Крылатая. Танец в огненном круге

Глава 9

- Я бы хотел поговорить с тобой, Данна, - голос Зара прозвучал очень неожиданно, заставив вздрогнуть.

Яр вопросительно изогнул бровь и перевел взгляд на князя. После нашей «милой беседы» с Заром, придворные стали рваться к князю с разного рода прошениями и нас оттеснили от трона. Но, не успела я выдохнуть и обрадоваться тому, что ухожу, как князь сам догнал меня.

- Вы не будете против? Ваша светлость? – Святозар перевел взгляд на Яра, - Я бы хотел поговорить с вашей супругой, но без свидетелей. Это важно.

Яр молча перевел взгляд на меня, отмечая мои реакции на слова князя. Не хотелось отпускать руку мужа, не хотелось куда-то идти с князем. Но мне не три года и бегать от прошлого самое последнее дело.

- Это решать только моей супруге, - Яр осторожно поцеловал мне руку, - я поддерживаю любые ее решения.

Я улыбнулась в ответ мужу. Это такой пустяк, просто слова. Но в мире людей, эти слова звучат как вызов. Женщина здесь лишь придаток мужа. Бесправное и бессловесное существо, удел которого рожать детей и печь пироги. Угождать мужу, быть покорной отцу. В этом мире женщина –вещь, и произнеся свои слова, Яр ненавязчиво подчеркнул ту пропасть, что разделяла мир людей и магов. Отец воспитал меня так же, от того мне тяжко дались уроки жизни в приюте.

- Похвально, - сипло отозвался Зар и протянул мне руку, - тогда пойдемте, княжна.

Я, обмирая от волнения, положила свои пальцы поверх княжеской руки. Что ему от меня нужно? Мы медленно прошагали по тронному залу, пока за нашими спинами не сомкнулись тяжелые края бархатной шторы, скрывавшей дверь за троном. В княжеском кабинете, Зар все же отпустил мою руку.

Здесь мало что изменилось со дня смерти старого князя. Те же громоздкие настенные панели из дорогого дерева. Темная мебель, темные шторы. И множество трофейных голов, убитых на охоте животных. Это была страсть старого князя, которая передалась и сыну. Десятки стеклянных глаз, впились в меня замершими взглядами. Навечно застывшие в диком оскале волчьи головы, медвежьи, лисьи. Величественный олень, тупо глядящий в одну точку пустыми стекляшками глаз.

Мне всегда было здесь страшно и душно, словно на живодерне. Все эти трупы, шкуры, рога. Вся эта жестокость, выставленная напоказ, словно величайшая заслуга. Парад смерти и извечной человеческой ненасытности. Будто весь мир создан лишь с одной целью – быть игрищем, для жестоких забав людей. Ничего не меняется… все те же места, все те же люди, все те же увлечения…

- Присаживайся, - Святозар кивком указал мне на кресло у окна, сам же так и остался стоять, не присаживаясь.

Меня слегка коробило это, сквозящее в каждой фразе «ты», словно наше давнее знакомство снимало с него часть вины. Словно напоминая мне о прошлом, он пытался переломить мое отношение к нему в настоящем. Смешно.

Я покорно уселась в кресло, сложив на коленях руки, готовая слушать пресветлого правителя мира людей. Слушать, но не прощать.

- Прости меня, Данна…

Хриплый, полный невыносимой муки голос прозвучал в тишине кабинета громче выстрела. Я пару раз моргнула и уставилась на князя. Он так и стоял передо мной лицом к окну. Из фигуры ушло то величие, с которым он восседал на троне. Плечи опустились, спина ссутулилась. Из глаз ушел надменный блеск. Князь устало стянул с головы золотой венец и небрежно отшвырнул его на пустующее кресло.

- Если сможешь… Прости.

Я не знала, чего он ждет от меня. Точнее знала, но не понимала, как на такое можно расчитывать. Неужели, обыденное «прости» способно перевесить пять лет мук и терзаний? Боль утраты, горечь позора? Я удивленно таращилась на Зара и не находила слов в ответ. Сказать «прощаю» не поворачивался язык, так как это будет ложью. Утешать? Он этого не заслужил…

- Я постараюсь, присветлый князь, - решилась я на едва слышную реплику.

Зар отшатнулся и шумно втянул воздух в легкие, словно от моих слов ему сделалось дурно. Не ждал такого ответа? Увы, лгать я не намерена. Князь прошелся по комнате, тряхнул золотистой гривой волос.

- Данна, ты судишь меня за то, в чем я не виновен! – резко обернувшись, выдохнул Святозар. - у меня не было власти остановить отца!

- Я знаю, - мой ответ прозвучал спокойно и холодно.

Да, я это знала и все знали. Князь Велимир был настолько потрясен новостью о предательстве отца, что и слушать никого не хотел. Хотя, нет, кое-кого он слушал… Храмовников.

–Ты не мог остановить казнь. Тогда за что ты извиняешься? – я смотрела прямо ему в глаза.

Зар сдался первым, отводя от меня растерянный взгляд. Мы оба знаем, за что, но я хотела бы услышать это от Святозара. А он медлил. Да уж, существуют такие поступки, которых одним только дружеским «ты» не перечеркнуть.

- Прости. Я не смог. Слишком серьезно…

И снова тишина. Вязкая, колючая, болезненная. Она выматывала, поднимая со дна памяти образы, которые я старательно пыталась забыть. Перевернутый стражей дом. Сломанные цветы и разбитая ваза. Бледный отец в тюремной хламиде. Серые стены приюта и черный взгляд  Фомия…

- Ты обещал, что защитишь, - это прозвучало тихо, но зло. Я сама не ожидала, что смогу сказать это не заплакав, - Ты клялся, что вытянешь меня из приюта! Клялся!! Но, получил престол и забыл о своих клятвах. И теперь говоришь мне «прости»?

Он снова поморщился, отводя взгляд в сторону. А я жалела, что дала волю давней обиде. От нее не станет легче, она и так годами разъедала меня, как кислота. Я разучилась верить людям, верить друзьям… Верить в любовь.

- Зар, - я глубоко вдохнула и продолжила. – Мы уже не дети. Не трави мне душу и не трать силы на глупые слова… Я и вправду благодарна тебе за все это… Не более.



Анна Калина

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться