Крылатая парусами

Размер шрифта: - +

Глава 8

Часть III

Леди капитан и Остров Сокровищ

 

 

День у графа Рока де Янна с утра не задался. Да что там день. Неделя. Месяц. Год.

Годы…

Клятых пятнадцать лет пленником на собственных островах, без возможности выйти в открытое море. И, если не хочешь сложить кости там, откуда таким чудом удалось вырваться (бр-р… уж лучше рыб кормить, чем стеречь чужое золото!), и не думай о дальних плаваньях и славных корсарских набегах.

А лавировать между островами своего архипелага… Лорд де Янн чувствовал себя дельфином, которого сетями выудили из родной среды и выставляют на ярмарке в корыте на потеху публике.

При таком раскладе лучше и вовсе не покидать центральный остров, Сторм, не мучить себя лишний раз, не дразнить соленым запахом моря и свободы, видом бесконечных синих горизонтов…

Одна ночь, тогда, пятнадцать лет назад, перечеркнула всю его жизнь, поставила крест на свободе и море.

Один только раз он поверил напарнику, доверился безоговорочно…

Так тот и добычу сгубил, и сам сгинул.

И друга подставил.

Крепко подставил.

Бывшего друга.

Потому как оказалось, не был Морскому Быку Морской Дьявол другом. Была, конечно, когда-то дружба… Да вся вышла. Золото между ними встало.

Жадность Морского Дьявола сгубила.

Был моряком, удача его любила, женщины…

А стерегут теперь его кости обманом добытое, оправдал, стало быть, прозвище, что при жизни получил...

Весна вступала в свои права, снова и снова опадала на Сторм ливнями и грозами.

Как всегда, по весне начал ныть и кровоточить застарелый шрам, напоминая о кошмарных событиях ночи, случившейся пятнадцать лет назад и перечеркнувшей всю его жизнь.

В такое время графу де Янну случалось неделями не покидать башню, жечь курильню, пить вино и менять девок из дома наслаждений, как перчатки.

Но даже сквозь дымную ароматную завесу и терпкий сладкий дурман, сквозь ахи и стоны довольных, как нализавшиеся сметаны кошки, девок, нет-нет, да и пробивался солёный воздух свободы, врезался в ноздри, бил в голову, грыз, раздирал изнутри, звал… В море, в бурю, в ветер… В свободу. Свободу, которая полощет над головой парусами, стелется над волной пушечным дымом, искрит и переливается золотым и серебряным звоном корсарской добычи.

Он ничего не ждал от этого дня. Этого и всех последующих. Когда каждый твой день похож, как две капли воды, на предыдущий, взгляд поневоле устремляется в вечность.

Ровно до того момента, как бумажная чайка пролезла в щель между портьерами, сминая крылья и обрушилась мокрым комком на колени.

Магические чернила не расплываются от непогоды. Почтовая бумага также плотная, способная выстоять против целой вереницы дождей. И всё же почтовые чайки облетают опасные места, чтобы наверняка добраться до адресата.

То, что это письмо попало к нему насквозь вымокшим, значило одно: тот, кто его отправил, хотел, чтобы чайка как можно скорее добралась до адресата.

Граф де Янн торопливо развернул письмо. Стоило пробежать глазами первые же строчки, окаменел. Это было слишком невероятно, чтобы быть правдой! Но, если это так и в письме без подписи - правда, он дождался своего часа!

Неужто… Скоро он покинет ненавистные стены, вдохнёт полную грудь соли, втянет ноздрями бескрайний морской простор.     

А что, если нет? Что, если это обман? Ловушка? Шутка? Но кто мог так пошутить над ним, если там, на Изнанке они были только вдвоём, не считая идола? Он и Морской Дьявол?

Де Янн принялся нервно мерить шагами комнату, как зверь в клетке.

А потом вдруг застарелый шрам задёргался, словно живой, перед глазами потемнело. Подхватив курильню за железные ножки, граф со всего размаха расшиб её о стену, с рычанием, напоминающим рёв дикого зверя, содрал тяжёлые портьеры и швырнул их вниз с ненавистью.

Упёрся огромными ручищами в подоконник, закрыл глаза и вдохнул. Скоро, скоро он вдосталь надышится морем и в глотку морскому дьяволу сомненья!

 

***

 

Он ждал, что сегодня придут. Ощущал кожей, чуял безошибочным нюхом морского волка. Что-то изменилось в самом воздухе ровно в полночь.

Шрам налился кровью, запульсировал, скрутился жгутом… де Янна привычно скрючило, затрясло, а потом граф Рок де Янн перестал его ощущать. Впервые за пятнадцать лет.

Это означало одно. 

На его острове - часть клада. Ключ к сокровищам Призрака.

Если верить утренней чайке, только близость ключа (не милость же Хранительницы, смешно, ей-богу!) способна снять с него проклятие.

Рок со вдохом закинул руку за спину, скользнул пальцами в ворот. Шрам всё ещё был там. Чтобы он исчез окончательно и дал бывшему корсару свободу, нужно, чтобы ключ попал к нему в руки.

И он уже приближался. Сам к нему шёл!!

Дверь за спиной открылась бесшумно. О том, что в комнату вошли де Янн понял по колебанию воздуха, облизнувшем шею.

Поступь лёгкая, осторожная.

Его добыча тихо закрыла за собой дверь и застыла, словно затаившийся перед прыжком зверь.

Безошибочное чутьё определило женщину. Стало быть, тот, кто прислал письмо не соврал. Леди капитан…

Знает ли она, что сама принесла сюда то, что освободит его, Рока де Янна, от проклятья? Знает ли о проклятье вообще? Если да, то она и вправду так умна и опасна, как поведала чайка. Тем интереснее взглянуть на неё…  

Он не удержался, чтобы пошутить.

Притворившись, что принял её за шлюху, приказал размять ему плечи (интересно, а что она сделала со шлюхами? Впрочем, их судьба волновала сейчас графа Рока де Янна меньше всего).



Диана Хант

Отредактировано: 29.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться