Круговорот разоблачений (сказ о Воительнице и Рыжике 2)

Размер шрифта: - +

Глава 16. Новые знакомства.

Глава 16. Новые знакомства.

 

Однако выяснить, чем мои слова так задели главного бабника РАМИиЗ, я не успела, потому как Лискар, плывший впереди нашей честной компании, словно маяк надежды в пучине мглы, наконец-то, остановился перед очередным кабинетом. Провёл призрачной ладонью по вполне себе настоящей руне, отворяющей дверь, и та, влекомая магией, повиновалась привидению. Покорилась медленно, беззвучно, я бы сказала, с этакой, присущей многим меланхоликам, жизненной неторопливостью. В самом деле, куда ей спешить?

А в следующее мгновение весь сей зыбкий образ спокойствия, вгоняемый меня в сон, был осквернён вылетевшим из проёма ботинком. Размер, кстати, должна признать, обуви впечатлил! Расточительный "стрелок" явно не шуточных габаритов!

По-видимому, впечатлилась не только я, потому как привидение, до этого момента скупящееся на эмоции, на пару минут позабыло, что давно мертво, и вид имело перепугано-ошарашенный. Конечно, снаряд ведь целенаправленно в него прилетел! Когда же до духа дошло, что бесплотность приносит свои плюсы, и башмак задел лишь его гордость, то Лискар, преисполненный праведного негодования, на повышенных тонах проговорил:

- Что за бедлам? Совсем распоясались! – последнее замечание он и вовсе практически прошипел, застывший в дверном проёме, аки мститель.

И ведь вроде бы прозрачный… Но поди ж ты рассмотри, что за ним творится!

- Фрейзен, тебе неймётся? – обратился он к невидимому мной собеседнику. – Бумажная работа поперёк горла встала? Организовать тебе выход в свет? Или лучше в отряд по отлавливанию неуловимых четвероруких заслать?

- Шеф, ну почему сразу Фрейзен? – весёлый и совершенно не испуганный мужской голос мне понравился, так сказать, авансом. Говорившего я ведь до сих пор не видела! – У меня, как видите обувь на месте, - судя по заминке, невиновность свою хитрец доказывал наглядно. – И потом, меня в ссылку никак нельзя - я ж полезный! – выдвинул последний и самый убойный, по его мнению, аргумент оппонент приведения.

Лискар, заслышав такой ответ, хмыкнул как-то упреждающе что ли, и кончики его белёсых, словно измазанных в "известковом тесте" пальцев засветились голубоватыми искорками.

- Ш-е-е-ф… - почему-то опасливо протянул невидимый обвинённый, и…

В следующую секунду валяющийся рядом с приведением башмак превратился в кучку сажи. В плохо пахнущую поношенной обовью - кучку.

А в кабинете раздался чей-то горестный вскрик. Басовитый такой и мощный… Прям как сгоревший бот. Судя по всему - владелец выдал себя сам.

- До дома на одном допрыгаешь. А в следующий раз будешь думать, прежде чем поддаваться на очередное подзуживание этого провокатора, - равнодушно ответил Лискар, вплывая в нутро комнаты, словно мотылёк в раззявленную пасть летучей мыши. – Плюс три внеурочных часа работы в качестве профилактики от скуки. Это всех касается.

Ну, наконец-то, моему любопытству дали возможность всунуть свой нос следом! Однако я предусмотрительно пропустила Валда вперёд, памятуя, что у наказанного ещё один башмак имеется! Вдруг он и вторым пожертвует, досадуя на начальственный произвол?

Но опасения были напрасными. Второй ботинок в итоге остался у здоровяка, сидевшего у дальнего стола с таким скорбным видом, словно у него дом, а не обувку сожгли. Сей субъект был под стать своим ногам - мощный, огромный, напоминающий земную возвышенность, то бишь – гору, решившую подкачать мускулатуру, и немного увлёкшуюся сим процессом. Мужчина неопределённого возраста принадлежал, судя по всему, к человеческой расе, хотя стати его позавидовал бы даже мой троллик. Да что там! Рин на его фоне и вовсе выглядит стройным юношей! Волнистые, каштановые волосы, ясные жёлто-карие глаза, и по-детски разобиженная на всех и вся физия, делали его образ ярче, удивительней и располагающе. Такого вот бугая и обидеть жалко!

Рядом с ним, оперевшись спиной о подоконник и сложа руки на груди, стоял тип, ну, с очень нагловато-самодовольной ухмылочкой. А когда наши взгляды с ним встретились, улыбочка сия стала в несколько раз шире! И многообещающей...

Послала ему такую же. Только моя ответная гласила нечто из разряда: "И не мечтай!" Я натура закалённая, с таким-то женихом!

Плат (а это был именно он, о чём свидетельствовали - два грифона скалящиеся в унисон с хозяином, гордо восседая на его запястьях) прикусил нижнюю губу, лукаво так, давая понять, дескать, это мы ещё посмотрим, прищурился и бархатистым голосочком проворковал:

- Шеф, что же вы не предупредили о столь милой гостье? - укоризненно. - Я бы приготовился, приоделся, причесался... – а это уже, наверное, мне. И вновь, с этаким налётом обещания, которое он готов исполнить по первой же просьбе.

- Избавь меня от подробностей утреннего туалета, который ты выполняешь, исключительно, для очередного рандеву. Сирина ваша практикантка, и предупреждаю, Туз, даже не думай… - весьма красноречиво и вкрадчиво проговорил Лискар.

Однако чудится мне, плат не проникся угрозой. Сия излишне неуёмная раса неспособна прислушиваться к здравомыслящим советам, если те идут вразрез с их желаниями. Вот и этот Туз, лишь изобразил покорнейшее смирение на лице, но разглядывать меня не перестал, да до того пристально, словно больше глаз положить некуда!

Впрочем, излишний интерес мной был выдержан стойко. Я не покраснела, не растерялась, и на наглеца взирала столь же изучающе. Отметила и ровные светло-каштановые пряди волос, с длинной чёлкой, прячущей под собой лоб, брови и морщины. Хотя, судя по возрасту, у него таковых ещё не имеется. Немного вздёрнутый нос, заострённый подбородок, полные губы правильной формы, впалые щёки. Удивительно гармонично сидящие на плате светло-бежевый брюки и салатовую рубаху, с закатанными до локтей рукавами, дабы красавцы-татуировки не теряли возможности следить за происходящим. Равнодушно-отстранённо сделала сразу несколько выводов для себя: да - красив, сам об этом прекрасно знает, и не стесняется извлекать свою выгоду из подаренной богиней Созидания внешности, плюс он не в меру лукавил, говоря о "приготовлениях" к встрече – было видно, что сей мужчина за собой следит. А сердце моё после осмотра, так и вовсе пренебрежительно поджало губы, отвернулось от нахала и пробубнило возмущённо: "Подумаешь! Вот наш Демиришечка…"



Мозговая Екатерина

Отредактировано: 23.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться