Круговорот разоблачений (сказ о Воительнице и Рыжике 2)

Размер шрифта: - +

Глава 2. Секретные посиделки.

Глава 2. Секретные посиделки.

 

"Свеча горела на столе, свеча горела…" – мысленно проговаривал про себя сей поэтический труд Волин Сейхери, пялясь задумчивым взглядом на упомянутый восковой светоч. Вот уже как час был собран внеплановый Совет Пятигранной Короны, на котором присутствовали представители правящих верхушек их королевств. Ну и он… так сказать, за компанию.

По правую сторону от мужчины восседал правитель Рандии: Чивиан Сейхери - братишка всегда был образчиком спокойствия и невозмутимости. Волин досадливо скривился, бросив косой взгляд на брата. Сидит, видите ли, весь такой доброжелательный… Остроухий паршивец! Сбагрил, главное, неуёмную женушку на его попечение, мотивируя тем, что дворец нынче небезопасен. И сидит теперь, лучится довольством! А то, что Волину в его же собственном доме теперь и места не осталось, короля нисколечко не волнует!

Недовольство пришлось извести на корню, словно сорняк, едва расправивший свои стебли. Сейчас не время и не место для выяснения семейных дрязг. Да и выяснять особо нечего. Ректор Рандийской академии магических искусств и знаний и сам понимал, что действия брата были целиком и полностью продиктованы нынешними обстоятельствами. И даже был согласен с его решением – как всегда, выверенным и грамотным. Это-то и бесило большего всего! Да, его раздражала невозможность покачать права и заявить брату, что он не намерен терпеть больше заботу его женушки – Илайяры из рода Снежных Барсов!

Но буря негодования, царившая в его душе, быстро развеялась. Вокруг собрались не те личности, рядом с которыми можно позволить себе проявление настоящих эмоций.

Кстати о них…

Рядом с братцем восседал Дарек Ларцефен, правитель Ампирии - вампир неопределенного возраста. Но обманываться не приходилось, сей черноволосый клыкастый хитрец был старше всех здесь присутствующих. Волин даже позволил себе лукавую ухмылку, стоило в голову закрасться мысли - как бы вампир не оказался старше всех их суммарно. И вот же, рыхт плешивый, умудрялся ведь при этом не выглядеть древним старикашкой, рассыпающимся, словно песчаная дюна от ветра. А уж о его похождениях так и вовсе гремела слава на весь Союз!

Дальше под прицел изучающего ректорского взгляда попал… человек. Вот ему Сейхери улыбнулся искренне и встрече был действительно рад! Правитель Катаминии - Трастамар Северный, наоборот, являлся самым молодым носителем венца из здешних представителей власти. Всего-то двадцать семь лет. Практически мальчишка, и как только получилось забраться так высоко? Этим вопросом наверняка не раз задавались остальные участники нынешнего собрания. А зная ответ (всё же дар властвования над металлами, давал массу привилегий), исходили от бессильной злобы и зависти. Посему Волину, искренне недолюбливающему эту правительскую шайку, Трастамар тут же пришелся по душе. Да и уважал он молодого правителя за силу, цепкий ум и искрометное, граничащее с хамством чувство юмора. Особенно за него! Ведь Трастамар каким-то непостижимым способом всегда умудрялся обставить свои шутки таким образом, что объект его насмехательства прекрасно осознавал, в чём подвох. Но сознаться в этом не позволял статус и ряд других причин, озвучив которые он бы попал в ещё более глупое положение. Вот и сегодня человек отличился...

Наверно, для того, чтобы стало понятно, в чём именно - следует припомнить предыдущую встречу глав Союза, на которую Волина вновь занесла нелегкая. Собственно, он и появился в эпический момент, когда седобородый гном Алмин Горовой (естественно, представитель Верберии), шипя не хуже стали, опущенной в воду, неосмотрительно высказывался в адрес Трастамара:

- Знай своё место, сопляк! - разгневано вещал седой, высокопоставленный коротышка. При этом борода его, словно змея, сплетенная воедино тремя косицами, будто бы тоже обличительно указывала на человека. - Что ты понимаешь в возложенных на тебя обязанностях?! Ты сначала поживи с наше... Да и примеру не мешало бы следовать.

Что именно они не поделили, Сейхери пропустил, но за дальнейшим следил с нескрываемым любопытством.

Трастамара задевали редко, наученные опытом своеобразного отпора человеческого короля. Поэтому ректор нисколечко не сомневался, что дальше будет нечто интересное.

Голубые глаза "сопляка" опасно сверкнули, словно отраженный солнечный луч в зеркале, но сам Трастамар оставался наигранно спокоен, лишь задумчивая улыбка выдавала его мстительные планы. Он расслабленно откинулся на прямую, высокую спинку не особо удобного тронообразного кресла, для отделки которого применялись шпалеры, золоченые по левкасу. И так удачно совпало, что голова его расположилась как раз между иконными ликами Творца и богини Созидания. Вид божественные сущности вмиг приобрели осуждающий и со спинки кресла глядели на гнома со снисходительной жалостью.

- Опыт и скромность имеют много общего, - спокойно произнес Трастамар, и лики святых за его спиной будто бы благосклонно кивнули. - И тем, и другим кичатся, когда похвастать больше нечем, - спокойный тон никак не хотел гармонировать с веселящимися глазами молодого правителя.

Гном напыжился, борода его воинственно вздыбилась в сторону обидчика, а глаза метнули... Нет, не молнии, гномы больше ядра метать привыкшие, али булыжники из катапульт. Но подобрать достойный, умудренный всё тем же упомянутым опытом ответ не успел. Трастамар вновь взял слово:

- И уж не с вас ли, достопочтенный Алмин, мне брать пример? - ироничный вопрос.

- Да хоть бы и с меня, - самодовольный ответ.

Король Катаминии задумчиво хмыкнул. Подпёр кулаком подбородок, при этом оттопырил указательный палец, расположив его на щеке - в ещё одном задумчивом жесте и изрек:

- Что ж... Пожалуй, я прислушаюсь к вашим словам, - но вопреки учтивому тону, глаза его продолжали лучиться весельем, а губы, то и дело кривились в предвкушающей улыбке.



Мозговая Екатерина

Отредактировано: 23.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться