Крылатая. Танец в огненном круге

глава 5

В путь-дорогу меня собирали всем семейством вот уже несколько дней, что пугало меня каждый раз с новой силой. И изо дня в день все сильнее. Каратай был вредный (хотя он такой всегда), Яр нервный. Ольха так и вообще, словно с цепи сорвалась.

Вот и сейчас, наблюдая, как она собирает меня для поездки в столицу, мне казалось, что меня снаряжают в ссылку. Да такую дальнюю и лютую, что на пути я не встречу не только цивилизованного, но даже просто разумного общества. Последней каплей стали панталоны с начесом, которые боровичиха с деловитым видом встряхнула и выставила на свет из окна, проверяя на наличие прорех.

Я молча встала и вышла из комнаты, бывшей когда-то моей. Вздрагивала чуть ли не на каждом шагу, спускаясь по лестнице. Мне было страшно ехать в столицу, а теперь, после этих панталон, мне вообще никуда ехать не хочется. Хотя, Яра они повеселят. Зная его нрав, я уверена, что желание размножаться сей аксессуар дракону не отшибет. Даже если я вся с ног до головы покроюсь лишаями, Яр это назовет «пикантным» и совершенно не смутится.

Спустившись вниз, я стала свидетельницей того, как одного оболтуса-мутанта пытались лечить два неумехи-лекаря и один некромант. Наблюдая за сим процессом, я поняла, что если не вмешаюсь, то некромант понадобится сию же секунду.

Катрим шмыгал носом и тер красные глаза. Вяз предлагал ему натереть нос керосином, Хмель – выпить два литра теплого пива. Каратай просто катался по столу от смеха. Анисий, стоявший на посту у окошка, заметил меня и помахал листочком. Потом махнул на наших «лекарей» и покрутил в воздухе веткой. Видимо, так он намекал на умственные способности кого-то из них. Или на всех сразу.

- Вот скажи мне, друг мой земноводный, - постанывая, произнес ворон, - какой леший тебя понес в прорубь?

В ответ Катрим только носом шмыгнул и печально вздохнул. Кстати, процесс его мутации уже был необратим, и на суде всем пришлось признать, что домой его будут возвращать именно таким. Парень такому повороту событий был рад. Родители… батюшка выразил свое отношение к суду в очень грубой и заковыристой словесной конструкции. Матушка была лаконичнее. Просто бухнулась в обморок, и всё.

Теперь Катрим вернулся в академию, где ему выделили отдельную комнату с огромным аквариумом, наполненным водой.

- Ностальгия, - с сочувствием произнес Вяз и принялся натирать чешуйчатую спину Катрима какой-то мазью.

Я принюхалась. Хороший выбор, одна из самых лучших в нашем арсенале.

- У меня от кипяченой воды кожа зудит, - прогундосил мутант, - а из пруда вода быстро зацветает. Кинар ругается.

Мы все опять с состраданием кивнули.

- Ну, сам виноват – теперь терпи, чего уж, - «утешил» парня Каратай.

Я молча полезла под прилавок, проверять запасы и готовые заказы. В выходные в лавке дел даже больше, чем в будни. Работы непочатый край, и я с самого утра бегала из комнаты в комнату, приводя дела в порядок. Поди знай, сколько я в столице торчать буду. Каратай упрямо настроился ехать со мной, мотивируя это тем, что с мужем я не везде смогу появится, а с говорящим вороном — дело другое. Я намекала, что в столице мне мастер не нужен ни как аксессуар, ни как компаньон, ни еще как… Мои намеки нагло игнорировали.

- А ты чего там ползаешь, а? – каркнул ворон где-то над самой моей головой.

Я от неожиданности даже подпрыгнула, больно припечатавшись о прилавок темечком. Жалобно звякнули склянки на полке за спиной. Весело посыпались звезды из глаз.

- А где мне ползать? – кряхтя, уточнила я, выползая на белый свет.

- Дома, - заявили мне. – Тебя твой змей час назад разыскивал.

Я приостановила выползание из своего укрытия и зло глянула на ворона.

- А раньше мне сказать нельзя было?

- Так ты по сугробам металась, заказы разносила, - без тени смущения ответили мне.

- Так я уже четверть часа, как по дому мечусь, - прошипела я.

- Так ты журнал заполняла, дела доделывала, - беспечно заявили мне.

- Так я их доделала.

- Так я и сказал, - заявил Каратай, расправляя крылья.

В тот момент, когда я почти уже нашарила под прилавком банку с чем-нибудь жутко едким и страшно опасным для жизни, птица хихикнула и улетела к Катриму.

- Давай, беги домой, а то дракон твой опять злющий был, как демон, - отозвался оттуда ворон. – Думал, ты в подвале химичишь, а мы тебя покрываем.

Я все же встала и расправила платье. Катрим послал мне понимающий и очень красноречивый взгляд. Да я сама все понимаю. Уже бы отбыла срок на каторге и зажила бы счастливой жизнью. А я все терплю. А ведь вокруг сугробы, мороз… мастера же до весны никто и не отыщет. Хотя, и искать особо не будут. Я тряхнула головой, отгоняя соблазнительные мысли, и вывалилась в объятия мороза, кутаясь по самый нос в пушистый шарф и застегивая на ходу теплый тулуп. Плащ у меня жестоким образом отнял супруг, вручив это тяжеленное и жутко теплое одеяние. Выйдя на улицу, я малодушно подумала, что те самые панталоны — не такая уж плохая идея?

Зима была злющая, словно мстила нам за раннюю весну и жаркое лето. Мороз вгрызался в щеки и нос, лицо, казалось, готово было треснуть от холода. При вдохе чудилось, что воздух оседает в легких тонким слоем инея. До дома я дошла уже порядком отмороженная и совершенно негнущаяся, переваливаясь с ноги на ногу, как на ходулях.

Дом родимый встретил меня грохотом и звоном. Супруг нашелся в спальне, воюющий с нашим платяным шкафом. Даже землеройка не смогла бы так ввинтиться в тряпье, как это сделал мой супруг.

- Ты меня искал?

Яр вздрогнул и выполз из шкафа, сжимая в руке пару шерстяных носков. Мои носочки, между прочим. Не в компанию ли к панталонам их назначили?

- Искал, - пропыхтел дракон. – Ты вещи собрала?



Анна Калина

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться