Кровавый турнир

Размер шрифта: - +

Главы 1-5

Глава 1

Просторная тусклая комната, бархатно-синие стены заставлены высокими книжными шкафами, плотно набитыми различных размеров томами. Атласные темно-зеленые шторы неплотно прикрывают единственное окно, из которого просачивается неяркий свет. В центре стоит широкий крепкий стол, на котором беспорядочно разбросаны книги и в бронзовом подсвечнике одиноко горит оплавленная свеча.

За столом в широком кожаном кресле удобно расположился человек среднего возраста, худощавый, в тонких очках с золотистой оправой. Темно-коричневый пиджак на белой рубашке, сочетался с того же оттенка брюками и черными остроносыми ботинками. Человек периодически аккуратно отпивал из расписной фарфоровой чашки, небрежно держа в руке один из раскрытых томов, при этом внимательно читая.

Неожиданно дверь в комнату без стука открылась, и на пороге возник посетитель. В противоположность хозяину — невысокий, плотный, даже чуть одутловатый, с небольшой залысиной на голове, которая обнажилась, как только данный субъект почтительно снял шляпу и чуть поклонился. Посетитель удивленно обвел взглядом помещение и подобострастно улыбнулся.

— Здравствуй Авигдор, — кивнул человек за столом.

— Приветствую вас… — замялся на мгновение гость.

— Елеазар, в этот раз можешь звать меня именно так. Присаживайся, — добавил хозяин, жестом указывая на одно из двух пустующих кресел.

— Благодарю, — пропыхтел Авигдор устраиваясь. — К чему такая обстановка? — поинтересовался он.

— Мне нравится этот антураж, — отложил книгу в сторону и посмотрел на своего собеседника Елеазар.

— Всегда хотелось узнать, зачем вы так часто принимаете человеческий облик? — с любопытством спросил гость. — Разве такое воплощение не ограничивает ваши возможности? Имеет ли смысл читать эти книги, если вы способны за мгновение впитать всю заложенную в них информацию?

— Быть человеком очень удобно, — ответил хозяин. — По-своему удобно, — добавил он, заметив удивленный взгляд собеседника. — Это тело, безусловно ограничено, но в его несовершенстве и кроется главное преимущество человека над богом. Без этого воплощения, я бы никогда не смог получить удовольствие от неспешного прочтения книги, наперед зная все действо целиком. В итоге, лишение больших возможностей, дарит маленькие радости.

— Стоят ли эти маленькие радости того, чтобы отдать за них силу? — хитро прищурился гость.

— Разница в том, что я могу себе позволить такие ограничения, ничего не теряя, но и сила людей кроется в их призрачной слабости. Что вообще есть человек? — неожиданно спросил Елеазар.

— Хм… — задумался Авигдор, непроизвольно начиная мять в руках шляпу.

— Физическое тело? Кровь, мясо и кости? Нет, все это лишь формальность. Реальность слишком гибка и податлива, чтобы это имело решающее значение. Быть может крохотный огонек сознания, в этом теле зародившийся и взросший? Или человеком делает наличие собственной воли и стремлений? Тогда не все люди имели бы право называться людьми. Можно ли меня называть человеком?

— Вас потянуло на рассуждения, как я посмотрю, — усмехнулся гость. — Тело разум и душа, вот три составляющих человека. Вы можете выглядеть как человек, думать как человек, но ваша душа не принадлежит человеку. Есть ли вообще у машины душа?

— В нашей власти создать тело, мы так же можем вложить в него разум, но сотворить душу мы не в силах. Зародится ли душа в таком существе? Будет ли она принадлежать человеку?

— Интересно, очень даже интересно, — с улыбкой протянул Авигдор. — Умеете вы ставить интересные задачки. Значит, мы дадим ему свободу воли?

— Нет, — покачал головой Елеазар. — Он должен заполучить её самостоятельно. Только человек сможет выбиться из алгоритма игры. Машина — никогда.

 

Зря я попытался открыть глаза, ни к чему хорошему это определенно не привело. Яркий белый свет больно ударил по зрачкам, заставив еще некоторое время слепо щуриться. Немного придя в себя, мне все же удалось относительно нормально осмотреться.

Меня окружало бескрайнее, абсолютно белое пространство. Казалось, словно каким-то образом я очутился посреди полярной пустыни, с разницей в том, что тут даже небо не создавало контраст. Через несколько секунд закружилась голова, взгляду требовалось за что-то зацепиться. Где-то я слышал, что так и ослепнуть можно.

Стоило сосредоточить зрение на себе и стало чуть легче, вот только объявилась одна неприятная особенность. Я обнаружил, что сижу, как говорится, в чем мать родила. Но это еще ладно, поскольку, наконец, меня посетил вполне логичный вопрос «где?», а спустя мгновение я с удивлением обнаружил, что к нему присоединился еще и «кто… я?». Пора уже включить голову и окончательно прийти в сознание. Кто же я?

Усилием воли мне удалось поднять из глубин памяти общую информацию об устройстве мира. Далее я попытался вспомнить свою жизнь. Кажется, когда-то я учился… вроде, потом работал… опять же вроде, но более подробно вспомнить не получается.

Если подойти к вопросу логически, то похоже я знаю все, что должен знать обычный человек. Вот только свое имя, знакомых, друзей, родителей… ничего не помню. В голове лишь понимание значения этих слов, но никаких мыслеобразов связанных с ними. Все, что имело отношение к моей личности оставалось туманным, расплывчатым и неясным. Что делать дальше? Место очень странное, ориентиров никаких. Зачем и почему я здесь очутился тоже неизвестно.

— Ну что ж, подождем, — невозмутимо произнес я в пустоту.

А что прикажете делать? Идти некуда, волноваться и паниковать, по меньшей мере, глупо и бессмысленно. Нервы у меня, похоже, крепкие. Остается только ждать, когда ситуация разрешится сама собой. И ожидание оказалось не напрасным.



Павел Перовский

Отредактировано: 27.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: