Круг

Font size: - +

Серебреникова I

Лиза чуть было не опоздала в школу: она задержалась дома, никак не могла определиться с одеждой. «Но ведь не зря же, не зря», — думала Лиза, поднимаясь по ступенькам школы.

 

До звонка оставалось десять минут, и Лиза облегченно выдохнула. Она еще успеет зайти в туалет и устранить последствия бега.

 

Волосы, собранные сзади в  аккуратный пучок, почти не растрепались, но Лиза осталась недовольна единственной слегка выбившейся прядкой. На всякий случай она подкрасила губы блеском, отряхнула юбку и поправила серебряный кулон на шее. «Серебро даже лучше золота», — фыркнула Лиза, поглаживая жемчужинку. Кулон ей подарил папа, привез из Франции. Лиза носила это украшение только по праздникам и в школу никогда раньше не надевала.

 

Лиза и не надела бы его, если бы  Мишка не решил неудачно пошутить насчет фамилий Лизы и новенькой, Киры. Кира, видите ли, Золотина, а Лиза — Серебреникова, значит, Кире и быть лучшей ученицей. Золото, мол, дороже серебра. «Это мы еще посмотрим», — пообещала тогда Лиза. Она не собиралась так просто сдавать позиции.

 

Когда в августе Лиза услышала новость о том, что к ним в класс поступит девочка из Москвы, она заволновалась, но увидев эту столичную штучку, разочаровалась. Кира оказалась обычной девчонкой, Лизе и в подметки не годилась.

 

А Мишка почему-то все равно пришла в голову такая мысль... Это не давало Лизе покоя, ведь у Мишки что на уме, то и на языке. Уж не думает ли он, что Кира действительно чем-то лучше Лизы?

 

Вообще-то Лизе было бы интересно посоревноваться с новенькой... Но так, чтобы это соперничество было между ними, а не на виду у всего класса. И уж тем более не так, чтобы весь класс поддерживал Киру! Мишка еще не весь класс, но все же...

 

Из этого соревнования Лиза хотела бы выйти победительницей. И сегодня она одержит свою первую победу, которая в идеале должна бы стать последней, потому что когда все увидят Лизу во всем великолепии... Словом, на Киру вообще никто и смотреть не захочет.

 

Поражать всех и вся Лиза собиралась не только внешним видом, но и знаниями. Кира на удивление хорошо отвечала учителям, получила несколько пятерок. А Лиза всё никак не могла вспомнить после лета, что же они проходили в прошлом году. Вчера вечером она взяла себя в руки и села за учебники, чтобы блеснуть своими знаниями.

 

Первым уроком была история, всегда проблемная для Лизы. Она могла запомнить даты, личностей, определения, но выстраивать логические цепочки, выделять мотивы, причины и предпосылки у нее получалось из рук вон плохо, потому что ее ход мыслей отличался от мыслей политиков, правителей и полководцев. Лиза так и говорила учительнице, держа в руках тетрадь с неудовлетворительной оценкой. Потом они долго спорили, и Лиза таки доказывала, что ее точка зрения верная. «Лизочка, — говорила ей Галина Алексеевна, — ты замечательно разбираешься в истории. Но в задании просили показать точку зрения именно республиканцев, а не наиболее правильную». Все это казалось Лизе невероятно глупым.

 

Лиза начиталась прошлогодних конспектов и тематической литературы, чтобы на уроке объяснить чьи угодно поступки. Так что сегодня она рассчитывала получить особую похвалу учителя.

 

Идя по коридору, Лиза чувствовала себя красивой, изящной и утонченной. Строгий серый костюм, туфли на высоком каблуке, легкий макияж, маникюр, деловая прическа... Она совсем взрослая, даже старшие косятся на нее с восхищением и уважением. Войдя в класс, Лиза почувствовала, как все на нее посмотрели.

 

Лиза сидела за первой партой, перед учительским столом. Никто, кроме неё, не хотел сидеть в такой опасной зоне, но Лиза давно поняла, что учителя не обращают внимания на отличников с первых парт, поэтому можно было пользоваться шпаргалками и телефоном или смотреть в окно, когда выдавалась скучная тема.

 

— Ты не против, если я сяду? — услышала Лиза тоненький голосок Киры. — Я плохо вижу с последней парты.

 

— Конечно, садись, — Лиза ответила более холодным тоном, чем ей хотелось бы, поэтому поспешила дружелюбно добавить: — У меня тоже плохое зрение.

 

Лиза сдвинулась к окну, и Кира поставила свою сумку на стол. Первым делом она достала футляр с очками, весь облепленный наклейками.

 

— Ты в линзах? — Кира присмотрелась к Лизиным глазам. — Везёт тебе, мне не разрешают.

 

Меньше всего Лизе сейчас хотелось болтать с Кирой. Новенькая, конечно, не виновата, что Мишка так пошутил, но Лизу она начала раздражать с первого дня. Вся такая вежливая, мягкая, хорошая. И говорит сладким, как мёд, голосом, и смотрит нежно, как принцессы из мультиков на своих принцев, и вообще лицо у нее какое-то печальное, как у котёнка. Волей-неволей пожалеть захочется.

 

Лиза чувствовала, как где-то в животе зарождается неприятное чувство, стягивается тугой клубок раздражения, омерзения и гадливости. Лизу буквально трясло от этой Киры.

 

Лизины подружки сидели в противоположном конце класса. Лиза собрала вокруг себя разношерстную компанию: у нее была подруга на любой случай жизни. Не слишком красивая, но умная Надя читала учебник, не слишком умная, но красивая Соня сидела в телефоне. Сплетница Лена нашептывала что-то на ушко романтичной Маше, влюблявшейся каждую неделю (чаще всего безответно). Маша все поглядывала на первую парту у окна, и Лиза поняла, что они разговаривают о ней и Кире.

 

Лиза поглядывала на часы и отсчитывала секунды до звонка. Пятнадцать... Десять... Три, два, один... Лиза вздрогнула от резкого звука, к которому не могла привыкнуть уже пять лет.



Александра Дубок

#7926 at Prose
#5206 at Contemporary literature
#3717 at Young adult
#2124 at Teenage literature

Text includes: реализм, школа

Edited: 10.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: