Круги на воде

Размер шрифта: - +

Глава IX

— Ты помнишь, чем занимался, когда был наверху? — Хоуп как обычно, расположилась у стены используя вместо приветствия интересующий её вопрос.

Это давно вошло в традицию: она спрашивала каждый раз и практически никогда не повторялась, что не переставало удивлять Марка. Вот так просто девушке удавалось завязать разговор и быть рядом, постепенно вытесняя из его сознания демонов, запирая их, чтобы не мешали собирать мозаику разрушенной психики по частям. 

Вопрос хоть и вызвал мурашки, спустившиеся к пояснице, но паники больше не было. Она давно отступила.

— Не помню практически ничего. Только смутные образы, разобрать которые совершенно не получается. Но думаю, заняться было чем. 

Марк имел возможность узнать все у Хоффмана ещё при первой встрече, но не хотел. Ведь одно дело - говорить об этом изредка, не вдаваясь в подробности, а другое - все увидеть. Страх столкнуться с прошлым сжимал сердце холодными цепкими пальцами.

— Это точно. Центория, несмотря на своё великолепие, все же таит много скелетов в шкафу. Поэтому и нужны такие супергерои как ты.

Это вызывает смех у Марка. Вот уж кем он себя точно не считает, да и никогда не будет. Вот только переубеждать Хоуп, свято верившую в верность своих слов все же не торопится. Лихтенберг тщетно пытается понять, откуда она черпает в себе столько сил, продолжая хранить надежду и излучать её так ярко и напористо. В этих стенах все ломаются, раз за разом, а Хоуп не поддается местным законам. 

— Не смейся, это правда. Ты жил наверху, а значит, можешь считаться супергероем.

— Супергероев не отправляют обратно с раздробленной психикой.

Марк не видит, как Хоуп хмурится, но чувствует это. Каждый раз он вырисовывает в голове образ, который бы мог подойти ей. Представляет, как касается её бледной кожи, чувствуя тепло. Есть ли хотя бы мизерный шанс, что однажды это произойдёт? 

— У каждого случаются переломные моменты, это нормально. Нужно лишь подождать, залечить раны и ринуться в бой. Уверена, ты ещё вернешься наверх.

И вновь эта надежда, не ведающая никаких преград, существующая вне этого времени. Её не уничтожить и не спрятать. Словно опаляющий огонь, надежда поселяется в сердцах, согревая их изнутри.

— Хорошо, но ты тоже пойдешь со мною. Супергероиня, — Марк улыбается, прислонив ладонь к стене.

Хоуп не заставляет себя долго ждать. 

— Только если мы отправимся на солнечный пляж вблизи моря.

— Как скажешь.

 

***



Понять то, что мы остановились, получается не сразу. Автомобиль двигался так плавно и бесшумно, что порою приходилось ловить себя на мысли, что мы все ещё находимся в том обшитом металлическими листами холле. 

— Проверка связи. Слышите меня хорошо? — голос Тайлера раздаётся как всегда громко и внезапно, и раздражает это не только меня.

Ответ у нас выходит синхронным, что, судя по смешку, Таю доставляет только удовольствие. В ожидании дальнейших действий, активируем шлемы и отстегиваем ремни, готовясь к высадке.

— Отправляю вам координаты для лучшей ориентировки. Держим связь и сообщаем в случае непредвиденных обстоятельств.

Внутри нашего транспорта металлический блеск и блеклые лампы, освещающие внутреннее скупое убранство синеватым светом. Снаружи все слишком яркое и взрывающее привыкшее к полумраку сознание. Несмотря на время, тут уже давно не ночь, к тому же ещё и жарко, что вполне ощутимо даже через термоустойчивый костюм. Так близко к границе я ещё не был. Хотя, кто знает.

Бескрайние пески Пустынных земель совсем рядом, ограниченные лишь стенами купола. Конструкция хорошо замаскированная и её нелегко увидеть, даже находясь совсем рядом. Защита от радиации, принцип работы которой я так и не понял. Хоффман пытался разложить все по полочкам, но я перестал вникать спустя пять минут. И хотя эта тема заинтересовала меня, разобраться во всех механизмах никак не получалось. Не могу поверить, что эту отнюдь не крохотную преграду все же смогли обойти, вырвавшись в смертельную зону. С какой целью? Подвергать своих людей смертоносному излучению? Для чего? Хотя в плане недосягаемости ход вполне логичный. Нам повезло, и найти базу все равно получилось. А может ее особо и не скрывали, надеясь на защиту в виде пустыни? Если, конечно, все это давно не продуманный ход, повлиять на который мы, увы, не в силах.

Автомобиль закрывается за нашими спинами и скрывается с виду. Маскировочные панели прекрасно справляются с защитой от лишних глаз, сливаясь с окружающей обстановкой. Никто ничего и не заметит, если только не решит пройтись, невзначай натолкнувшись на невидимую преграду.

Перед глазами появляется упрощённая планировка складов, отвлекая внимание от чудного транспорта. Стоило бы сосредоточить все внимание на предстоящем столкновении, но мозг никак не хочет адекватно распределять информацию. Он все ещё прикован к окружению. Так и продолжаем стоять всей группой, не торопясь делать первые шаги. Все снимают шлемы, кроме меня. Почему-то избавляться от тонкой преграды, скрывающей лицо от внешнего мира, не особо хочется. Сложно понять, из-за чего вдруг возникло такое желание. Но все же ведусь у него на поводу. 

Становится как-то не по себе. Это не стимуляция и любой промах может стать фатальным для кого-то из нас, если не для всех сразу. Никаких повторов и обманов сознания. Все предельно реально и нужно действовать не только осторожно, но и слаженно. Вспоминая недавний разговор со Скоттом, где "тонкий" намёк о том, что Ева является слабым звеном так и витал в воздухе, но все это оказалось лишь наваждением. Несмотря на, казалось бы, явную уязвимость, расхлябанным участком цепи являюсь я сам. Действительно стоило меня отправлять на задание?

— Сейчас не время сомневаться в себе, мы справимся. Не в первый раз уже выполняем подобные вылазки. Это в наших силах, — один из редких случаев, когда Стив прибегает к традиционному общению.

В этот момент я безумно благодарен ребятам, которые не прожигают в моём теле дыры пронзительными взглядами. Все всё понимают, но никто не давит. Да, это не первая вылазка, даже для меня. Правда, одна деталь разрушает все до основания. Я не помню ничего, что было раньше. И этот факт является чётким доказательством того, что все было отнюдь не гладко, как хотелось бы. 

"Неудача приходит к каждому, но ведь нет нужды оставаться её пленником. Что случилось, того уже никогда не изменить. Впереди целое будущее. Оно не хорошее, но и определённо не плохое. Просто чистое, словно холст, застывший в ожидании красок. И каждый из нас решает, какими цветами рисовать". 

Внезапный отрывок, некогда прозвучавший так по-детски небрежно, вызывает мелкую дрожь по всему телу. Дышать лишь на пару секунд становится сложнее. Голос Хоуп звучит слишком чётко, словно она стоит рядом и нас не разделяют прошедшие годы. Но вместе с ним вторит ещё один. Более глубокий, со свойственной вибрацией, пронизывающей насквозь. Голос Лоран. Такой же ясный и совершенно непохожий на иллюзию. Бьюсь об заклад, что Стив причастен к этому. Хотя бы потому, что Шервуд никогда не говорила мне этого. Или говорила? Нет… Этого не может быть.

"Я просто хотел кое-что тебе напомнить... Фокус с голосами случайно получился".

Возможно, в глазах Стива я становлюсь все ещё большим паникером, которого не то чтобы на задания, к людям нельзя выпускать. 

"Ты слишком много думаешь. Это не всегда хорошо".

Голос Стива подобен охлаждающей волне: приводит в подобие нормы, освобождая мысли от лишнего. А эхо голосов все ещё остаётся где-то на задворках сознания, принося в этот раз некое спокойствие.

Каждый из нас продолжает хранить молчание, возможно, собираясь с духом, а может, думая о чем-то, кроме задания. Ни один из них не кажется взволнованным.

Чарли перешагивает с ноги на ногу, готовый в любой момент ринуться в бой и устранить даже самую невообразимую цель. Полный решимости, волнами исходящей от него. Или же виной всему электрическое поле вокруг?

Стив стоит совсем рядом, но не выглядит таким каменным. Больше походит на заботливого наставника, связывающего всех своих учеников воедино. Ожидаемого ответа в голове не следует, но довольная улыбка озаряет лицо Паркера.

Дакота и Скотт даже молча умудряются затеять перепалку, напрочь забыв о предстоящем задании. То и дело перекидываются яростными взглядами, периодически пуская в ход ладони. Хлопают друг друга, готовые вот-вот сцепиться. Может все это только отвлекающий маневр, чтобы не позволить сомнениям проникнуть в голову? 

Ева устало наблюдает за этими двумя, и казалось бы, ничто не выдает её настоящих эмоций, вот только подрагивающие пальцы ни для кого не остались незамеченными. Для неё это очередное испытание. Возможно, даже сложнее моего.

Какие бы замечательные люди меня не воспитали, лишить человека жизни для меня, возможно, не составит труда. По крайней мере, во время симуляций колебаний не было. Должно ли это вызывать у меня беспокойство? Наверняка.

Все мы продолжаем стоять здесь в ожидании чего-то. Их ритуал? Или что-то ещё, что я должен понять, но как-то не выходит?

— Ладно, действуем по старой схеме: разделяемся и окружаем. Постепенно смыкаем кольцо, приближаясь к центру. В случае чего, будьте готовы страховать друг друга. Планировка позволяет перемещаться быстро и незаметно, — Стив останавливает свой взгляд на мне прежде, чем замолчать.

Скорости появления мыслей о том, что это стоит воспринимать за намёк, может позавидовать даже реактивный самолет. Я слишком много думаю, согласен. Но как иначе? Практически всю мою жизнь только это у меня и не отнимали.

— Я, Чарли и Марк пойдём в обход и наступим с тыла. Вы, трое, идете по прямой и рассредоточитесь, как только войдете на их территорию. Шума лишнего не создаём.

Ещё при нашей первой встрече мысли о лидерстве Стива промелькнули несколько раз. Это было очевидно и поэтому не удивительно.

— Ну что ж, время ритуального танца близнецов? — Скотт улыбается, но улыбка сходит на "нет" после подзатыльника Дакоты.

— Давно бы заставили его это сделать, чтобы помолчал уже. 

— И кто тогда будет справляться с ролью шута? — Чарли подмигивает Скотту и активирует шлем, скрывая довольное выражение лица. 

Все следуют его примеру, тем самым показывая свою готовность к наступлению. Прежде чем скрыться среди полуразрушенных ангаров, Ева показывает оттопыренный вверх большой палец, и, возможно, даже улыбается. Такая маленькая и хрупкая. Её силуэт внезапно напоминает мне Хоуп, отчего очередная волна мурашек проходит по телу.

"Готов?"

Нет. Но выхода нет. Просто отогнать на время раздумья и позволить инстинктам управлять. Было бы все действительно так просто.

Близнецы молча идут вперёд. Не время затягивать и, скрепя сердцем, приходится плестись за ними, чувствуя обжигающее дыхание пустыни даже через костюм.

Огибаем ангары, приближаясь к границе максимально близко. Размеренное гудение доносится со стороны Пустынных земель, порывистый ветер подхватывает вихри желтовато-оранжевого песка. Несколько метров отделяют нас от мёртвой земли, среди которой и затерялся штаб Центуриона. Какая ирония: давно разрушенный мир, минимум людей из-за ударной дозы радиации, оставившей отпечаток на продолжительности жизни, классовое деление и вдобавок ко всему — противостояние с группой таких же людей. Вместо того, чтобы объединиться, они предпочли травить друг друга, совершенно не взирая на ошибки прошлого. 

Невольно задумываюсь о целях, которые преследовал Шервуд. Возможно, поначалу его побуждения действительно не были плохими. Создание человека способного выжить в этой агрессивной среде и дожить до глубокой старости без побочных препаратов. Чистый организм, не знающий влияния прошлого. Но вмешалась армия, и все резко превратилось в конвейер по созданию суперсолдат. Жалеет ли он об этом, или же баснословные капиталы давно усыпили его совесть?

Сохраняя молчание и утопая в собственных раздумьях, доходим до так называемого чёрного входа нашей цели. Неуверенность только разрастается. Чувство нереальности происходящего затягивает с головой. Что дальше? Все превратится в сплошной кошмар, утаскивающий все дальше вглубь безумия, или же реальность окажется не настолько ужасающей? 

Стив делает несколько шагов вперёд, жестом приказывая остановится. Чарли стоит совсем рядом, замерев в ожидании. Его имя яркими буквами горит над головой. Спасибо за такую функцию создателям шлема, иначе запутаться было бы проще простого. 

Стивен подымает ладонь вверх и сжимает пальцы в кулак, после чего первым скрывается в разрушенном дверном проеме, не внушающем особого доверяя и грозящемся рухнуть прямо на голову. Все это до безумия напоминает симуляцию. 

Выбора особого у меня нет, поэтому шагаю следом за Чарли, толком не выжидая никакого сигнала. 

Поразительная тишина напрягает. Её нарушает только ветер, периодически качающий почти что оторванные от основания металлические пластины. Протяжный скрип эхом отражается от многочисленных стен контейнеров прежде, чем раствориться в атмосфере. Близнецы расходятся по обеим сторонам, за пару мгновений полностью скрываясь из вида, оставив мне единственный путь — напрямик.

"Тишина слишком подозрительная, поэтому пока что не слишком высовывайся".

Даже и не собирался, хотя слова Стива облегчения не приносят. Ловушка?

Если да, то это даже смешно. Первая вылазка, которая может закончиться крахом не только для меня. Забавно.

"И все же ты пессимист до мозга костей".

Прижимаюсь к первому контейнеру и, стараясь издавать как можно меньше шума, забираюсь на крышу. Металл предательски скрипит и, кажется, даже надламывается в одном месте. Остаётся надеяться на то, что никто не услышал такого прокола.

По мере продвижения к центру мысли о подстроенной ловушке учащаются, да и Стив как назло слишком долго молчит. В данной ситуации бы был безумно рад его голосу. Господи, да любому доказательству того, что я здесь не один, и что мысли о западне — лишь плод воображения.

Хотя размеры этого помещения значительно отличаются от того, которое нам любезно предоставил Тайлер во время выполнения симуляции. Гораздо больше и путаннее. Думаю, тут можно даже заблудиться, если очень постараться. 

Чем ближе приближаюсь к центру, тем отчётливее слышу громкие разговоры и посторонний гул. Где-то отдалённо, словно отбойник работает, и нарастающий гул волнами накатывает, вызывая волну мурашек по выступающим позвонкам. Отдельно от всего этого шума, совсем рядом слышны громкие шаги и отборная ругань. Кого-то заставили проверить периметр, так что совсем скоро состоится встреча, совершенно ненужная никому из нас. По крайней мере, пока.

Замерев лишь на секунду, уже срываюсь на встречу полумраку контейнера на крыше, оказавшегося, как назло, без одной из сторон. Нырнув в душный металлический короб, жёстко приземляюсь на песок. Он смягчает падение, но не на сто процентов. Надеюсь, шума было не так много. Вжимаюсь в угол, полностью скрываясь в темноте. Благодаря шлему видимость совершенно не нарушена, лишь угол обзора не совсем удобен: я смогу увидеть противника только, когда он пройдёт мимо. 

Шаги над головой громкие и скрипучие. Металл, кажется, сейчас не выдержит и обрушит дозорного прямиком на меня. Но шаги продолжаются, а крыша остаётся в старом положении, лишь осыпав меня хлопьями ржавчины.

Но далеко дозорный не уходит. Неведомая сила заставляет его развернуться и направиться в обратном направлении. И в этот момент, я могу поклясться, он смотрит прямо на меня. Черт!

Мужчина останавливается у самого края, всматриваясь во мрак, храня это напряженное молчание. Ещё пару мгновений — и скрываться смысла не будет. Дозорный готовится прыгать, нет сомнений, что меня заметили. Да еще и остальным сообщит. Плакал наш эффект неожиданности. Если нас, конечно, не поджидают. Он наклоняется. Нас разделяет от силы метр и больше ждать я не намерен.

Отталкиваться от песка довольно сложно, и пусть захват не выходит должным образом, затащить противника в контейнер все же получается. Не позволяя мужчине опомниться, со всей силы бью ногой в спину, впечатывая в песок. Нож вонзается в шею, мрачно отражая солнечный луч от матовой поверхности. Движение такое простое и совершенно мною не контролируемое. Снова…

Дозорный перестает дергаться в предсмертных конвульсиях, распластавшись в луже собственной крови. Песок тут же впитывает ее в себя, приобретая противный чернильный цвет. Оттаскиваю его в угол и маскирую темное пятно на песке так, чтобы прошедший мимо охранник ничего не заметил. Оставлять его в живых все равно опасно.

«Марк, у нас проблема… Точнее у меня».

Вдоль позвоночника пробегает холод, а образы пойманных ребят яркими вспышками появляются в голове. Неужели все сложилось так, как я и подозревал?

«Нет, все в порядке. Просто...»

Тревога в голосе Стива чертовски пугает. Что могло произойти такого? Самый спокойный и рассудительный казался на грани паники. Ну же, не томи, Стив.

«Я никого не слышу. Словно между мною и каждым охранником здесь огромная глухая стена. Я не знаю, сколько их, и где кто расположен. Будем действовать вслепую».

Какого черта? Мыли о глушилке можно отмести, ведь тогда бы связаться со мною Паркер просто-напросто не смог. Дело в другом, но вот в чем? Стоп... Кажется, глушилки все же есть.

«Импланты».

Стива осенило, но это же было очевидно. Хотя его можно понять. Внезапно почувствовав свою беспомощность и бесполезность, о таких банальностях думать не будешь. В голове царят хаос и ужас, от которого каждая клеточка тела замирает. Ведь если от тебя нет никакой пользы, то путь остается только один — идти на самое дно.

Для большей уверенности, нужно проверить кое-что и тело в углу контейнера как раз подходит для небольшой манипуляции. Под банданой цвета хаки, как и ожидалось, гладко выбритая голова. Шов над левым ухом совсем свежий, в некоторых местах плохо затянувшийся. А под ним скрыта слабость Стива.

«Откуда?»

И вновь сердце в груди сжимается. Лоран как-то обмолвилась, что о составе Энигмы даже верхушка армии толком-то не знает, чего уж говорить о таких нюансах. Презентация элите Центории и армии только должна была произойти, к тому же в совершенно секретной и контролируемой обстановке. А доказательство того, что информация уже как-то просочилась находилась прямо передо мною. О нашем приходе знали. Может не в подробностях, но точно ждали. Черт возьми, дело набирает нежелательные обороты.

«Твою мать, нужно сматываться».

Нет. Несмотря на всю опасность и неизвестность, нам нельзя срывать задание. Не стоит забывать о главной цели нашего визита.

«Ты не думаешь, что все это — одна большая ловушка, которая вот-вот захлопнется над нами?»

А может, и нет. Они могли нас только поджидать и принять меры по усилению охраны. В любом случае, нужно все узнать. 

Молчание затягивается. Смятение Стивена: рисковать друзьями и братом ради задания. Даже если это наше предназначение, они все привязаны друг к другу.

«Скотт думает, что ты прав и решил, что устроит, как он сказал, небольшой забег».

Я тоже пойду, не стоит взваливать на Эмбер все.

«Чарли будет вас страховать».

Стив явно недоволен. Решением или тем, что брат тоже поддержал идею? Или всем сразу? 

Ответа, как и ожидалось, Паркер мне не дает. Не опасаясь того, что могу натолкнуться на дозорного, вылезаю из контейнера. Если верить мини-карте, сияющей в верхнем углу, то я совсем недалеко от цели и, в принципе, могу подоспеть к приходу Скотта.

По крышам контейнеров добираюсь как раз в тот момент, когда падает последний дозорный, а Скотт с упоением жует шоколадный батончик, совершенно не опасаясь по поводу того, что вовсю светит своей внешностью, чего, как мне кажется, делать не стоит. И где он только еду взял?

— А ты уверен, что стоит светить лицом?

— Не-а, но почему бы и нет. Пусть полюбуются, какой милашка тут ходит, — Скотт как обычно совершенно безмятежен, даже причины для веселья находит.

И все же это очень странно. Вокруг царит тишина, да и охранников для такой большой фуры слишком мало. Подозрительно мало. 

— Не нравится мне, что их мало было.

Успеваю заметить каменно-серьёзное лицо Скотта прежде, чем его скрывает шлем. Значит, не такой он и легкомысленный, как могло показаться на первый раз. Он прав. И либо нам дали не те координаты, либо в любую минуту на нас нападет целый отряд. И тогда будет сложно, а может даже и смертельно. Почему-то мне кажется, что Эмбер думает о том же. Каждый из нас уже догадался о возможных исходах. Ситуация дерьмовая, ничего не скажешь.

— Ты отойди подальше, а я проверю фуру. И не возражай, на моей стороне скорость. В случае чего, тащить тебя, поджаренного, как курочку, мне, знаешь ли, не хочется. Мы конечно друзья, и я тебя не брошу, но пожалей мою нежную и трепетную психику.

Можно даже не пытаться возражать. Аргументы на его стороне. Хотя если постараться, то можно и докопаться, но не сейчас. Скотт терпеливо дожидается, пока я отойду хоть на пару шагов, а потом все происходит так быстро, что я не успеваю толком осознать всю суть происходящего. В мгновение ока Скотт оказывается рядом и критично выдает: 

— В фургоне абсолютная пустота.

Подтверждение о ловушке слетает с его губ все так же легкомысленно, словно он размышляет о смене цвета волос, а не о смертельной опасности, фатально зависшей над нами. И все же, что-то меняется. Откуда-то слышится гул голосов, и вскоре перед нами предстает достаточное количество охраны, чтобы расправиться с нами двумя. Мне хватит точного выстрела в голову, а Скотт рано или поздно выдохнется. Чёрт. Хорошо, что не в полном составе здесь. Может остальным повезло немногим больше нашего. 

Срываюсь с места, не дожидаясь пока на нас спустят все обоймы. Фургон — не самое лучшее укрытие, но время, чтобы что-нибудь придумать, потянуть можно. 

Под ногами взрываются фонтанчики песка и земли. Скотт, давно понявший мой замысел, уже около фуры и затаскивает меня туда, спасая от шквала пуль. Это ненадолго. Фура явно бронированная, но ведь и нападающие не истуканы, ходить и бегать умеют. Времени слишком мало.

— Я попытаюсь устранить, сколько смогу, а ты забирайся в кабину. Устроим им железные обнимашки.

— Рискованно, ты же выдохнешься.

— Но прежде успею убрать достаточно пешек Центуриона. 

И вновь это веселье, словно мы на отдыхе, а не на опасном задании. Скотт выбегает из фуры прежде, чем я успеваю что-либо ответить. И Стив молчит как назло. Для такой машины места маловато, и маневрировать особо не получится, но попытаться можно.

Барабанная дробь по стенам несколько утихает, и мне кажется, что вот он — момент для совершения спонтанного и совершенно безумного плана. Умирать, так эпично. 

Выскакиваю из фуры, наблюдая за тем, как дозорные разлетаются в стороны от смазанного пятна, слишком быстро перемещающегося между ними, подчищая ряды. Хотя, признаться, некоторые чудом избегают участи своих товарищей и мчатся мне навстречу.

Забираюсь в кабину, стараясь не обращать внимание на пули, которые пока что не опасны. Все-таки фура действительно бронированная. Как же я рад, что сейчас любой транспорт имеет тумблер, приводящий её в рабочее состояние. Если верить книгам, раньше требовался ключ зажигания. Видимо, дозорные понимают замысел и пятятся назад, но стрелять не прекращают. Скотт, надеюсь, твой замысел осуществится хотя бы на четверть.

Со всех сил даю по газам, врезаясь в толпу перед собой. Места действительно крайне мало, но выбирать не приходится.

— Марк, какого черта у вас происходит?!

Тайлер, совсем как Стив, видимо, просто обожает эффект неожиданности. Хотя странно, что он решил спросить. 

— А ты что не видишь? Это ловушка.

— Видеотрансляция с перебоями работает. Сигнал пытаются заглушить.

Кто бы сомневался! Эх неспроста меня плохое предчувствие беспокоило. Все же я не настолько мнительный. Хотя кого обманываю...

— Твою мать! Что с остальными?

— Не знаю…

Металлический скрежет и резкий толчок отвлекают. Предпочитаю водить в тишине. Разворот получается крайне неудачным и оставшиеся в живых все же успевают убежать от машины. По стеклу в некоторых местах разбегаются трещинки. 

— Марк?

— Прости Тай, не лучшее время для разговоров.

Такого эффекта как в первый раз уже не получится. Нужно что-то придумать. Только вот что? Оружия недостаточно. Сердце бешено колотится, разгоняя адреналин по венам, кровь пульсирует в висках. Если бы не перчатки, держать руль вспотевшими ладонями было бы крайне сложно. Паника уже выползает из тёмных уголков сознания, так и норовя захватить все своими склизкими щупальцами. Где-то там, среди толпы мелькает Скотт. Сколько он ещё продержится, не имею абсолютно никакого понятия. Что с остальными? Неизвестно. Чёрт, да что же за невезение! Судьбе, видимо, надоело делать нам подарки. Все, повеселились и хватит на этом.

Что-то врезается в контейнер, и мощная вибрация добирается до кузова. Спустя какое-то время мир перед глазами становится размазанным пятном, а фура заваливается на бок. Какая-то сила тащит её в сторону убегающих дозорных, а затем происходит очередная неведомая херня. Словно от сильного удара, фура начинает вертеться, сминая своим корпусов все, что попадется на пути. Кто-то намерен сделать из меня отбивную или хорошенечко взболтать. Ева?

Каждый удар о стены тесной кабины вышибает дух, от некоторых что-то ломается. Сердце буквально выпрыгивает из груди при каждом обороте, а мир уже давно растратил свою четкость. В ушах появляется оглушительный писк после очередного удара головой, дышать слишком тяжело, а эта дикая карусель так и не завершилась. 

После нескольких оборотов все замирает слишком резко. Перед глазами пляшут разноцветные пятна, а в тело словно залили свинец. Ещё чуть-чуть и все померкнет, отдышаться бы, но сломанные ребра ограничивают эту возможность.

Гул голосов такой далекий и невнятный, но сил противостоять пока что нет. Если сейчас меня вытащат, то даже пальцем пошевелить не смогу. Слишком много травм для одного раза. Но хотя бы сознание чуточку проясняется. К моменту, когда открывают искореженную дверь, чтобы вытащить меня, уже могу нормально соображать. Чарли и Стив. К счастью, с ребятами все хорошо. 

— Твою мать, Марк, твоя нога! — Чарли морщится, готовый бросить меня, лишь бы не смотреть на торчащие окровавленные обломки.

Дышать уже легче, и тяжесть медленно, но отступает. Как же хорошо, что я не чувствую всего, что сделали с моим телом. Не думаю, что смог бы выжить, доведись мне испытать подобное без своих способностей.

— Нужно вправить, пока не срослась. 

Ну и ужас, голос такой, словно я только из могилы вылез. Хотя, если подумать, отличий почти нет.

Стив делает все быстро и профессионально. Чарли делает вид, что его сейчас вырвет. Ещё один шутник, хотя и не такой, как Эмбер. Скотт…

— Я в порядке… Мне б отдышаться, — Скотт словно услышал мои мысли, или же ему в этом помогли.

Близнецы помогают сначала сесть, а затем подняться. Картина в таком положении открывается далеко не самая приятная. Кровь и поломанные трупы, залившие кровью песок. Мерзость, одним словом.

Откуда-то из-за контейнеров доносятся яростные возгласы Дакоты, мужской крик, переполненный боли, и глухие удары. Ева наверняка с ней. Хочется спросить её о произошедшем. Теперь уже нет сомнений, что это дело рук Сильвер, только вот как-то в голове не укладывается. Всю эту мясорубку, по сути, устроила она. Что-то не вяжется с ней, да и со словами Скотта.

Буквально через пару секунд под очередной возглас Дакоты из-за контейнеров вылетел мужчина. Жёстко приземлившись на песок, он пополз к нам на встречу, выпучив от ужаса глаза.

Кровь перемешалась со слезами на измученном лице, а из груди рвались булькающие всхлипы. Не очень радужное зрелище. Следом за ним, слегка пошатываясь, поплелась Ева и вид её поразил куда больше. Растрепанная и бледная, с глазами, полными животной ярости, от которой внутри все похолодело. Чувствуя, как неведомая сила тянет его обратно, мужчина дико закричал, цепляясь пальцами за песок. Ева же неумолимо приближалась, постепенно поднимая руку, зажатую в кулак. Вместе с ней стал подниматься и дозорный. Беспомощно барахтаясь в воздухе, он молил о помощи, пока по воле Евы не приземлился на землю головой вниз.

Повисла гробовая тишина. Кажется, что даже ветер остановился, прислушиваясь к происходящему. Жестокость и дикость Евангелины вгоняла в ужас. Волосы на затылке встали дыбом.

Тупо уставившись в одну точку, Ева продолжала стоять на одном месье и никто не спешил к ней подходить. Каждый был напуган происходящим, а в голове вертелся только один вопрос... Какого хрена?

И без того бледная Дакота казалась сейчас белее мела, замерев в растерянности рядом с подругой. Черт возьми, этот животный страх исходил от каждого. А ещё в воздухе витало странное ощущение. Словно подобное уже происходило.

Ви в таком состоянии безумия до одури напоминала Лану во время её приступа беспричинной агрессии, стоившей ей работы.

— Ева? 

Голова Сильвер резко дернулась, взгляд переметнулся на меня. Лучше бы я этого не видел. Сердце пропустил удар, после чего заколотилось вдвое быстрее, а лёгкие, казалось, сдались, навсегда перекрыв весь кислород. Давно я не испытывал такого страха перед кем-либо. А возможно, прежде никогда и не доводилось сталкиваться с подобным чувством.

Внимание Сильвер перехватил гул вертолета, который был совсем рядом. Подмога? Или же именно там находилось то, что должно было храниться в фуре?

— Скотт, живо хватай Ви и остановите этот чертов вертолёт! — отчаянный голос Дакоты перешёл почти что на писк.

Не один я находился под сильным впечатлением от происходящего. Ничего не говоря, Скотт вместе с Евой скрылись, оставив нас наедине с вопросами и шоком.

— Какого черта только что произошло?! — Чарли решил озвучить общие мысли.

Дакота испуганно заморгала, нервно дергая руками, казалось, что она сейчас расплачется. В подтверждение догадок, она жалостливо всхлипнула.

— Я не знаю. Все было нормально, когда мы разделились, а сейчас на неё словно что-то нашло. Прежде Ви никогда не была такой агрессивной.

— Мы разберемся со всем этим, когда будем в безопасности, а сейчас нужно уходить отсюда, — Стив, как и следовало ожидать, собрал мысли в кучу быстрее всех.

За пределами этого ангара раздался оглушительный рев и взрыв. С вертолетом было покончено.

— Идти можешь?

Я так и не понял, кто задал вопрос, но все же кивнул. Прошло достаточно времени, чтобы кости срослись. Даже если и нет, тут оставаться совершенно не хочется. Все вокруг так похоже на…

Паника врывается в сознание, совсем как завсегдатай бара, выбивает ногою дверь с криком: "А вот и я!"

Только этого не хватало. Перед глазами снова все плывет, а мир стремительно разваливается по кусочкам. Нужно спрятаться, здесь слишком жарко. Огонь… Повсюду огонь, если не убежать, он уничтожит. Останутся только угольки. К горлу подкатывает ком слез. Паника уже вовсю бушует в голове. Мне не убежать. Огонь уже настиг. Выхода нет…

— Марк!

Звенящая пощёчина возвращает реальность. Никакого огня, я стою посреди песка и трупов. Рядом близнецы и Дакота, потирающая ладонь. Совсем напуганная, дрожит как осиновый лист, что так не похоже на боевую Фокс, способную перевернуть ведь мир и даже не устать. Образ боевой девчонки начал давать сбой.

— Пожалуйста, держи хоть ты свой разум в узде. Гори все синем пламенем, я совершенно не понимаю, что за чертовщина происходит.

Никто не отвечает, и так ясно, что каждый думает о том же. 

Выбегаем к Скотту, опасаясь увидеть его в качестве жертвы ярости Ви. Но вместо этого застаем Эмбер, держащего её на руках. Евангелина без сознания, словно неживая, с темно-вишневыми дорожками крови у носа и на шее. Вскрикнув, Дакота подбегает к подруге, готовая вырвать её из чужих рук и убежать. Стив уже подробно рассказывает Таю о произошедшем. 

Через проломленную крышу соседнего ангара вырываются языки пламени и чёрный столб дыма. Вот тебе и первое задание…
 



Darina Art

Отредактировано: 11.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться