Крылатая. Танец в огненном круге

Глава 13

ГЛАВА 13

 

- Прямо вот так и сказал? – с придыханием спросила Уля.

- Вот так и сказал, - вздохнула я, со злостью разминая тесто на усыпанном мукой столе.

- А ты что?

Улька потеряла интерес к готовке, увлеченная моим рассказом про разговор с Заром. Эта беседа не шла у меня из голову всю обратную дорогу. Поведение Святозара не укладывалось в голове, его признания казались глупыми и неуместными. Вся сложившаяся ситуация напоминала какую-то третьесортную пьеску.

- А я замужем, - фыркнула я и подтолкнула к подруге миску с фаршем.

Я же занималась тестом, по секретному рецепту Ольхи. Говорят, тесто следует месить без жалости, вот я и колотила его не сдерживаясь, благо злости в душе было столько, что хоть раздаривай. А готовка меня всегда успокаивала.

Уля надула губки и со вздохом принялась за работу. В печи потрескивали угли, пыхтел и «вздыхал» пирог, поставленный туда недавно. Аромат сдобы повис в комнате. От сердца немного отлегло.

- Что-то они там тихо, - вздохнула подруга, осторожно подходя к кухонному окну.

В кухне мы с ней были одни, распугав прислугу своим визитом. Ну да, жена княжича с подругой явились в закопченное помещение кашеварить. На меня поварята глазели, как на полоумную, пока Лукьян с присущим ему равнодушным видом не вытолкал зевак за дверь. Похоже, он там до сих пор маячит, оберегая нашу с Улей идиллию от назойливых глаз.

Я тоже прислушалась, но ничего не услышала. Только деревья шелестели за окном голыми ветвями, да каркали вороны, вышагивая по снегу. Ни лязга металла, ни ругани.

- Зато и криков «Лекаря!» не слышно, что обнадеживает, - хихикнула я.

- Может он уже просто не нужен?

Подруга прильнула к стеклу, пытаясь разглядеть что-то за окном. Я тоже подошла к ней, вытирая руки о передник. Три силуэта на белом фоне свежевыпавшего снега виднелись отчетливо. Двое активно шевелились, третий стоял и зябко ежился. Увы, повлиять на сие безобразие мы не смогли. Уля не сумела, я не успела. Так что сейчас Яр активно гонял Листика по сугробам в одной рубашке и с боевым мечом в руках.

Листик двигался… еще двигался. Его перебежки были полны решимости, но лишены грации и ловкости. Сева застревал в сугробах падал в снег, но каждый раз поднимался и бросался на Яра с боевым кличем. Катрим пока что только наблюдал за тренировкой, но Яр уже помахал людорыбу, что означало, что и в его перепончатые руки вставят клинок.

- Смотри, Сева уже почти не падает, - решила я обнадежить подругу.

Вышло фальшиво, особенно когда Листик промчался в опасной близости от меча Яра. Дракон оружие, конечно убрал, но сердце у меня успело упасть в пятки и снова подпрыгнуть к горлу.

- Лучше бы он поломал что-то, - с надеждой протянула Улька, - Я бы его в гипс завернула и к кровати для верности привязала.

- Ты злая.

Уля отлепилась от окна и, уперев руки в бока, сварливо заявила:

- Да? Это у тебя муж косая сажень в плечах. Да на него никто нападать и не подумает. А Сева?

А чего сразу такая агрессия? Между прочем моя «косая сажень» для ее, Улиного, блага старается.

- Так Сева для того и тренируется, чтобы тебе с ним не страшно было, - примирительно заявила я.

И попутно вспоминала рецепт успокоительного настоя, который можно замаскировать под липовый чай. Ульку так легко абы чем не напоишь, тут смекалка нужна, как в ловле зайца.

- Так мне с ним теперь еще страшнее будет, - уже откровенно плаксиво, заявила моя издерганная лекарка, - Если раньше я боялась, что его просто изобьют, так теперь боюсь, что он еще и сдачи дать попробует… и получит вдвое сильнее.

Такого нестандартного отношения к ситуации я не ожидала от Ули.

- Так, доставай пирог из печи, а этот пока пускай отдыхает, - решительно заявила я, снимая передник.

Улька метнулась к печи, где уже окончательно «зарумянился», мясной пирог. Еще не угли, но еще миг и вместо сытного и вкусного обеда, можно получить чудное домашнее средство от кишечных расстройств.

- Хочешь их отвлечь пирогом? На еду выманивать будем? – с надеждой уточнила Уля.

- Нет, - я накрыла таз с тестом полотенцем, - просто покормим, им еще час на морозе скакать. – Потом чая отнесем. И пускай Яр их еще погоняет.

- А Сева? Он же…

- А Севе нужно тренироваться вдвое больше, чтобы ты, истеричка, вместо материнского инстинкта, ощущала за него гордость.

Пока Уля открывала и закрывала рот в поисках достойного ответа, я уже перекладывала пирог на блюдо. Потом, не давая Ульке опомниться, вручила ей блюдо и вытолкала из кухни. Мы с подругой так увлеклись, что забыли о том, что Сева Лист не только наш друг, единомышленник, но еще и мужчина. Взрослый, умный, решительный. И его желание стать еще и сильным защитником для своей избранницы, достойно поощрения и уважения. Хорошо хоть Яр это понял сразу, а я, как всегда, с большим опозданием. Может, и до Ульяны дойдет…

***

Снег приятно хрустел под ногами, слепил глаза девственной белизной. Из сверкающих на солнце сугробов торчали черные стволы деревьев с ветвями – лапами. Аромат свежей сдобы смешивался с морозным воздухом, пар от выпечки поднимался вверх, унося тепло к блестящему в небе солнцу.

Катрим уже присоединился к тренировке. Яр гонял обоих парней по кругу, жонглируя мечом, перебрасывая его из руки в руку. Мой супруг всем своим видом подтверждал то, что у драконов вместо крови лава. Яра совершенно не смущал мороз и он красовался без рубахи, играя мышцами перед потрясенной публикой. Я уже привыкла, а вот Улька чуть в сугроб не рухнула, заглядевшись. Мне даже обидно стало, от такого ее поведения. Подруга, а на чужого мужа заглядывается!



Анна Калина

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться