Крутой поворот

Глава 2

 

Я приоткрыла глаза – вокруг темнота. Сознание как в тумане.

Где я?

По ощущениям будто еду в машине. Сижу в кресле, чувствую на груди ремень безопасности. Голова запрокинута, а на глазах темные солнцезащитные очки. Поднимаю руку, чтобы снять их, но тело меня плохо слушается. В тот миг, когда очки упали на колени, меня ослепило солнце. Оно слишком яркое.

Опустив голову, часто хлопаю ресницами, чтобы белая пелена перед глазами преобразилась во что-нибудь конкретное. Ну вот, теперь вижу – это снег. Перед глазами мелькают высокие деревья. Пугливые тени убегают прочь.

Я посмотрела на водителя, не ощутив вообще никаких эмоций. Едва слышно говорю только:

– Ты…

Мужчина коротко взглянул на меня. Его лицо расплывается перед глазами, как и все вокруг.

– Ты проснулась слишком рано, – сказал он и вернул мне на глаза солнцезащитные очки. – Спи.

И я заснула…

В какую глушь мы, должно быть, забрели, если в моих воспоминаниях желтая осень и дожди, а теперь вокруг один только снег? А впрочем, неважно.

Мне совершенно все равно, где я.

Идет дождь или лежит снег.

Голодна я или нет.

Жива я или мертва.

Во мне нет совершенно никаких чувств и эмоций. Все, что осталось от меня, – одна только пустая оболочка.

В этом состоянии есть что-то искусственное…

Все вокруг затряслось, и я снова приоткрыла глаза. Большой джип едет вдоль высоких хвойных деревьев. Веки опустились, и, прежде чем опять погрузиться в беспамятство, услышала, как под колесами внедорожника захрустели снег и лед. И я подумала:

«Похоже на неглубокий ручей где-то глубоко в лесах…».

 

Ресницы приподнялись вверх, и темнота вокруг очень медленно отступила.

Я больше не еду в машине. Я лежу на кровати.

В комнате горит лампа. Сощурив взгляд, вижу над собой человека.

– Что ты… делаешь? – едва слышно проговорила я.

Мужчина коротко и без особой заинтересованности взглянул на меня. В его руках игла и нить, а рядом с ним поднос с медикаментами. Я вижу кровавые бинты и чувствую запах крови.

Сердце забилось быстрее, а дыхание стало громким. Попыталась встать, сразу ощутив, насколько тяжелой стала голова.

– Нет-нет… – почти шепотом сказал он, одним быстрым движением приложив к моему лицу белую материю со странным запахом, и я рухнула обратно на подушку. Рассудок стремительно уходит от меня, и уже где-то далеко слышу тихое:

– Еще немного.

 

Приоткрыв глаза, смотрю в высокий потолок из темного дерева. Кажется, в комнате я совсем одна. Моргнула, потом еще… Лампа над головой больше не горит, а веки не кажутся тяжелыми и неподъемными.

Вдох. Выдох.

Приподнявшись на локтях, неторопливо села на кровати.

Я в маленькой комнате с высоким потолком и светлыми голубыми стенами. В единственное широкое окно бьют яркие солнечные лучи.

Кровать. Стол. Один стул. Здесь есть даже ванная комната.

Я встала с кровати и подошла к окну: небольшая придомовая территория, а дальше лес. Хвойные ветки высоких деревьев покрыты снегом. Снега вокруг немного – он выпал совсем недавно, но для октября все равно слишком рано, а это значит, что мы где-то далеко на севере, где зимние холода наступают много раньше.

Переступаю с ноги на ногу, недоверчиво оценивая место, в котором нахожусь. Это не подвал. Это не клетка. Комната на втором этаже этого незнакомого дома выглядит гостевой. Здесь есть комфорт и удобства.

Робко переступив порог ванной комнаты, подошла к небольшому круглому зеркалу над белой раковиной, взглянув на свое отражение в нем. У меня уставший взгляд, а привычно зеленые глаза кажутся черными. Линия скул на овальном лице стала четче. На щеке мелкий порез.

Обработаны и перевязаны все мои раны: мои ладони и плечо. На рану в ноге наложены швы.

Я потрясена, но прежде всего оттого, что вместо джинс вижу на себе легкое коричневое платье на широких бретельках, похожее на сарафан, – это домашняя одежда из моего гардероба.

Я как кукла, которую вымыли и причесали…

Одели.

Сколько времени прошло? День или два, а может, прошла уже целая вечность, я умерла и теперь за какие-то страшные грехи переживаю свой личный ад?

Нет, я все еще жива, но почему?

Я встала перед дверью. Положила ладонь на холодную ручку, тихонько провернув ее. Вопреки ожиданиям, дверь беспрепятственно открылась, издав протяжный, но почти неслышный скрип.

Передо мной лестница, ведущая вниз; лестница прямая, из хромированной стали со вставками из белого дуба. Не будь существующих обстоятельств, я бы даже восхитилась такой красотой. По правую сторону глухая стена, а слева хорошо видно большую гостиную. Там, внизу, работает телевизор, и, судя по тому, что я слышу, показывают кулинарное шоу. В той части комнаты, которая пока что скрыта от меня, кто-то есть.



Марина Рябченкова

Отредактировано: 12.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться