Круглый ноль

Размер шрифта: - +

1

 

Когда началось его падение? Закир точно припомнить уже и не мог. Скорее это случилось в тот день и в ту секунду, когда барридские маги изобрели артефакты, позволяющие нормализовать метаболические процессы. Если же сказать по-простому, давали возможность есть и не поправляться. И тогда на всей территории верхнего мира исчезли веселые, пухленькие женщины, которые ласкали его взор, явив миру лишь плоскогрудых и тощих как жерди тирр, терр и террано.

Среди простолюдинок они, конечно, еще какое-то время оставались. Как известно артефакты становятся доступными по цене не сразу всем, а лишь избранным. Но чем дальше развиваются технологии, тем они становятся дешевле. И постепенно кулончиками, серьгами и брошками в форме рыбок, кошечек или птичек обзавелась любая более-менее уважающая себя дама, которой от природы было назначено ублажать взгляд мятежного Закира террано Грейта.

Потеряв радость в жизни, он собрал под свои знамена таких же, как он недовольных, и ушел в параллельный мир, образовав государство Нижнюю Барриду. Да только вышло все намного печальнее, чем планировали мятежники. Дамы не были готовы отказаться от такого подарка судьбы и не пошли за своими женихами, мужьями и братьями. В итоге Нижняя Баррида стала чисто мужским государством. А женщины стали в нем редкими, но очень долгожданными гостьями.

Однажды он повелся на зеленые глаза незнакомки, закинутой мирозданием в его объятия. А она оказалась чужой невестой, жительницей таинственной Земли. Сейчас Закир об этом даже не хотел вспоминать, так как в этом безмагичном мире умудрился полностью растратить весь свой магический резерв. Сегодня, став таким же беспомощным, как новорожденный котенок, сидя на энергетическом поводке террано Зигиуса, числился у последнего на свадьбе свидетелем[1].

Закир понимал, что успел натворить много. И как настоящий мужчина готов был понести достойное наказание за свои проделки. Только вот в понятии любого барридца слова «свидетель» и «свадьба» были несовместимы. Свидетель мог быть только на месте преступления и нигде больше. Хотя у русских, чей язык дался ему с большим трудом, любая свадьба заканчивалась браком. А это слово обозначало не что иное, как плохо изготовленный артефакт. Может именно это и расценивалось как преступное деяние?

И лишь одно радовало его сердце. Свидетелю была положена свидетельница. И она была. Вся беленькая, кругленькая, пухленькая. Именно такая, глядя на которую мужское естество Закира поднимало голову и не давало отвести от нее взгляд.

А еще Ольга, так звали девушку, была математиком. В мире барридских ученых считалось, что женскому мозгу такая наука совершенно не подвластна. Землянка же напрочь разбивала их рассуждения. И если все его мечты под весом обстоятельств рассыпались в прах и заставили его отступиться, от этой отказаться он не смог.

По традициям его мира, невесту привозил в храм отец или опекун. В худшем случае в Барриде это мог сделать старший брат или старшая женщина рода. А здесь жених, его родители и свидетель должны были девушку выкупать. Такого понятие, как приданое, похоже, и не водилось. Скорее всего, это объясняется недостатком женского пола и избытком мужского? Иного объяснения Закир дать не смог.

Жители жили не в своих домах, а огромных зданиях, похожих на муравейники, где каждая семья имела несколько комнат в пользовании. Он уже для себя решил, что обязательно расскажет Оленьке, что отдельный дом намного лучше и функциональнее. А сейчас они поднялись по лестнице и остановились напротив двери, за которой жила невеста.

Зигиус или жених по совместительству, уверено нажал на красную кнопочку возле двери, и непонятно откуда раздалось пение птиц.

- Странно, - подумал Зак, - магии нет, а магические звуки есть.

Дальнейшие его мысли были прерваны открывшейся дверью, на пороге которой стоял предмет его мечтаний.

В Барриде, когда говорили «Соседской собаке хвост не крутят», имели в виду, что следует подчиняться правилам той семьи, куда вы идете в гости. Внутренний переводчик выдал Закиру что-то про устав и монастырь. Только мужчина сути до конца не понял, и в этом, пожалуй, необходимости не было. Он покорно натянул сюртук по местной моде, который был несколько корче, принятого у них, но, зато не так сильно обтягивал, давая свободу действиям, и назывался странным словом «пиджак». Штаны, именуемые «брюками», также не облегали ноги и бедра. Кому-то может это и нравилось. Только Закир всегда гордился своей нижней половиной, на которую еще с молодости заглядывались дамы. А вместо сапог, красиво облегающих и подчеркивающих мускулистые икры, пришлось надеть некоторое подобие домашних тапочек, пошитых из кожи. И это все можно было бы перетерпеть, если бы не странный бантик, который надевали на шею, словно удавку, и именовали красивым словом «бабочка».

  • отступили с занятых позиций, в ожидании пока откроют двери. Закира как свидетеля, оставили впереди делегации, которая прибыла за невестой террано Зигиуса. Только подняться обратно последние три ступени ему помешал великолепный женский бюст, в который он буквально впечатался носом. В этот миг он ощутил все коварство «бабочки», которая вдруг резко начала его душить, лишая последних капель воздуха.

- Запретная магия! – первая мысль, которая пронеслась в голове мужчины. Затем он вспомнил, что этот мир практически без магии. Следовательно, это его персональная реакция на два очаровательных полушария. Собравшись духом, Закир поднял глаза выше. К его удивлению, обладательницей столь внушительных достоинств была Ольга, у которой он вчера ночевал по приказу Зига. Да только под мешковатой кофтой он даже и не разглядел всего великолепия. А сегодня корпулентные формы девушки ласкали его истосковавшийся по настоящим женским изгибам взгляд.



Александра Гусарова

Отредактировано: 08.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться