Кровинушка моя

Размер шрифта: - +

Пролог

Брать с собой на похороны 5-летнуюю внучку Татьяна Петровна совсем не хотела. Но непутевая дочь снова куда-то уехала, пишет письма, что устроилась в большом городе официанткой и назад в этот угрюмый поселок больше не вернется. «Катьку заберу, как только встану на ноги, а пока передай ей, что мама целует, обнимает и пришлет ей на день рождения большую куклу с синими глазами», - Татьяна Петровна глубоко вздохнула и зачем-то убрала письмо обратно в конверт. Пора будить внучку и собираться на кладбище.

Хоронили ее подругу Валентину: еще молодая 50-летняя женщина угасла за каких-то полгода. Обратилась к врачу с кашлем, который преследовал ее несколько месяцев. Молодой доктор назначил пациентке прогревания, ингаляции, антибиотики. Две недели она прогревала раковые клетки, пока в одно утро не потеряла сознание: из груди метостазы добрались до головы. Не приходя в себя, она умерла через неделю.

Для Татьяны Петровны это событие было настоящим шоком. «Валя, Валенок, мы же с тобой яблоки в совхозе воровали, в школу вместе ходили на другой конец поселка, замуж выскочили почти одновременно, вместе детей растили!» Если бы не маленькая Катька, то так бы и ревела сутками, перебирая старые черно-белые фотокарточки.

Серое небо над кладбищем не предвещало ничего хорошего, порывистый ветер заставлял всех поглубже прятаться в капюшоны и шарфы. Местами еще не растаял снег. Катя начала ежиться и хныкать. Татьяна Петровна мысленно простилась со своей подругой, взяла внучку на руки и пошла в автобус, чтобы там дождаться остальных. Потихоньку еле-еле начал падать редкий снег. Катя ловила его руками и смотрела, как снежинки тают у нее в маленьких горячих ладонях: «Баба, смотри, так же мокро, как у тебя на щеках!» Бабушка поставила внучку, вытерла слезы, и они медленно пошли вдвоем к дороге.

В автобусе кроме водителя никого не было. Они уселись в самый конец салона.

- Дай погрею твои руки, а то замерзли, наверно!  - Татьяна Петровна стала растирать Катины руки, потом поправила ей шапку и обняла покрепче.

- Баба, а почему дядя шофер не выгонит этого некрасивого мужчину? Он же мокрый весь, испачкает сиденья! – шепотом спросила внучка. Татьяна Петровна никакого мужчину не видела: «Зрение подводит совсем, столько лет в ателье проработала, дальше иголки и не вижу ничего». Она полезла в сумку за очками. Однако в салоне она все равно никого не увидела.

- Вот и сам он ушел, - подмигнула она Кате.

- Да нет же, вон он сидит, в мокрой одежде. Смотри, какое лицо у него серое. Он мне не нравится!

Бабушка по-прежнему никого не видела. Но волнение в глубине души стало разрастаться и тяжелым комком подступило к горлу. Сердце застучало громче, сильнее. Она протерла линзы и посмотрела в другой конец салона еще раз. Никого. Там не было никого. В этот момент дверь со скрипом открылась, от неожиданности Татьяна Петровна подпрыгнула на месте. Водитель, увидев, что люди потянулись с церемонии, открыл ее. Катя сидела нахмуренная.

- Все, баба, он ушел! Скоро поедем домой! – она подула на стекло и стала рисовать на нем пальчиком. Катя настолько увлеклась своим занятием, что даже не заметила, как Татьяна Петровна расстегнула куртку и вытащила поверх свитера нательный крестик. Она сжала его в руке, повторяя про себя: «Только не с Катей, господи, только не с ней».



Юлия Нержавейка

Отредактировано: 23.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться