Крылатая. Танец в огненном круге

Размер шрифта: - +

Глава 18

Бубенцы весело звенели, разгоняя сонный морозный воздух. Кони выдували из ноздрей струи пара, фыркали и быстрее трусили по хрустящему снегу. Сани резво катились на окраину города, куда мало кто заглядывал, разве что приблудные коты да собаки. Если учесть, что друг Нуки ученый, то его выбор я одобряла. Начаровал чего, так и самому сбежать проще и другим меньше достанется.

Домик был добротный, хоть и стоял неровно, словно клонился от усталости. Стройные башенки из черного камня, флюгер в виде крылатого пса, блестящие чистотой оконца с узорчатыми вставками. Домик мне понравился с первого взгляда, было в нем что-то родное и уютное.

Нука зачарованно осмотрел дом, сунул банку с Ешей мне в руки и нервно одернул измятую мантию. Листик заботливо отряхнул мастера от осыпавшегося на плечи снега. Мы все дружно выстроились у дубовой двери с серебряным молотком.

- Вы только того… - промямлил Нука.

- Прикинуться нормальными? – ехидно уточнил Лист.

Я только глупо хихикала, а сидевший на плече Каратай горестно вздохнул, его тягостный вздох продублировали в недрах банки. Нука постучал в двери. Тишина.

- Ушел, видать, - вздохнул мастер, - не дождался.

Но, загрустить мы не успели. Для начала в доме что-то ухнуло, потом бухнуло, потом принялось кряхтеть и охать. И двери распахнулись, открыв нам пустой и темный коридор.

- Че встали? – сварливо уточнил кто-то, - или заходите или идите с миром, нечего мне тут сквозняки напускать.

От такого «гостеприимства» опешил даже Каратай. Нука осторожно наклонился, пытаясь заглянуть в недра дома.

- Нам бы мастера Карье, - робко произнес мастер.

- Занятой он, - огрызнулся голос, - ждать велел.

- А вы даже не спросите кто мы такие? – не выдержала я, - вдруг мы воры.

- Ой, воры… ха, уморила, - мерзко захихикал голос, - лекарка и кучка алхимиков. Одним словом толпа малохольных, какой от вас вред?

- Да кто ты такой? – не выдержав, огрызнулся Катрим.

Его голос звучал глухо из-за шарфа намотанного на шею и шапки, сползшей на самые глаза.

- Я? – зло уточнил голос, - хранитель я!

И в дверном проеме материализовалось облачко, вскоре принявшее очертания старика с клюкой. И тут хранитель! Везде они есть и везде у них мерзкий и склочный характер. Не зря их тот свет не принимает, на кой им сдалось вечно брюзжащее нечто?

- И моя опора и поддержка, - шутливо высказался кто-то во мраке коридора, - простите его, он с утра не в настроении.

- Так метель, кости ломит и… - начал было жаловаться дух и опомнился.

Ну да, кости давно сгнили, но сам факт метели воскрешает в душе память о ревматизме, а оно, в свою очередь активизирует старческую любовь к жалобам. Знаем, у меня одно пернатое есть с такими же заскоками.

А хозяин дома уже вышел из тени и бодро шагал к двери. Темно синяя мантия развевалась на ветру, на ней сверкали серебром древние руны. Седая борода мага красиво струилась до самого пола, а волосы были связаны в элегантный хвост на затылке. При всем желании, назвать этого человека стариком не повернулся бы язык даже у самого придирчивого наблюдателя. Мастер Карье держал спину ровно и шагал так, словно еще недавно бегал по тренировочной арене. Вот что значит, боевой маг! Это вам не близорукость пополам с плоскостопием, как у нас. Тут выправка до гроба остается.

- Добрый день, мастер Нука, - улыбался маг, - рад встрече. А это ваши друзья?

- Студенты, - смущенно признался Нука, - признаться, без них бы я до ночи блуждал в городе.

Хозяин дома весело рассмеялся и пригласил войти. В гостиной был накрыт стол к чаепитию, в камине весело трещали дрова, тепло окутывало с порога в мягкий кокон и сразу появлялось ощущение, что ты дома. По воле кряхтящего духа на столе появились горячий чайник и пирожки. Сам дух то появлялся перед глазами, то полностью терял осязательную оболочку, превращаясь в «голос из неоткуда»

- Смеян хороший, - смущенно пояснил Карье, - просто гостей не любит.

- А духи все такие, в Нуире от них тоже одни только вопли и стоны, - отмахнулась Уля, а потом, спохватившись, выдохнула: - Простите.

Карье опять заулыбался и даже махнул рукой туда, где скрылся ворчливый дух. Мастер не выглядел ни обиженным ни задетым. Он выглядел странным. Я рассматривала его из своего места за столом и пыталась отогнать странную мысль о том, что я уже видела этого человека. Где? Когда? Не знаю. Но ясные, голубые как небеса глаза не давали мне покоя.

А тем временем беседа текла своим чередом, к пирожкам добавились блины, потом подоспели плюшки. Запах липы и мяты витал  воздухе, пока за окном ревела вьюга.



Анна Калина

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться