Крылатая. Танец в огненном круге

Размер шрифта: - +

Глава 11

- Ты мне скажешь, в чем вчера было дело или нет? – лез ко мне в душу Каратай.

Мне отчаянно хотелось сказать мастеру «нет» и выставить его прочь из подвала. Заманчивая такая мечта, но увы, не выполнимая. Поэтому я, не поднимая глаз от увеличивающего кристалла, угрюмо буркнула:

- Вчера я встретила Фомия.

Каратай задумчиво почесал себя лапой за ухом и насупился, распушив жиденькие перышки. У мастера всегда зимой линька начинается. Все у него не как должно. Мы сидели в подвале, который мне выделили для моих «забав», как выражался Яр. Прислуга вздрагивала и шушукалась, стоило мне направиться к заветной двери, а после моего выхода из подвала дружно выдыхала с облегчением.

- И он жив остался? – хихикнул ворон. – Я думал наш дракон скор на расправу.

Я снова уткнулась носом в предметное стекло, под многократно увеличивающим кристаллом.

- Я Яру только дома рассказала. Побоялась, что он Фомия разорвет голыми руками.

- Туда ему и дорога, - равнодушно сообщил ворон. – Скольким детям он жизнь покалечил, а скольким еще покалечит. Порой, убийство – это не преступление, а единственно верный шаг.

- Злой вы.

- Справедливый.

Я промолчала, передернув плечами. Мне всегда было гадко вспоминать приют, и от мысли, что Фомий нашел на ком сорвать свою злость после моего отъезда, становилось совсем дурно. Всю сегодняшнюю ночь я ворочалась и вскакивала в постели, потом просто молча лежала и смотрела в потолок, прислушиваясь к мерному дыханию мужа. И жалела, что, когда в моих руках был кнут, я не придушила им Фомия еще в приюте.

В дверь подвала нерешительно поскреблись, потом так же осторожно постучались. Войти не решались, но я и так знала кто пришел. Вся остальная прислуга под страхом смерти бы сюда не спустилась.

- Входите, Лукъян, опасности для жизни нет, - позвала я.

Дверь противно скрипнула и в образовавшуюся щель просунулась голова дворецкого. Потом и весь он осторожно просочился в помещение.

- В прошлый раз вы тоже так сказали, госпожа, - вздохнул мужчина. – а вышло…

Я покраснела и виновато потупилась. Да уж, некрасиво вышло. Прислуга не просто так от меня шарахается, а после того, как Лукьяна обрызгало едким паром. Я то, отскочила в нужную минуту, а вот дворецкий среагировать не успел. Хвала небу моя регенерирующая мазь всегда при мне. Вон, у Лукьяна даже кожа с лица уже не облезает, а стала ровная, гладкая, как у младенца. Еще брови отрастут и станет как прежний.

- Так ты тогда ввалился сразу после стука, - расхохотался Каратай. – Кто ж так в лабораторию входит? Нужно осторожно, постепенно … и, желательно, с ведром на голове.

Лукъян со странным взглядом посмотрел на ворона, а потом снова глянул на меня. Не понимают люди в чем веселье жить в теле птицы. Для них мастер что-то вроде циркового уродца и необъяснимого чуда в одном флаконе. Одни служанки с любопытством разглядывают, другие- сторонятся.

- Там к вам гости, госпожа, - откашлявшись, сообщил Лукъян. – Я проводил их в гостиную.

Мы с Каратаем переглянулись. Я никого не ждала, мастер и подавно. Яр уехал по делам еще до рассвета. Так что в гостиную я входила, как в лабораторию. Тоесть осторожно и постепенно… но без ведра.

- Данька! – встретил меня вопль Ули.

И моя развеселая подруга полезла обниматься. Сева просто молча помахал мне и, стряхнув с мантии крошки, поднялся с дивана. Катрим вскочил сразу, едва не опрокинув столик с чашками. Людо-рыб меня в этой компании удивил больше всех.

- Привет ребята… - протянула, ошарашенная я.

- А вы откуда нарисовались, оголтелые? – пока я молча удивлялась, Каратай резал правду-матку прямо в лоб.

Ребята слаженно вздохнули и принялись глядеть по сторонам. Особенно виноватым выглядел Катрим. Особенно решительной оказалась Уля.

- Дань. Нам жить негде, - созналась подруга.

Я поняла, что совершенно ничего не поняла. А Улино признание выбило меня из колеи окончательно. Но, мир не спешил баловать меня подсказками, а посему мне подкинули новый ребус.

- Из-за меня, - покаянно сознался людо-рыб.

Первое, о чем я подумала, это то, что лавка все же сгорела. Но тогда бы просил прощения Сева. Поэтому я впала в повторный ступор и пыталась разгадать усложнившийся ребус. На помощь мне как всегда пришел Сева.

- Дань, мы в столице проездом, - вздохнул алхимик. – Только вот приехали. Решили, заселимся в гостиницу и нагрянем к тебе, сюрприз делать.

- А тамошний хозяин, как меня увидел, так и заорал благим матом… - удрученно заявил Катрим.

Представляю его реакцию (я про хозяина). Катрим к зиме линять начал и теперь часть чешуи отваливалась, уступая место новой, прорезающейся из-под кожи. Пускай парня и завернули в шарф, и шапку на глаза надвинули, но вид был как у прокаженного. Одни глаза чего стоят. Горчично-желтые с вертикальным зрачком. Это вам не Нуир, тут народ непуганый, нежный, нервный…

- Таким же матом орали во всех гостиницах, - подтвердил мои опасения Сева.

- А на улице спать холодновато, - хихикнула Уля, - так что мы сразу двинулись к тебе. Не прогонишь?

О, боги, а я уже думала, что там пожарище в Нуире и мои боровички, роясь в пепле, спасают остатки дела мастера Болота. Представляла Ольху в слезах, Вяза в унынии. Хмелика даже представлять было страшно. А тут такая ерунда.

- Конечно оставайтесь, - кивнула я и собралась позвать Лукъяна.

- Комнаты готовят, - послышался его голос из-за спины.

Он меня пугает своей расторопностью. Честно, нужно его пальцем ткнуть, вдруг не человек. Мы уселись за стол уже все вместе. Катрим даже из шарфа размотался, но опасливо поглядывал на Лукъяна. Дворецкий сновал по дому с таким видом, словно мутанты толпами пересекают порог сего жилища. Героический мужчина.



Анна Калина

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться