Круговорот разоблачений (сказ о Воительнице и Рыжике 2)

Размер шрифта: - +

Глава 27. Иногда голова раскалывается от стыда гораздо сильнее, нежели от похмелья.

Глава 27. Иногда голова раскалывается от стыда гораздо сильнее, нежели от похмелья.

 

Реальность вернулась как-то издевательски резко. Взорвав голову какофонией звуков и запахов… Меня моментально, как будто посадили в колёсико для хомячка и крутанули так резво, что тошнота подкатила к горлу разом. Ещё и захихикала премерзко, на попытки с ней справиться. А свет! О, Творец, я и не ведала, что солнечные лучи могут быть такими режущими! Глаза не в силах вынести эдакого издевательства - заслезились, и я, застонав, накрылась покрывалом с головой. Помогло, конечно, не сильно, однако справиться с резью в очах вышло.

- Что ж со мной приключилось? – вопросила едва различимо, ни к кому конкретно не обращаясь. И с изумлением поняла, что у меня ещё и горло саднит нещадно!

Так, Лия, вспоминай! Таверна… встреча с Демирином… обида, утопленная по самую макушку в выпивке… коктейль… паренёк с зельеварительного, клятвенно обещающий, что я позабуду про все свои проблемы. Что ж, если абстрагироваться от нынешнего состояния, то рыхтов знакомец прав – в памяти определённый провал! Как восполнять-то теперь?! Последнее воспоминание – обнаглевший дроу лезущий ко мне с поцелуями…

Ох, лучше б не вспоминала! Тошнота, победно гоготнув, ринулась на свободу. Но противницу ждали крепко накрепко стиснутые зубы. Не хватало ещё в постели так опозориться!

Стоп. Постель… А, собственно, как я в неё попала? И почему на мне… да практически ничего и нет!

После этого открытия сделалось по-настоящему скверно, и самые разные варианты стали проноситься в голове, один другого хуже. Несколько минут потребовалось для того, чтобы, превозмогая накатившую панику, выбраться из укрытия и, привыкнув к свету, рассмотреть обстановку комнаты, дабы хоть немного прояснить ситуацию.

А увиденное изумило настолько сильно, что я, позабыв про частичную наготу (оплотом нравственности нынче служила лёгкая, батистовая маечка, доходящая до начала бедра, которую я одевала под платье) и ломоту во всех суставах разом, вскочила шокировано с кровати и замерла, непонимающе разглядывая гостя. Через несколько секунд, конечно, опомнилась и замоталась в простыню. Но картина, представшая передо мной осталась всё такой же нереальной…

К моей постели довольно близко был придвинут стул, на котором в свободной позе, выставив вперёд и скрестив ноги, сидел мой благоверный. Голова его запрокинулась кверху, давая возможность насладиться упрямым подбородком и слегка приоткрытыми, влекущими губами. Из которых сейчас доносились приглушённые звуки не то пф-с-с-с, не то п-п-п-ф-п… Ясно было только одно – Мир спит. А ещё я ему не завидую, ибо место для почивания он себе выбрал крайне неудобное. Тело затечёт знатно!

Я даже растерялась слегка, не понимая, как он здесь очутился ещё и в таком странном положении. Однако выглядел любимый до того мило и беззащитно, что гулявшая в душе всю ночь ревность ворчливо отступила и позволила слабовольным мурашкам насладиться увиденным. А те и рад стараться – разве что не ахали подобострастно!

Позволила лёгкую усмешку над собой – хорош, Феникс, хорош… Даже такой уставший, в помятой одежде и растрёпанный, Рыжик умудрялся заставлять моё ранимое девичье сердце трепетать и сбиваться с ритма.

Соблазн погладить родные щёки сделался в какой-то миг столь всевластным, что на провокацию собственного тела я подалась практически бездумно. Посему, валяющуюся у ног флягу не заметила, та же мерзавка, прегромко звякнув (отчего голову в тот же час, словно пробили навылет звуковой стрелой), откатилась в сторону. А я, скривившись, ухватилась за лоб, пытаясь удержаться на месте и унять застучавшие в висках молоточки.

- М-м-м, - вырвалось самопроизвольно. И оборвалось, стоило заметить, что Демирин уже проснулся.

Сидит теперь и головой молча в разные стороны крутит, одной рукой потирая затёкшую шею, а вторую умостив на колене.

Молчание стало тем неосязаемым, но ощутимым на каком-то неведомом уровне толчком, послужившим для моих дальнейших слов и действий. Я сама даже не до конца могу объяснить, почему себя так повела и сразу восприняла всю ситуацию в штыки… Но, как говорится, из песни слов не выкинешь, вот и из жизненного повествования не вычеркнуть всех ошибок, кои мне предстоит совершить.

Наверное, неловкость, захлестнувшая меня в сей момент, оказала пагубное воздействие на дальнейший ход событий!

- Удобненько? – вопросила устало и обратно на кровать плюхнулась, всем своим видом демонстрируя, что к встрече отношусь прохладно, если не сказать обременительно.

Угу, вот бы ещё сердце не неслось в пляс, как угорелое и не вопило панически: "А вдруг он пришёл кольцо забрать?!"

- Ты настолько допёк своего невозмутимого соседа, что он тебя вытурил из комнаты? – определённо язык выдаёт гадости своевольно! Самое время двумя руками закрыть себе рот! Но внутренние увещевания не помогли, и я продолжила язвительно допытываться, даже про саднящие горло позабыв: - Или же твоя птичья сущность больше не приемлет мягких перин? Ей теперь жердочку подавай, да?

Феникс на колкости отвечать не спешил, лишь плечами водил в разные стороны и пытался не выказать того, что столь простые движения ему даются нелегко. А после, переведя всё же на меня до ужаса невыразительный взгляд (так глядят на случайного прохожего, а не на любимую девушку!) хмуро выдал:



Мозговая Екатерина

Отредактировано: 23.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться