Крутой поворот

Глава 6

 

Смотрю на себя в зеркало. Долго. Не могу понять, что меня так смущает в собственном отражении. У меня темные длинные волосы, по-прежнему зеленые глаза. Даже не в одежде дело…

Что с моей внешностью не так?

Развожу руки по обе стороны белой раковины и всматриваюсь в собственное лицо.

Глаза…

Раньше у меня были добрые глаза. Даже когда злилась, со стороны все равно выглядело как-то мило, что ли. Только Гедеон мог понять, что я чувствую на самом деле. Всегда.

Так было раньше.

А сейчас все не так. Этот взгляд не мой. Кажется, будто на меня смотрят глаза Виктора, такие же внимательные и холодные.

К середине апреля снег в лесу осел. В снегоходе необходимости больше нет, и стало возможным пользоваться машиной.

Спустившись в гостиную, я взглянула на Виктора. Мужчина, облокотившись о столешницу, разговаривает с кем-то по телефону.

– Я буду ждать на улице, - говорю я.

Виктор кивнул.

Поздний вечер. В небе стоит полная луна.

На улице перед домом стоит большой белый джип. Двигатель работает. Горят фары. Заглядываю в темный салон внедорожника, невольно вспомнив обстоятельства, что привели меня в логово зверя: мой рассудок был одурманен. Все помню смутно. Кажется, будто это было очень давно и случилось с кем-то еще – не со мной.

Октябрь. Ноябрь. Декабрь. Январь. Февраль. Март и теперь уже апрель. Прошло так много времени. Даже не верится.

Мужчина вышел из дома. Когда мы сели в машину, двигатель заработал громче и под колесами захрустел снег. Внедорожник ползет через темный хвойный лес: вокруг темные и широкие стволы деревьев, в небе звезды. Сыпется редкий снег.

Уже несколько недель я не вспоминаю о своей прежней жизни, не думаю о том, какая она у меня была. А теперь, когда я снова в этом внедорожнике, тяжелые воспоминания прошлого упрямо поднимаются из глубин моего сознания.

Я помню, как все это началось для меня. Я не забыла истоки и не отказалась от своего намерения, но… Я привыкла к такой жизни.

Это неправильно. Я знаю. Но это случилось. Как следствие, возник крайне любопытный и жизненно важный вопрос: я все еще выжидаю или просто живу?

Внедорожник выполз с узкой лесной дороги на автомобильную трассу. Других машин нет. Впереди дорога и невысокие холмы. Редкий снег.

Я люблю снег, но в моей жизни его стало слишком много. Позади уже шесть холодных месяцев, и кажется, будто вся моя жизнь – это зима, и теперь, когда я думаю о летнем солнце, о теплом море или ярких красках лета, мои фантазии представляются мне чем-то далеким и нереальным.

Недалеко от города, у самой дороги, стоит бар с большой сверкающей вывеской «Железный конь». Одноэтажное здание, возведенное из кирпича и стали, выглядит так, будто в прошлом это место было автомастерской. Уверена, раньше вместо трех высоких окон стояли ворота.

Этим баром заправляет твердая и решительная женщина, обладательница привлекательной внешности и грубоватых манер, ее зовут Ева.

– Как дела? – бросила хозяйка бара, когда мы с Виктором сели за барную стойку. В два стакана она разлила для нас виски.

– Не так плохо, как могли бы быть, – ответил ей мужчина и поднес к губам золотистый напиток.

Эти двое говорят о работе Виктора. Я молча слушаю о не слишком серьезных проблемах, таких обычных и простых…

Раньше я думала, что у таких людей, как Виктор, не может быть нормальной жизни: хорошей работы, домашнего комфорта и людей, с которыми они могли бы завести дружбу. Мне представлялось, что эти люди живут где-нибудь в удаленных маленьких городах, отшельниками, в старых полуразрушенных хижинах среди грязи и разрухи. Что ж, Виктор действительно живет в маленьком городке… В остальном стереотип разрушен.

У Виктора есть работа. Учитывая стиль его жизни – большой дом, дорогую мебель, машину – платят ему хорошо.

Люди его уважают. Но некоторые боятся, и это особенно заметно по их взглядам. Они не знают, кем на самом деле является Виктор, но, уверена, интуитивно чувствуют опасное чудовище, скрытое за его человеческой маской. Как, например, тот бармен, что стоит на другом конце стойки: этот человек всегда остерегается смотреть Виктору в глаза.

– Все в порядке? – спросил меня мужчина, когда мы остались одни. Без Евы. Сразу говорю:

– Да…

На утомленном лице возникла недоверчивая улыбка.

Люди совсем не знают Виктора… А что знаю о нем я?

Кто этот человек?

Каким было его прошлое?

Что именно сотворило его таким, каков он есть сейчас?

Я знаю об этом человеке ровно столько, сколько он позволяет мне узнать о себе. И это очень мало.

Возник шум. Я оглянулась.

В этом баре нет ничего особенного: задымленное сигаретным дымом высокое помещение, с десяток квадратных столов и огромный телевизор над стойкой. На большом плоском экране показывают футбольный матч. Забит гол – посетители ликуют.



Марина Рябченкова

Отредактировано: 12.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться