Крылатая. Танец в огненном круге

Глава 7

 

- Эти обугленные камни еще не признак возрожденного культа! – громыхнул за дверью чей-то бас.

- Ага, а тот конец света нам всем померещился, - голос Яра спутать ни с чем нельзя было.

Наша шальная четверка засела в углу возле двери и чутко вслушивалась в каждое слово, доносящееся из зала. Стражи спорили и ругались, их горячие словесные баталии изредка прерывал своими издевками мой муж.

- Брат, Ярвиолас!! – рык на грани рева.

- Что? Вот что я такого сказал? – в тоне Яра не было и намека на раскаяние. – А, нет, я сказал вам, что мне вся эта ерунда с нечистью не нравится, но вы меня проигнорировали… Мастер, в ваши годы до склероза еще далековато.

Я начала опасаться, что Яра прирежут прямо на совете. Каратай довольно крякнул и принялся клевать горбушку хлеба с утроенной силой. Яков всех нас снабдил перекусом из хлеба, сыра и соленых огурцов. Мы это все сложили в бутерброд и закусывали петрушкой. Вся гамма витаминов и микроэлементов за один укус. Только пить очень хотелось.

- Волнения среди людей растут, - прозвучал чей-то полный спокойствия баритон, - Мастер Дорхэ прав. Людям итак внушают, что мы виновны в недавних событиях. Лучше проверить все еще раз, чем проворонить возрождение культа.

- Да как им возродиться?

- Ну, у нас тут навьи твари по башне гасали, чего только не случается на нашем веку, - расхохотался дракон.

- Зараза огнедышащая, - с восхищением прохрипел Быль, припадая ухом к двери.

Яков отчаянно закивал в ответ на сию реплику, Каратай снова с размаху влепил по горбушке клювом. Я старательно жевала бутерброд. Сухомятка очень коварная штука. И о ее коварстве я успела забыть, расслабившись от заботы Ольхи. Она бы меня за такие перекусы убила бы. И мастер Болот сухомятку не одобрял. Поэтому мой внезапный «ик» напугал не только моих сообщников, но и меня саму. Я поспешно зажала рот рукой и потянулась к фляге, которую для меня заботливо открыл Яша. До первого глотка из меня так же неожиданно вылетел «хрюк» и…

Того, что двери распахнутся так внезапно не ожидал даже Быль. Призрак отважно вырвался на передовую, попытавшись прикрыть нас от обалдевших стражей.

- Выспалась? – с издевкой уточнил у меня Яр.

Желание скончаться мгновенно и, желательно, посредством самовозгорания было столь сильным, что я и вправду ощутила жжение в области лица. Увы, это была всего лишь краска стыда.

- И покушала, - отшутилась я.

Ну а что? Я уже опозорилась и единственное спасение – это делать вид, что так задумывалось с самого начала. А жизнь с Яром развивает чувство юмора в геометрической прогрессии. Кто-то тихо хихикнул в ответ на мою заявку, попытавшись скрыть веселье за имитацией кашля. Ну, хоть не зря позорилась. Подняла кому-то настроение.

За огромным дубовым столом сидело человек двадцать, все одинаково выряженные в черные рубахи и штаны, сверкали серебряные подобия доспехов. Все стражники поголовно носили облегченную версию рыцарских лат. Литые наплечники и пластины – браслеты, защищавшие руки до самых локтей. Кольчугу заменял широкий пояс с серебряными вставками, защищавший живот и спину солдата. На незамужних девиц сей вид спецодежды производил сердцедробительный эффект. Да чего юлить, я сама тихо млела от вида Яра в униформе.

- Яков! – гаркнул один из стражников, сидящий напротив Яра, - Я же приказал проверить припасы.

Из-за моей спины медленно, словно обреченный на казнь, вышел Яков. Быль продолжал все это время маячить перед нами и уходить не желал. Только Каратай был полностью увлечен выданной ему горбушкой и самозабвенно тарахтел клювом по полу. Непрошибаемый переродок. Некромант одним словом.

- Это я Данюшу сюда заманил, - вздохнул Быль, - встретил давнего приятеля по некромантскому прошлому, решил повыделоваться. А Яша меня останавливать шел.

Стражи все как один закивали головами, давая понять, что о Яшиных бдениях под дверью знают все без объяснений. Я молча стояла в дверном проеме, теребя в руках бутерброд. Яр устал скалить зубы и, вскочив со своего стула, махнул мне рукой. Мол, входи.

- И в самом деле, господа, - бодро заявил мой супруг. – Тут нет такой уж тайны, чтобы парня из-под двери гонять.

- Яков еще только служка, - ответил сосед Яра, - он не может присутствовать на совете.

- Так он и не станет стражем, - пытаться заткнуть моего мужа, все равно что черпать воду дырявым ковшом. Бесполезно. - Он в этой башне с десяти лет торчит, видит только плесень и крыс. Где ему опыта набираться? Данни, не стой там, продует.

Я вздохнула и прошмыгнув сквозь Быля, потопала к супругу. На ходу пискнула «деньдобрый», подошла, села, смерть от стыда происходить со мной отказалась.

- И то верно, Данка про тот конец света знает больше вашего, - заявил наевшийся Каратай, - без нее вы бы те воронки и не знали бы как заткнуть.

Ворон спокойно прошагал в зал и вспорхнул на спинку моего стула. В звенящей тишине мне померещился стук падающих челюстей. Да, такого разгильдяйства эта Башня еще не знала.

- Это кто? – отошел от шока обладатель баритона и ткнул пальцем в Каратая.

Сидел этот господин во главе стола на огромном резном стуле. По грозному взгляду и увесистой цепи с орденом, свисающей с могучей шеи, стало ясно – он тут главный.

- Опекун ее и мой приятель студенческий, - поспешил с разъяснениями Быль.

Мужчина взглянул на Каратая долгим, задумчивым взглядом. Потом на Яра. Потом на меня.

- Так тебе и надо, змей, чтобы жизнь малиной не казалась, - расхохотался мужик. – А девочка славная. Поздравляем!

Двадцать глоток в один голос, словно эхо, подхватили этот выкрик. Я даже вздрогнула, но Яр успокаивающе потрепал меня по коленке.

Когда вспышка всеобщего веселья подутихла, стражи снова стали хмурыми и задумчивыми. Яков скромно жался в углу возле камина. Быль шатался по залу, словно следовал за порывами сквозняка. Я старалась не привлекать к себе лишнего внимания, но то и дело ловила на себе чей-то задумчивый взгляд.



Анна Калина

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться