмотреть его со всех углов. И, кстати, за ней всё время следовал синий заяц, который при каждом удобном случае някал. Ладно, выбирать не приходится. Нам нужна помощь, так что будем надеяться, что бабушка достаточно для этого трезва.
— Прошу прощения, — начала я, но меня перебили.
— Ба! Ба! У них какой-то странный корабль! Тут парусов нет, вёсел нет, да и самой примитивной навигации тоже нет! Все странно, ба! — кричала девочка с нашего судна. Кид на этот детский вопль раздражённо зарычал. Так, мне лучше побыстрее начать исполнять обязанности клерка, иначе жди беды.
— Ня! Ня! — вторил заяц девочке.
— Чимни, слезай оттуда, — с усмешкой произнесла женщина, делая очередной глоток рома. Боже, разве можно столько пить? — Так, чем могу помочь, молодые люди? — обратилась она к нам.
— Понимаете, мы… мы… — я посмотрела на Кида. Нужна правдоподобная легенда, к которой не придерёшься и не подкопаешься. Но какая тут может быть легенда, когда один только взгляд Кида говорит о том, что он будет убивать медленно и мучительно. — Нас постигло кораблекрушение! — Отлично! — начало положено. В конце концов, это более-менее правда. — Мы чудом добрались до станции. Не подскажите, на какой морской поезд сесть, чтобы добраться до Сан Фалдо?
— О! — воскликнула бабуля. — Так вы направляетесь в Город-Карнавал? Ну, там сейчас не совсем сезон, хотя, может, вы сами танцоры или циркачи?
— Ну, конечно! Циркачи! — с нескрываемой злобой произнес Кид, улыбаясь так широко, что сам дьявол бы ему позавидовал, но женщину, похоже, это вообще не затронуло. Словно с подобными вещами она каждый божий день сталкивается.
— Да ну? На-га-га-га! — смеялась женщина, чем ещё больше раздражала пирата. Я молилась о том, чтобы он не сорвался на пустом месте. Всё же Кид не спал больше суток. Сейчас ему просто палец покажи, и он воспримет это как личную сердечную обиду — с таким-то взрывным характером.
— Ба! Ба! Они пираты! — крикнула девочка, выбегая из станции и держа в руках розыскную листовку Кида.
— О нет… — ахнула я, пряча лицо в ладонях.
— Отлично! — В глазах Юстасса загорелся азартный блеск. — Можно не валять дурака, а просто избавиться от свидетелей. — Пират достал из ножен кинжал и сделал небольшой шаг в сторону девочки, державшей листовку.
— Кид, стой! — Я схватила пирата за руку и, развернув его к себе лицом, тихонько зашептала, чтобы меня слышал только он: — Ты что удумал? Это же просто маленькая девочка и пожилая женщина.
— Они представляют угрозу, Джек, — так же зашептал Кид, явно недовольный тем, что я его остановила. — Сама говорила, что штаб-квартира дозорных совсем близко.
— Да какая угроза может исходить от них? — спросила я, указав рукой на бабушку… которая тем временем уже звонила по ден ден муши в штаб-квартиру морского дозора, и… кажется, она заказывала новую партию рома. — Вот видишь? — уже теряя уверенность в своих словах, спросила я у пирата.
Кид выжидающе посмотрел на меня, потом в сторону потенциальной угрозы и снова на меня. Кинжал так и не был убран, значит, он не до конца убедился в том, что маленькая девочка и бабушка не опасны для нас. Я понимаю, что Кид привык решать все надвигающиеся проблемы грубой силой. В какой-то мере это и правда решит все проблемы, но надолго ли?
Послышался сигнал морского поезда, а с горизонта в нашу сторону приближалась небольшая точка, при увеличении принявшая очертания поезда.
— На-га-га-га! — смеялась женщина. — А вам везёт! Если вы сядете на этот поезд, то он как раз довезёт вас до Сан Фалдо. Через один час и десять минут выйдете на нужной вам станции. Правда, ваш корабль придётся оставить тут, на-га-га-га.
— Вот видишь! — всё ещё шептала я, не отпуская руку пирата. Самое забавное, что я только сейчас это заметила. — Давай просто сядем в свободный вагон и не будем никого убивать.
На лице Кида сменилась гамма эмоций. Сначала ярость от того, что я посмела его остановить. Потом подозрение и недоверие. Дальше он призадумался, явно взвешивая все «за» и «против». И вот, наконец, последняя эмоция заставила ледяной пот пробежаться по моей спине. Кид улыбался. Улыбался, как дьявол, и это улыбка была адресована именно мне. Он что-то задумал. Определённо что-то задумал, и мне это не понравится.
— Ты же знаешь, Джек, я от своих принципов не отказываюсь, — начал он издалека, от чего мне стало ещё страшнее. — Что я получу от того, что пойду к тебе навстречу и исполню твою прихоть?
— А… а что ты хочешь? — Улыбка пирата стала ещё шире, хотя, казалось бы, куда уже?
— Ну… — Кид сделал вид, что раздумывает. — Допустим, хочу продвинуться на шаг ближе к выигрышу в нашем пари.
— Что?! — Мысли лихорадочно сменяли друг друга. Чего он хочет? Что этот дьявол затребует на этот раз? Меня бросало то в жар, то в холод.
— Поцелуй! — тут же ответил Кид, указывая на конкретику. — Я хочу один твой поцелуй. Разве это высокая цена за чужие жизни?
Я посмотрела на женщину и девочку. Странное дело, но эти двое смотрели на нас, разинув от предвкушения рты, и улыбались. Им что, всё это нравится? Женщина даже пить перестала, а девочка замерла на месте как вкопанная, ожидая того, что я скажу.
— Это нечестно! — с вызовом произнесла я Киду в лицо. — Ты нарушаешь условия пари!
— Я пират! — с громогласным смехом ответил Юстасс. — Однако условия все соблюдены, так что всё честно. У тебя есть выбор. Так что скажешь?
Что я скажу? Мне хотелось очень много чего сказать. Например, то, как я его ненавижу. Или то, что меня раздражает эта его самодовольная улыбка. Почему он ставит условия так, что я в итоге по-любому не в выигрыше?
— Хорошо, — согласилась я и тут же добавила: — Но в щеку.
— Пф! — Кид недовольно вырвал свою руку и сделал шаг в сторону незнакомой нам троицы. — А начну-ка я, пожалуй, с зайца.
— Стой! Хорошо! Хорошо! — Я вновь схватила Кида за руку. — Всё будет так, как ты хочешь!
Это удовлетворило пирата. Кинжал был убран, а бабуля с девочкой смущенно захихикали в ладошки. Что происходит с этими двумя? Я им жизнь спасла, а они ведут себя так, словно на шоу попали.
В этот момент морской поезд прибыл на станцию, что позволило мне и Киду спокойно забраться в ближайший вагон и отправиться в путь на остров Сан Фалдо. Город-Карнавал.



Зозо Кат

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться