Круг верных

Глава 3

Она открыла дверь ключом. Зашла в квартиру. Установила сигнализацию, потому что уже никуда не собиралась. Поставила бумажные пакеты на столик у дверей, а сама скинула туфли на высоком каблуке и повесила лёгкое салатовое пальто на крючок. В квартире пахло лавандой, что приятно успокаивало. Девушка включила свет в коридоре, взяла пакеты и двинулась на кухню, как услышала отдута странные звуки. Что-то скреблось, царапалось и рычало. Девушка осторожно сделала несколько шагов, словно опасаясь порезать ноги о разбитые осколки стекла. Звук усиливался. С кухни шёл приглушённый свет. Она подошла до расстояния вытянутой руки. Медленно продвинулась вперёд, но только корпусом, опасаясь неизвестного в комнате. Девушка нащупала выключать.

            – Пуговка! Как же ты меня напугала. – Выдохнула девушка. – Как ты сумела забраться в холодильник? – Девушка вытащила свою собаку их холодильника и прикрыла дверцу. Пуговка лишь довольно виляла хвостом.

            Девушка погладила своего йоркширского терьера и принялась доставать продукты из бумажных пакетов. Пуговка повернулась к выходу из кухни, несколько раз втянула носов воздух и кинулась в коридор. Её писклявый лай разносился по всем четырём комнатам квартиры, но девушка на это не обращала внимания. Она разложила все продукты по полкам, оставив лишь бутылку белого вина и кусочек голландского твёрдого сыра на столе. Расплела косу и распустила каштановые волосы, которые взъерошено лежали на плечах и опускались вниз по спине до талии. Она вздохнула с облегчением. Включила телевизор, крикнула Пуговке, чтобы та успокоилась и пошла в спальню. Скинула с себя брюки светло персикового цвета, белую блузку. Сняла ожерелье в африканском стиле. Достала из шкафа свежее полотенце, – оно пахло ванилью – и выключив свет пошла в ванную.

            Свет приятно блестел на белой плитки и рассеивался в стеклянных дверцах душевой кабины. Она стянула с себя трусики, включила воду, и пар стал подниматься к потолку. Девушка посмотрела на себя в зеркало, несколько раз, повернулась спиной и провела рукой по правой лопатке. В её глазах читалось сожаление. Она зашла в душевую кабинку, закрыла стеклянную дверцу и почувствовала, как приятно по коже побежали капельки горячей воды.

            Несмотря на тёплый день, она всё равно любила принимать именно горячий душ, так как он её расслаблял. Она скрутила волосы на голове и закрепила крабиком, лежавшим на полочке рядом с гелем, шампунем, средствами для снятия макияжа и ароматическими маслами. Она смыла косметику, приняла душ, и, вытершись полотенцем – накинула шелковый халат. Вышла из ванной и столкнулась с Пуговкой, которая не переставала лаять на комнату, где была мастерская. Девушка не придала этому значения и пошла на кухню. Открыла бутылку вина, налила в бокал и сделала большой глоток. Достала их кухонного шкафчика нож, чтобы нарезать сыр, как зазвонил её мобильник.

            – Слушаю, – сказала девушка.

            – …

            – Что значит, они сказали освободить зал? Я заплатила деньги за аренду.

            – …

            – Какой к черту критик? Что он написал? Этого не может быть!

            – …

            – Что ещё?

            – …

            – Как заморозили? Какая налоговая? Они там совсем рехнулись? – девушка услышала, как что-то рухнуло в мастерской. Пуговка залаяла ещё сильнее и уже кидалась на дверь. – Я тебе перезвоню! – сказала она и окончила разговор.

            Девушка включила в коридоре свет, подошла к двери мастерской и замерла. Её сердце забилось чаще, ладони вспотели, а тело под шелковым халатом покрылось гусиными пупырышками. Она взялась за ручку двери как услышала скрип. Скрип с другой стороны, словно там кто-то ходил. Её разум понимал, что не стоит открывать эту дверь, не стоит туда заходит, а нужно бежать. Бежать из квартиры и звать на помощь. Пуговка лаяла все сильней, отчего сердце вырывалось из груди. Она повернула ручку и ступила вперёд.

            Ей показалось, что она заметила тень. Её рука дёрнулась к выключателю. Зажёгся свет.

            – Нет! Мы же все сделали. Нет, прошу.

            Она сделала несколько шагов назад. Её крик разлетелся по всем комнатам квартиры.

 

 

 

            Жикин сидел за стойкой бара облюбленного сотрудниками правоохранительных органов паба «Погреб». Он смотрел на свой запотевший стакан, где плескалось виски. За сорок минут Константин так ни разу и не притронулся к спиртному, а просто поглядывал на напиток, крутил стакан и смотрел, как тот обволакивал прозрачное стекло. Из динамиков телевизора раздался крик комментатора. «Зубры» вышли вперёд во втором периоде. По пабу разнеслись крики и люди стали поднимать кверху наполенные стаканы.



Aliaksei Dukhouski

Отредактировано: 30.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться